Любовь с богемским разворотом

lyubov-s-pervogo-vzglyada[1]Любовь — штука сложная, говорят, не от мира сего; короче говоря, тонкая материя. А где тонко, там, как известно, и рвётся. Так же, как недалёк путь от великого до смешного, а от той же любви – до ненависти, не слишком уж долог путь и от нежных романтических отношений до того состояния связей мужчины и женщины, которое на разных языках имеет лишь нецензурную дефиницию.

Всё это было бы смешно, когда бы не было так грустно. И тут надо заметить, что по части овладения сложным процессом очеловечивания любви, опускания её на нашу грешную землю, дегероизации этого чувства чехи достигли немалого «прогресса». Разумеется, на это можно смотреть разными глазами и под разным ракурсом. Например, жители этой страны с некоторой даже долей горькой национальной гордости утверждают, что по количеству супружеских измен им нет равных в Европе, если не во всём мире.

Трудно сказать, так ли это. Несомненно лишь то, что, если цинично корректировать старинные пословицы, то не только сердцу не прикажешь, но и гениталии не поместишь под амбарный замок. Однако думается, что чешское бахвальство всё же сродни россказням пресловутого закомплексованного мужичка, который каждому встречному-поперечному норовит в красках поведать, какой он весь из себя мачо, в буквальном смысле не дающий спуску ни единой юбке. Автор полагает, что изменяют чехи и чешки друг другу (единожды поклявшись в обоюдных любви и уважении) примерно в том же количестве, что и в среднем по всему миру. Но при этом не стесняются в этом откровенно признаваться и даже подшучивать (с разной степенью талантливости) над этим прискорбным фактом. В чём тут собака зарыта, затянувшаяся ли это борьба стихийно-атеистических чехов с ханжеством христианского католицизма, тысячу лет пытавшегося держать их буйные инстинкты в своих железных рамках, или ещё чего другого тут понапрятано, — об этом нам мог бы, наверное, немало порассказать старик Зигмунд Фрейд, кстати, уроженец чешских (точнее, моравских) мест. Но нет его, давно уж почил в бозе великий знаток всяческих психосексуальных извращений, не поможет он нам. Придётся разбираться самим, почему в Чехии сегодня вполне возможна и, видимо, весьма популярна расклеенная по пражским скамейкам и реклама на автобусных остановках одной из местных радиостанций. На ней изображён лысоватый мужик средних лет, виновато улыбающийся следующему потоку своего же сознания: «Дал я недавно соседу электродрель. А вскоре нашёл инструмент в собственной спальне. Все мы тут в Южном городе (один из микрорайонов Праги — Авт.) — одна большая семья. Чёрт бы побрал такую дерьмовую жизнь…»

Откровения доктора Ямамото

Так что же такое любовь? „Всё, что тебе необходимо“ (Джон Леннон) или „акт, не имеющий никакого значения“ (Альфред Джерри)? Учёные (в том числе — чешские) предлагают новые ответы: любовь эгоистична уже сама по себе, а влюблённость очень напоминает безумие. Последняя мысль пришла в голову выпускнице биофака МГУ, физиологу Анне Ямамото, когда она вместе с коллегами из пражского НИИ психиатрии в 80-х годах изучала шизофрению и маниодепрессии, наблюдая за душевнобольными. Натиск болезни всегда сменялся периодами спокойствия; ритм не был случайным, его можно было математически описать. „Рассматривая один такой график, я поняла, что подобное колебание настроений свойственно, собственно, всем нам. Что мы переживаем, как состояние мании? Конечно, влюблённость! А когда нас отвергнут, мы впадаем в депрессию,“ говорит пани Ямамото. Она начертила кривую, изображающую её собственные любови, кризисы и расставания – со школьной скамьи до зрелых лет. На бумаге появились изображения регулярных циклов, которые ускорялись в подростковом возрасте (именно тогда обычно появляются первые признаки душевных заболеваний). Тут впору было вспомнить об утверждении британских учёных насчёт того, что любовь слепа; обнаружилось, что при рассматривании объекта любовного желания в мозгу выключаются области, заботящиеся о критическом мышлении и оценке ситуации.

