Городская под­каб­луч­ная

Какая пражская досто­примеча­тельность одновременно может восхищать и вызывать раздражение? Подсказка: есть версия, что именно она дала столице эпитет «золотая».

­
Если не знаете ответ на поставленный вопрос, значит, вы не спускались зимой по Нерудовой улице, припорошенной снегом; не бродили по району Новый Свет после летнего дождика; не бежали по форме Black Tie через Старомнестскую площадь, опаздывая на концерт; не догоняли ночной трамвай в районе Малостранской площади… Одним словом, вам не пришлось испытывать прочность собственных ног на пражской брусчатке. О ней и пойдёт речь.

Хорошо зарекомендовав себя в виде напольного покрытия, камень шагнул из средневековых жилищ на улицы – им попробовали устилать городские дороги. В Праге для этого подбирали небольшие валуны у побережья реки Влтавы и выкладывали друг к дружке на ширину повозки: строго от пункта А до пункта Б. Размер той части валуна, что оказывалась сверху, должна была превышать размер конского копыта и называлась «голова». С течением времени камни утрамбовывались в землю под воздействием гружёных телег и лошадок-тяжеловозов, становились округлыми и зачастую трескались. Острые края лопнувших валунов торчали посреди дороги, как кошачьи ушки. Так, по версии историков, возникло название столичной брусчатки – «кошачьи головы». Увидите в центральных районах города ладненько отполированные камни, утоптанные по самую макушку в землю – это они и есть. Смотреть на «кошачьи головы» при ходьбе надо внимательно не только из уважения к многовековому артефакту, но и ради безопасности. Чуть зазевался — и всё как по сценарию в известном фильме: «поскользнулся, упал, очнулся – гипс».

­
Другая, не менее травмоопасная и не менее эстетически прекрасная разновидность пражского тротуарного полотна – мозаика. В 1820 году по приглашению местных властей из Вены приехал Леопольд Бок, знаменитый мастер по укладке узорчатой брусчатки. На чешском языке тротуарная плитка называется «длажба», а мастер – «длаждич». Задачей Леопольда Бока было обучить новаторским технологиям богемских «длаждичей», с чем он вполне справился: в Праге появилась своя школа «тротуароукладчиков», причем впоследствии она конкурировала с венской. Профессия эта довольно редкая: в 15‑м веке на всю Прагу было не более десяти мастеров, а сейчас вообще ни в одном техническом училище нет такой специальности. Да и кому охота за весьма скромные деньги, под палящим солнцем или в лютый холод заниматься тяжелым физическим, и в то же время искусным ремесленным трудом. А ещё выслушивать бурчание похожих: мол, разводите тут пыль-грязь, стучите молотками с утра до вечера…

­
С середины прошлого века столицу планомерно заливали асфальтом; вековые камни из брусчатки выкорчевывали и отправляли на свалку. Оттуда их в большом количестве увозили жители соседней Германии, чтобы у себя в стране добротными булыжниками реставрировать поврежденные временем и войной объекты. История в очередной раз сделала социально-культурный кульбит; прежние поклонники единообразия ратуют за индивидуальность. Применительно к пражским мостовым это означает: «асфальт раскатать, плитку на место вернуть». Процесс возрождения каменно-мозаичных тротуаров запущен, а насколько успешно он реализуется – судить нашим потомкам.

           

Полностью статью читайте в журнале «ЧЕХИЯ–панорама» №1 / 77 / 2021