Как выйти замуж за чеха…

Rustic White

Межнациональные (а также межконфессиональные или межклановые) любовные страсти, в которые вмешивается безжалостная и бездушная машина идеологического отчуждения или бюрократических препон, – эта тема стара, как мир. И слава Богу, что далеко не всегда в таких историях всё кончается так же надрывно-трагично, как у старика Шекспира в его „Ромео и Джульетте“.

Тем не менее, и в наши времена хватает душераздирающих историй, которые, в основном, касаются палок в колёса свадебным каретам. Палки эти ухитряются совать, разумеется, различные „чернильные“ души, которые дальше своего носа и параграфа закона, на нём написанного, ничегошеньки не видят. В основном речь идёт о браках смешанных, когда одна сторона создаваемой семьи – из страны богатой и обеспеченной, а вторая – из государства самого что ни на есть третьего мира. Тут всё понятно, и нашим соотечественникам из стран бывшего СССР не стоит подробно объяснять, сколь трудна и терниста дорога к выстраиванию нормальных матримониальных отношений иностранцев „второго-третьего сорта“ с теми же чехами и чешками. В глазах немалого числа местных чиновников наш брат или сестра уже многие годы читают ту же неприятную фразу, которая написана на лице любого московского чинодрала при виде иноплемённого „инфильтранта“: „Понаехала тут лимита всякая на нашу голову и наше изобилие…“

Но бывает и на нашей улице праздник. Это происходит, когда мы узнаём, что чешские чинуши, оказывается, с неменьшим энтузиазмом окунают в чан с бюрократическим, пардон, дерьмом и граждан иных стран, по всем признакам явно входящих в пресловутый „золотой миллиард“. Пример тому – недавно опубликованная в чешской газете „Млада Фронта Днэс“ „душераздирающая“ статья о мытарствах молодой пары – чеха и кореянки. Причем кореянки южной, а не какой-нибудь краснозвёздно-северной. Подчёркиваю это ввиду того, что Южная Корея на секундочку превосходит благословенную Чехию по ВВП на душу населения, ненамного (33-е место против 35-го), но всё же превосходит. То есть, о мотивах того, почему вдруг богемские бюрократы ополчились на межнациональное семейство, можно лишь гадать. Бездушная машина, одно слово…

Так вот, господин Мартин Филип и госпожа Мин Йи Юн сочетались в Чехии законным браком. Тогда они ещё не знали, насколько сложно получить право на легальное пребывание в Чехии в случае смешанного брака. Но уже через два дня чешским властям удалось уменьшить молодожёнам „небо в алмазах“ до размера овчинки. Пан Филип, оскорблённый в лучших чувствах, плачется в газетную жилетку: „Одна лишь подача заявления для того, чтобы мы могли остаться вместе в Чехии, отняла у нас четыре дня, в течение каждого из которых мы по десять часов подряд, отягощённые постоянными стрессами, метались от одной институции к другой… Полиция по делам иностранцев и отдел МВД по вопросам политики предоставления убежища и миграции (чешская аббревиатура — OAMP) — учреждения, которые от лица Чехии ведут дела с иноземцами. Но иностранными языками их чиновники не владеют. С моей женой тут всегда говорят по-чешски…“ Ему вторит Мин Йи: „В ресторанах со мной официанты общаются по-английски. А вот в департаменте, занимающемся иностранцами, со мной разговаривать не умеют. Может быть, чешское правительство возьмёт на работу официантов?“

Чтоб любовь мёдом не казалась

Далее следует подробный рассказ о том, что для каждого иммигранта из экс-СССР в Чехии является суровой, но приевшейся рутиной, а вот изнеженную постиндустриальным комфортом чешско-южнокорейскую душу затронуло до глубины. Как в полиции по делам иностранцев в Градце Краловэ молодожёнов грубо обругал чиновник-полицейский, указав им на то, что день-то неприёмный. Как потом изругал снова, когда узнал, зачем пришли (надо было сообщить о месте проживания иностранки в течение трёх дней после прилёта). Как потом повезло и они наткнулись на „хорошего полицейского“, который охотно проставил в паспорте печать, а потом сказал, что граждане Южной Кореи, собственно, не обязаны проходить эту регистрацию… Короче говоря, обычный бюрократический идиотизм. По каковой дисциплине Чехия вовсе не обязательно занимает в мире призовые места.

Но это, разумеется, было только начало хождений по чиновничьим мукам. Молодой паре (которой требуется получить для Мин Йи право на пребывание в стране) пришлось и в бесконечной очереди в OAMP в Градце Краловэ постоять, и на себе испытать малоприятное чувство бессилия, когда работники канцелярии, несмотря на наличие у просителей листочков с номерами очереди, в 17.00 захлопнули у них перед носом дверь… А когда пан Филип попробовал „рыпнуться“, ему популярно объяснили, что пусть, мол, супружница едет восвояси и там „решает вопрос“; чиновника не колышет, что она – из Южной Кореи, которая находится в 10000 километров от Чехии. Чиновник на автобус опаздывает!

Закрутила молодых людей бюрократия по полной программе; ЗАГСы различного калибра, корейское посольство в Праге, канцелярия омбудсмана, юристы, заверенные переводы документов с корейского и английского на чешский… Советский человек с рождения знает, что без бумажки он – букашка. А избалованный демократиями чех возомнил о себе, понимаешь… Вот для него и было шоком, когда чиновники потребовали подтверждения, что иностранке есть где жить. А у него, безалаберного, как на грех, кончается договор об аренде жилья. Пришлось идти на поклон к родителям, а потом заверять на подтверждении не только их подписи, но и факсимиле иных совладельцев недвижимости. А как ты хотел, гражданин хороший? Думал, в сказку попал?