Нехватка серотонина в организме

Нет культуры, в которой бы не была овеяна легендами и мифами романтическая любовь – идеал отношений, который не служит только для оплодотворения и обеспечения рождения потомства, как это происходит у других животных видов, но имеет в себе более глубокое содержание. Если это убеждение распространено во всех уголках планеты, от пигмеев до шотландцев, то почти несомненно, что оно имеет биологическую основу. Но какую? Современная наука способна вычислить течение некоторых процессов, которые в человеческом организме дают старт влюблённости. Однако, чем дольше длится любовь, тем большей загадкой является она для точных наук.

Любовный угар вызывает в человеческом теле и другие реакции, некоторые из которых даже похожи на наркотические зависимости. Например, „обседантно-компульсивные нарушения“ (OCD) не позволяют психически ненормальному человеку „коммуникабельничать“ с окружающими, заключая его в келью одиночества, полного странных ритуалов. Примером является, скажем, болезненная потребность перманентно заниматься уборкой помещения или постоянно контролировать, заперта ли дверь. Принадлежит к этому ряду и гэмблинг. Как пациенты с OCD, так и люди, недавно влюбившиеся, имеют, по сравнению с остальными, в теле на 40% меньше серотонина, который оказывает на мозг успокаивающее воздействие. Недостаток серотонина вызывает боязливость, депрессию и агрессивность; некоторые антидепрессанты (например, Prozac) основаны на принципе повышения его уровня.

Любовь и OCD имеют ещё один общий признак; почти все мысли человека, подверженного этим состояниям, сходятся в одной точке – будь то пятно на полу или новый объект любовного желания. Все при этом отдают себе отчёт в том, что их поведение несколько… г-м… иррационально, однако ничего с этим поделать не могут.

Срывая цветы удовольствия

Чешские языческие традиции «безтормозного» сексуального поведения, долго подавляемые христианским псевдоаскетизмом, порой вырывались наружу, выпуская пар страстей человеческих. Например, в чешском гуситском (по сути, стихийно-протестантском) движении 15-го века было радикальное течение адамитов, которые добивались в межчеловеческих отношениях духовной и сексуальной чистоты, для чего, к примеру, принципиально ходили нагишом. Вероятно, это были эдакие средневековые предтечи хиппи с их свободной любовью, тезисом о том, что секс никоим образом не отличается от остальных человеческих действий, и мятежом против ханжеско-пуританских предрассудков. Так вот, каждый адамит за 550 лет до хиппи также занимался сексом с любым представителем своей секты. Достаточно было для этого обратиться к вождю Адаму и попросить разрешения на эту акцию. Адам, именовавший себя «сыном Божьим», в действительности был бельгийско-французским пикартом Адамом Роганом из Пикардии, который приобрёл доверие группы чешских женщин, мужчин и детей и обосновался вместе с приверженцами на острове, обтекаемом водами реки Нежарки. Дальше — больше: в посёлке Клокоты у Табора адамитское движение отклонилось от изначальной версии «чистой оргии» (мужчины и женщины при этом совокуплялись между собой) и под руководством Петра Каниша и Бурьяна Штрауса организовало что-то наподобие «деревни Гомосеково». Такой поворот событий не понравился центральному гуситскому руководству, которое морально не было готово к подобному уровню гендерной демократии. Суровый одноглазый гетеросексуал Ян Жижка в 1421 году приказал заживо сжечь в клокотском приходе примерно 70 адамитов. Решающее столкновение жижковцев с адамитами произошло в Острове на Гамре. Хотя последние (абсолютно голые!) храбро защищались, но гуситы, пользовавшиемя выгодой полной экипировки, их одолели; все выжившие в бою адамиты были казнены, исключая одного, которого таборские священники заставили подробно рассказать о «срамных делах сподвижников его».

Золотое правило Казановы

После разгрома гуситов в Чехии почти на полтысячелетия воцарилась католическая тишь-гладь-Божья благодать, где любовь дозволялась лишь в рамках, трактуемых Священным писанием. Это сонное течение морально-нравственной жизни общества, парализованной псевдорелигиозной косностью, изредка прерывалось лишь деятельностью отдельных «сподвижников» типа крупнейшего дон-жуана 18-го века, Джакомо Казановы (изначально — юриста, плодовитого литератора и авантюриста, изъездившего Европу вдоль и поперёк и зарабатывавшего на жизнь, в том числе, и доносами для инквизиции), кстати, кончившего дни свои в должности заведующего библиотекой северочешского замка Духцов. Этот селадон и бонвиван руководствовался «золотым правилом любви»: женщина желает мужчину тем более, чем с большим количеством других женщин она должна сражаться за его благосклонность.

Семена сексуально-эротического просвещения, робко засевавшиеся такими деятелями, как тот же Казанова, в чешскую почву, не могли не взойти впоследствии буйными колосьями «разврата и падения нравов». Особенно в бурном 20-м веке. Если уж герой классической чешской литературы бравый солдат Йозеф Швейк, ни секунды не колеблясь, исполнил все интимные желания любовницы поручика Лукаша, которая, в свою очередь, удрала от законного мужа к бравому офицеру, то что уж говорить об остальных грешных чехах?

От Геббельса до Иванушки

На развитие чешского эротизма оказали немалое влияние и «секс-символы» соседних великих держав, в разное время имевших на эту страну различные виды. Германия парадоксально отметилась по этой части романтической историей Йозефа Геббельса, нацистского министра пропаганды, который с помощью своих изощрённых методов промывания мозгов смог соблазнить не только целый народ, но и ряд тогдашних европейских красавиц, среди которых особое место занимала чешская актриса Адина Мандлова. Это особенно примечательно потому, что у Геббельса было шестеро детей, а внешне он был, как известно, более, чем непривлекателен. На госпожу Мандлову и других её подруг по несчастью оказали влияние такие сильные стороны личности Геббельса, как власть, интеллект и мощная воля. А вот русская секс-символика пришла в Чехию вместе с… героем советской сказки «Морозко», до сих пор пользующейся в Чехии невероятным успехом. Красавец-богатырь, к ногам которого готова пасть любая девушка, как известно, был настолько влюблён в себя, что, когда сам «втюрился» в Настеньку, то его чрезвычайно измотала сложность завоевывания её сердца. А ведь при этом профессиональный нарцисс Иван вовсю использовал такие способы соблазнения девичьих сердец, как смазливая внешность, врождённая самоуверенность и пение приятным баритоном!..

Любимые женщины президентов

По тому, как развиваются любовные отношения руководителей государства, порой можно сделать вывод о том, каков их среднестатистический уровень в обществе. Скажем, основатель Чехословакии и первый её президент Томаш Гарриг Масарик (1850-1937) был с 1878 года женат на Шарлотте Гарриг, дочери президента одной из крупнейших страховых компаний США. Богатая наследница ради того, чтобы быть рядом с избранником, бедным университетским преподавателем, переносить с ним вместе тяготы и лишения жизни многолетнего политического аутсайдера, а потом – и государственного преступника, пытающегося подорвать устои Австро-Венгерской империи, отреклась от обеспеченной жизни в доме отца. Но большую любовь уже через два года после заключения брака начала постепенно разрушать душевная болезнь Шарлотты – родовое проклятие семейства Гарриг. Безрезультатно борясь с ней, она прожила ещё 43 года, дождалась победы любимого мужа над Габсбургами, провозглашения независимой Чехословакии и триумфального возвращения Масарика из эмиграции, после которого его избрали президентом. Однако психическое состояние Шарлотты было настолько подорванным, что она не смогла взять на себя роль первой дамы государства (её обязанности выполняла дочь Масарика, Алиция) и в 1923 году скончалась от инсульта.