Не менее интересные перипетии ожидали наших героев и в процессе приобретения необходимой медстраховки, которая, согласно требованиям OAMP, должна была быть минимум двухлетней, а это — 26 тысяч крон, вынь да положь. Деньги были бы выброшенными на ветер: Мин Йи вскоре должна пойти на работу, но страхкомпания сразу предупредила, что не может изменить договор с обычного на „рабочий“. Еле удалось (благодаря нескольким порядочным людям, затесавшимся в плотные ряды бездушных бюрократов) договориться, что достаточно будет более дешёвой годовой страховки.

„Они достают из широких штанин…“

После долгих мытарств Мин Йи всё же вклеили в паспорт  подтверждение, продлившее её легальное пребывание в ЧР на два месяца. Между тем, в дом родителей пана Филипа пришли работники полиции по делам иностранцев, чтобы проверить, проживают ли там молодожёны. Разумеется, по этому адресу их не оказалось, поскольку сладкая парочка ездит туда только на уикэнды. Но само собой разумеющимся это было лишь для пана Филипа, полиция такой юмор понимает с трудом. Слава Богу, полицейские попались как раз с чувством юмора. А тут – новая напасть: другой чиновник сообщил, что скоро супругов вызовут на допрос. Пришлось на всякий случай зазубрить болезни бабушек с обеих сторон, а пану Филипу — выучить наизусть марки кремов, которыми пользуется Мин Йи.

Но главное приключение их ждало впереди. Расслабившись по старой демократической привычке (мол, всё, что не запрещено, разрешено), супруги дали такого маху, который им будет аукаться ещё очень долго. В ЗАГСе кореянка по простоте душевной решила последовать чешским традициям и сменить родовую фамилию Юн, став Филиповой. Это была ловушка, из которой фактически нет выхода. Дело в том, что в Корее жёны фамилию супруга себе не берут. Тут уж нашла коса на бюрократический камень с другой стороны земного шара: Южная Корея наотрез отказалась изменить фамилию своей гражданки в её паспорте. Чешские же чиновники тоже встали в позу и паспорт с изначальным именем принять отказались: мол, для подачи заявления с просьбой о предоставлении права на промежуточное пребывание в стране в связи с заключением брака с гражданином Чехии необходима „ксива“ с новым именем. Пришлось прибегать к помощи адвокатов; лишь после их вмешательства твердолобый департамент принял заявление к рассмотрению.

Теперь-то Мин Йи, наверное, поняла смысл старой русской поговорки: „Выйим замуж – не напасть, как бы за мужем не пропасть…“

Кстати

Брак по-богемски

Для заключения брака с чешским гражданином иностранцу требуются: свидетельство о рождении, подтверждения о семейном положении, о юридической правоспособности к заключению брака, о легальном пребывании в ЧР. Все иностранные документы должны быть официально переведены на чешский язык. Для полачи заявления с просьбой о предоставлении права на так называемое промежуточное пребывание в стране необходимы: свидетельство о браке, паспорт с новым именем, приобретённым в браке, подтверждение о проживании, медицинская страховка на год (заплатить всю сразу), фотография и написанное заявление. Промежуточное пребывание является лишь ступенькой к получению ПМЖ. О предоставлении которого можно попросить лишь после пяти лет проживания; гражданства же можно возжелать лишь спустя ещё пять лет.

„Нигерийская инициатива“

Разумеется, бюрократии в Чехии хватает, что и говорить (хотя, чего греха таить, нашенской постсоветской она и в подмётки не годится). Но справедливости ради следует добавить, что случаются по линии заключения межнациональных браков совсем другие истории, лишённые всяческой романтики и попахивающие Уголовным кодексом. Есть даже целый бизнес, построенный на том, что чешские граждане (чаще всего принадлежащие к низшим социальным слоям) за деньги женятся или выходят замуж за иностранцев. За брак они получают от посредника от 20 до 50 тысяч крон, плюс бонус-поездку на отдых в экзотическую страну. Полиция по делам иностранцев ЧР разоблачает так называемые фиктивные браки в сотрудничестве с Интерполом и специальным матрикулярным департаментом в Брно. „Ловцы человеков“ ищут чехов и чешек, готовых за мзду „пойти под венец“ с иностранцем-иностранкой, прямо на пляжах, в отелях или аэропортах (чаще всего обращаясь к туристам, обретающимся в отпуске без партнёра), а также в социальных интернет-сетях типа Facebook. В Чехию таким образом особенно обильно переселяются нигерийцы. Далее в списке наиболее активно желающих воспользоваться этим „передовым методом“ идут жители Туниса, Египта, Китая и государств бывшего СССР. Согласно полицейской статистике, в 2010 году в махинациях по заключению браков с целью легализации пребывания в стране удалось уличить более 40 чехов. Только в Краловеградецком крае по этой статье (содействие при незаконном получении права на пребывание на территории ЧР; предусматривается лишение свободы до года или запрет на проведение определённых видов деятельности) были осуждены 10 человек. Иностранцев, уличённых в этом грехе, как правило, ждёт аннулирование права на пребывание в Чехии.

Поделитесь со своими близкими!

Подпишитесь на нашу еженедельную email рассылку!

PharmMark.Ru - Фармацевтические сайты, создание, продвижение, SEO