Президент пережил супругу на 14 лет, никогда больше не женился (бдительная дочь не позволяла довести какие-либо отношения отца до такого логического итога), но, будучи мужчиной весьма темпераментным, и после 70 лет вёл весьма бурную любовно-сексуальную жизнь. В его объятиях постепенно перебывали: итальянская графиня Джулиана Бенцони, бывшая невеста трагически погибшего в авиакатастрофе соратника Масарика — генерала Милана Штефаника; певица и актриса Ярмила Новотна; скульптор Гелена Железна-Шольцова, а также (в особенности) замужняя почтовая чиновница из Брно Олдра Седлмайерова. „Масарик в личной жизни чувствовал себя крайне одиноким. Его почитал целый народ, но ему не хватало обычной нежности или сочувствия, — пишет историк Дагмар Гайкова. — В письмах он в отчаянии признавался, как жаждет заполучить каждую крошечку, которая упадёт с богатого стола любви между ним и Олдрой…“ Но дети президента заблокировали контакт стареющего батюшки (которого, к тому же, в 1934-м постиг инсульт) с госпожой Седлмайеровой, которая, по их мнению, слишком уж сильно стремилась к власти и деньгам из отцовского кармана. „Папочка-Масарик“, как его звали в народе, умер, так и не вкусив напоследок полной мерой плоды любви, столь скупо ему перепадавшие в жизни.

Чего не скажешь о последнем чехословацком президенте Вацлаве Гавеле. Его имидж бескорыстного „народного заступника“, героического диссидента и несгибаемого борца против коммунизма в немалой степени был создан и благодаря мудрому и достойному поведению супруги его, Ольге Гавловой. На ней Вацлав женился в 1964 году; все годы его „кампфа“ с тоталитаризмом Ольга верно сопровождала и поддерживала будущего президента. Эта сказка, казалось бы, должна была иметь счастливый конец. И так оно вроде как и случится. В конце 1989 года вчерашний политзаключённый Гавел на волне „бархатной“ революции был избран главой государства, а Ольга в одночасье превратилась из жены изгоя в первую леди страны. Но идиллия длилась лишь до того момента, когда Ольга тяжело и неизлечимо заболела. В январе 1996-го её не стало. А ровно через год Гавел снова женился – на популярной актрисе Дагмар Вешкрновой, которая была на 17 лет его моложе. Злые языки поговаривали, что президент был с нею близок ещё при жизни первой жены… И это событие, несомненно, способствовало тому, что достаточно высокий рейтинг Гавела в те годы впервые опустился ниже 50%.

Сравнивая нынешнего чешского президента Вацлава Клауса с тем же Гавелом, ярые клаусисты в качестве его позитивного качества упоминают многолетнее беспорочное супружество с Ливией Клаусовой, дамой во всех отношениях приятной, интеллигентной и всесторонне образованной. Короче говоря, настоящей леди №1. Чего, по мнению тех же завзятых клаусистов, нельзя сказать о Дагмар Вешкрновой-Гавловой. Справедливости ради, стоит упомянуть о том, что Клаус – тоже не ангел: неутомимые папарацци зарегистрировали, по крайней мере, один случай его романа с некоей блондинкой-стюардессой, с которой тогдашний премьер-министр Чехии познакомился во время зарубежного визита. Но головастый Клаус вовремя понял, что лучше во всём покаяться, признать допущенную ошибку и помириться с верной соратницей-женой, нежели глупо отпираться. Этот ход пошёл ему на пользу. Клаус уже восьмой год – президент, и его высокий рейтинг – в немалой степени заслуга мудрой политики пани Клаусовой.

Отвергнутая Зузана и коварная Петра

Понятно, что любовно-матримониальные отношения активно используются в современной чешской политике. Двое ныне уже бывших премьер-министров и председателей конкурирующих партий, Йиржи Пароубек (социал-демократ) и Мирек Тополанек (гражданский демократ) в 2006-10 годах вольно или невольно впрягли в политическую колымагу и своих бывших жён, и тех, на кого они экс-супруг променяли в пылу жизненных баталий. Пан Пароубек в 2006 году, после того, как разразился громкий скандал, в котором его попытались обвинить во всех смертных грехах, включая педофилию, заслонил себя могучей фигурой жены Зузаны, с которой прожил более 20 лет и воспитал сына. Жена назвала его „честным и отважным мужчиной“; нация поверила пани Пароубковой, которая имиджем напоминала жён генеральных секретарей ЦК КПСС эпохи застоя, — и в результате на выборах её муж вытащил партию из пучины практически провальных преференций. А уже через каких-нибудь полгода стало известно, что Пароубек свою „непрезентабельную“ жёнушку бросает ради гораздо более молодой и привлекательной переводчицы-словачки Петры. Рождение в новой семье дочери Маргариты должно было прибавить социал-демократическому лидеру очки на внеочередных выборах в парламент в 2009-м. Но они не состоялись. А в этом году партия Пароубека хотя выборы и выиграла, но с минимальным перевесом, а потому вынуждена была уйти в оппозицию; „молодой“ же папаша и счастливый супруг скрепя сердце подал в отставку. Дал ли ему чешский электорат „чёрную метку“, в том числе, и в отместку за поруганную честь брошенной первой супруги? Может быть, может быть…

Бедная „Паша“ против счастливой Луции

Так же грустно закончилась и звёздная политическая карьера заклятого врага социал-демократов, лидера правой партии ODS Мирека Тополанека. Тот ещё в 2002 году прибегнул к содействию супруги Павлы, которая на съезде партии расхвалила мужа до небес (упомянув, в том числе, исключительно позитивные качества Тополанека, как мужа и отца семейства) и в немалой степени содействовала его избранию на пост председателя. Когда Мирек стал премьер-министром в 2006 году, бульварная пресса немедленно раскопала его роман с товарищем по партии и вице-спикером парламента Луцией Талмановой. Тополанек долго отнекивался, но, в конце концов, вынужден был признать, что ушёл из семьи, оставив супругу. Его новая подруга, между тем, забеременела и родила премьеру сына Николаса. Павла пыталась мстить подлому изменщику, даже участвовала (правда, неудачно) в выборах 2008 года на стороне иной партии, желая подгадить команде бывшего мужа. Потом долго не давала Тополанеку развода, что негативно сказывалось на партийном имидже. Лишь совсем недавно брак был расторгнут. Как бы то ни было, Павла, несомненно, участвовала в заколачивании гвоздей в политический гроб своего экс-мужа. И эта любовная лодка тоже с треском разбилась о рифы новой страсти.

Как Мартина сменила Карела на Милоша

Знаменитый кинорежиссёр Милош Форман (1932), эмигировавший в США из Чехословакии в 1968 году, создал за океаном несколько фильмов-шедевров, два из которых — „Пролетая над гнездом кукушки“ (1975) и „Амадеус“ (1984) – были отмечены премией американской киноакадемии „Оскар“. Его личная жизнь была не менее громкой, нежели профессиональная карьера и общественно-политическая позиция. Первой супругой Формана в 1958–62 годах была известная в Чехии актриса Яна Брейхова. Вторая жена, певица и актриса Вера Кршесадлова, родила будущему мэтру киноискусства сыновей-близнецов Петра и Матея, сегодня – популярных театральных актёров и драматургов. Но в эмигрантский „рай“ Форман свою вторую семью не взял. В третий раз, уже в Америке Милош женился на Мартине Зборжиловой. Эта дама-писательница на 34 года моложе режиссера; она известна ещё и тем, что до своего отъезда в Америку 10 лет была подругой знаменитого певца Карела Готта. Тот её, в конце концов, бросил, а Мартина решила развеять тоску-печаль в США. Как видно, ей это удалось. К знаменитому мужу Форману прилагались ещё и ферма в Коннектикуте, и роскошная квартира в Нью-Йорке, и сыновья-близнецы Энди и Джим, и книги (особенно та, где Мартина описывает свою жизнь с Готтом и Форманом), которые вдруг стали расходиться большими тиражами. Короче говоря, масть пошла.

Грустные повести о знаменитых рогоносцах

С автором более трёх лет назад произошла следующая метаморфоза. Когда в январе 2007 году в роскошной вилле в посёлке Йеваны недалеко от Праги застрелился известный 68-летний композитор Карел Свобода (прославившийся действительно замечательной музыкой к песням Карела Готта и других известных чешских исполнителей, а также к множеству фильмов, из которых постсоветскому зрителю более всего известны, конечно, «Три орешка для Золушки»), все немедленно решили, что в самоубийстве виновата молодая супруга мэтра. На поверхность всплыли разные неблаговидные факты; если им верить, то Вендула Свободова превратила в кошмар последние годы жизни композитора, то заводя романы на стороне, то упрекая пожилого супруга в недостаточной потенции…

Коллега автора, профессор русистики одного из чешских университетов, тогда не преминула заметить, что это — беда многих мужчин зрелого возраста, которые напропалую заводят себе молодых жён без учёта их моральных качеств. «Да с этой Вендулой всё с самого начала было ясно! — кипятилась профессор. — На неё достаточно лишь взглянуть! Где были глаза покойного Свободы, когда он её себе в жёны выбирал! А вот кинорежиссёр Йиржи Мензел — тот действительно женился на достойной женщине, хотя и младше его по возрасту…»

Об этих рассуждениях коллеги автор вспомнил, когда некоторое время спустя разразился новый скандал, на этот раз — именно вокруг супругов Мензелов. Когда Ольга Мензелова забеременела, появились слухи, что отец будущего ребёнка — вовсе не её супруг, обладатель премии «Оскар» 1966 года за фильм «Поезда особого назначения», а другой режиссёр, Ярослав Брабец, с которым Ольгу якобы не раз видели. Последняя всё это исправно опровергала. Однако папарацци чешской бульварной газеты Blesk вскоре застигли любовную парочку Мензелова – Брабец на месте преступления. Ольга при этом страстно сжимала руку предполагаемого любовника в своей руке, и отпустила её, лишь увидев нацеленный объектив фотоаппарата. Дама в панике быстро опустилась на колени и попыталась укрыться за автомобилем. Тем самым невольно выдав себя, поскольку было понятно, что ей есть что скрывать. Потом, решив, что папарацци уехали, Мензелова и Брабец сели в автомобиль и отправились на дачу на озере Липно, которую старый Мензел снимал для дражайшей половины. Из этого дома они на следующее утро, держась за руки, вышли на романтическую прогулку. Несмотря на все эти факты, благородный Мензел упорно защищает свою супругу и говорит, что снимки папарации — подлый фотомонтаж, а его жёнушка — вне всяких подозрений, как жена цезаря…

Приключения сказочных принцев

Как стареют герои чешских сказок, принцы, короли и „глупые Гонзы“ (чешский вариант Иванушек-дурачков)? В сказках они должны были сражаться со злом, чтобы добиться руки принцессы и большого богатства. С какими препятствиями им приходится сражаться в реальной жизни?

Владимир Раж, умерший в возрасте 77 лет, 29-летним сыграл короля Мирослава в фильме „Гордая принцесса“. Красивый и статный актёр всю жизнь был большим любовником. Первой женщиной, которая вскружила ему голову, была именно та самая „принцесса-гордячка“, актриса Алена Вранова (77). После рождения дочери Маркеты Владимир женился ещё дважды; в браках родилось ещё двое детей. „Я никогда не отличался постоянством,“ самокритично говаривал покойный.

78-летний Йозеф Зима полвека назад сыграл принца Радована в фильме „Принцесса с синей звездой“. Несмотря на солидный возраст, актёр поддерживает себя в форме, иногда выступает и ездит с концертами по Чехии. Его лозунгом по жизни является фраза: „Не люблю оглядываться назад“. Живёт он в Праге с многолетней супругой и актрисой Эвой Клепачовой (77), которая родила ему дочь Зузану.

Йиржи Бартошка (63) в 35-летнем возрасте сыграл в фильме „Третий принц“ принца Йиндржиха. Он уже много лет живёт с одной женой, что в мире знаменитостей не бывает привычкой. У них двое детей; семья вполне довольна жизнью. Принца Бартошка сыграл лишь однажды, а вот президентом Карловарского кинофестиваля является со времён „бархатной“ революции 1989 года. И надо сказать, что эта роль ему гораздо более к лицу, нежели амплуа пожилого принца.

Ян Ченский (49) 30 лет назад воплотил на экране роль Гонзы в фильме „Никчемные принцы“. Поскольку на его лбу появились уже несколько глубоких морщин, он по-прежнему является харизматичным мужчиной. Для женщин он, как и прежде, очень привлекателен. В этом убедилась и его супруга Дана, когда в прошлом году были опубликованы компрометирующие Яна фотографии. На них „принц“ Ченский целовался с прекрасной брюнеткой.

54-летний Роман Скамене известен старшему поколению зрителей по фильму „Принц и нищий“, где он, тогда ещё 17-летний да красивый, играл и принца Эдварда, и нищего Тома. После революции он занялся предпринимательством, открыл ресторан, но потом спустил огромный капитал, залез в долги; его даже из-за этого шантажировали. Ещё большая беда — пристрастие к алкоголю, которое тесно связано с его плохим финансовым положением. Принц сегодня стал нищим. Но жене он якобы по-прежнему хранит верность.

59-летний Павел Травничек, в 23 года ставший знаменитым принцем из сказки „Три орешка для Золушки“, несколько раз разводился. Его первой женой была актриса Симона Сташова (55). Но их брак не продлился долго и кончился разводом, после которого поговаривали, что, мол, Травничек Сташову поколачивал. От второго брака у Павла – сыновья Адам и Павел, но это ему не помогло семейные отношения сохранить. Сейчас он живёт с певицей Моникой Фиалковой, которая на 34 года младше его. Этой „комсомолке“ наш „крепкий орешек“ в своё время вскружил голову во время совместного участия в телепередаче „До-ре-ми“.

Окрутить миллионера

Словацкая модель Андреа Верешова пять лет была подругой хоккеиста Яромира Ягра. А весной 2007 года вышла замуж за предпринимателя и юриста Даниэла Волопиха. Её коллеги по цеху тоже неплохо устроились: Диана Кобзанова живёт с бизнесменом Томашем Петерой, Катержина Прушова имеет богатого бойфренда Владимира Конвалинку. Красивые женщины привлекают богатых мужчин. И наоборот. Мечту о жизни без финансовых забот лелеет практически каждая девушка, но шанс на успех имеют лишь некоторые из них. Если оставить в стороне редкие исключения из правила, то речь идёт о тех, кто в обмен на богатство может предложить иные ценности: красоту, молодость, общественный престиж.

Михаэла Малачова, бывшая Мисс Чехословакия-1991, принадлежит к числу самостоятельных и независимых женщин. 39-летняя выпускница отделения продюсинга Кино-музыкальной академии и прежняя пресс-секретарь партии ODS создала собственный конкурс красоты „Чешская мисс“. Неплохо складывается и её личная жизнь. Она счастливо вышла замуж за одного из самых богатых чехов, Здэнека Бакалу.

Актрису Катержину Брожову считают „дамой-золотоискательницей“. Она сопротивляется и объясняет свою жизнь с несколькими миллионерами стечением обстоятельств. „Я вращаюсь в определённом обществе, где случайно встретилась с людьми из определённых кругов,“ говорит она. У Брожовой – 8-летняя дочь от предпринимателя Здэнека Томана. Финансовым расчётом после развода и 25-тысячными алиментов она не очень-то удовлетворена, но говорит: „Хотя я не могу себе представить жизнь без мужчин, но это не значит, что я на них надеюсь. Я много работаю и позабочусь о себе сама.“

61-летняя Ивана Трампова, самая богатая чешка, не стыдится за свою слабость – ну, любит она пожить на широкую ногу, что тут поделать? После развода с миллиардером Дональдом Трампом в 1992 году она добилась от него одноразовой выплаты $25 миллионов, а также годового содержания в размере $6 миллионов. „Дональд не был богатым, когда мы поженились. Успех был нашим общим достижением. После развода я получила деньги, которые потом увеличила в тысячу раз,“ гордо говорит Ивана, намекая на свои бизнес-способности. В Америке у неё 5 фирм, 8 домов и прекрасная яхта. Везёт ей не только в делах, но и в личной жизни, в которой Ивана предпочитает молодых мужчин. С одним из них, итальянским „манекенщиком“ Россано Рубиконди она в 2007 году обручилась.

Пльзеньские Бонни и Клайд

Под занавес рассказа о любви по-чешски спустимся с высших этажей общества на грешную землю. Сегодняшний мир скуп на широкие жесты. Тем не менее, и в кажущейся нашим соотечественникам скучно-обустроенной Чехии существуют ещё пары, которые идут по зову сердца буквально напролом, «не щадя живота своего». В прошлом году 28-летняя Дагмар Таухенова с пистолетом в руке освободила 48-летнего супруга Павла из-под стражи. Да, она преступила закон. Тем не менее, в её поступке было что-то, производившее такое сильное впечатление, что множество людей её поведению симпатизировало.

История совместной жизни Дагмар и Павла немного напоминает случай знаменитых американских грабителей Бонни и Клайда. Когда господин Таухен по подозрению в грабеже ценностей из сейфа (который он якобы совершил с помощью взрывчатки) оказался в пльзеньском следственном изоляторе, он каждый день писал жене письма. На которые столь же часто получал ответы. Они буквально умирали от тоски друг по другу. „Как только стало ясно, что его не выпустят, мы решили: или жизнь, или совместная смерть на свободе,“ рассказает Дагмар.

Обычная гостиничная горничная, никогда не имевшая проблем с законом, смогла организовать и осуществить акцию, достойную кинотриллера. Освобождение они планировали во время регулярных свиданий в тюрьме. Дагмар вдоль и поперёк исследовала больницу, где должны были осматривать мужа. Дома она взяла его пистолет и отправилась сражаться за свою любовь. „Стража сопровождала мужа, у него на руках были наручники, прикованные к широкому ремню. Когда они вышли из-за угла, я направила на командира конвоя газовый револьвер и сказала: „Так, а теперь отпустите его, господа.“ Стражник высвободил цепь и мы побежали, — рассказывает Дагмар-Бонни. — Муж был физически и психически очень ослаблен. В сущности, он уже не хотел убегать. Но был готов умереть на свободе.“ Посёлок Гаяны Павел выбрал потому, что это было место, где он провёл детство и был счастлив. Именно там их настигла полиция; здесь-то Таухен и решил застрелиться. Дагмар не успела последовать за ним, в перестрелке получила тяжёлое ранение; недавно суд приговорил её к лишению свободы с отсрочкой исполнения наказания.

Когда верстался номер журнала, полицейская хроника принесла известие о ещё одном местном случае несчастно-безответной любви, который чуть не кончился трагически. Почти 20 часов полицейские уговаривали 29-летнего мужчину, который из-за неразделённой любви хотел застрелиться в лесу в районе города Фридэк-Мистэк (Северная Моравия). В конце концов, его удалось утихомирить в тот момент, когда он дал полиции последний ультиматум: или она ему через час доставит на место предмет его страсти, или он пустит себе пулю в лоб. Как видите, гормональные страсти вовсю кипят и в безмятежно-спокойных чешских краях. Такая вот любовь…

Полную версию статьи читайте в журнале «ЧЕХИЯ-панорама» №4/27-2010

Поделитесь со своими близкими!

Подпишитесь на нашу еженедельную email рассылку!

PharmMark.Ru - Фармацевтические сайты, создание, продвижение, SEO