Хмуриться не надо, Лада

Он всегда воспринимал удары судьбы и её подарки с детской улыбкой мудрого деревенского философа. Порой улыбаться приходилось сквозь слёзы, но жизнь научила Йозефа Ладу ни за что на свете не падать духом, сохраняя в душе чувство доброго юмора.

Йозеф Лада - Драка в трактире

Йозеф Лада — Драка в трактире

Сапожный нож и плоский ракурс

Картинки и книжки Йозефа Лады знает каждый чех без исключения. Эта информация впитывается буквально с молоком матери, так как книжки о чёрном коте Микеше и хитрой кумушке-лисичке с раннего детства окружают каждого чешского ребенка. Ещё при жизни Лада стал классиком.

Между тем, начало жизни будущего классика чешской графики, иллюстрации и литературы не предвещало ничего идиллического. Йозеф (по-чешски простонародно – Пэпа, Пэпичек, по аналогии с итальянским Джузеппе) родился 17 декабря 1887 года в семье простого сапожника, в деревне Грусице, что между Прагой и Сенограбами, в тогдашней Австро-Венгрии. В маленькой, но старинной (13-го века!) деревеньке с 68 домами жили тогда 425 человек. Йозеф был четвёртым, младшим ребёнком в бедной семье, которой перманентно не хватало денег. Но Йозеф потом говорил, что прожил 15 самых счастливых лет в Грусице: пас гусей и коз, строил плотины на ручьях, ловил раков, рвал чужие груши, сражался в мальчишеских битвах против пацанов из других деревень… Из окружавшей его деревенской жизни, местной природы он почерпнул впоследствии целый ряд идей для своих картин.

Большое влияние на него оказали родители: отец, популярный шутник и собеседник, которого приглашали на все свадьбы, и мама – отличная рассказчица чудесных сказок. На восприятие Йозефом окружающего мира сильно повлияло и одно трагическое событие. Будучи полугодовалым младенцем, он однажды выпал из колыбельки, да прямо на закройный нож отца; в результате поранил правый глаз, на который вскоре ослеп. Таким образом, Лада всю жизнь смотрел на мир одним глазом. Лада факт полуслепоты скрывал; в автобиографии «Хроника моей жизни» (1942) он о несчастье упоминает лишь мельком, мол, был освобождён от воинской службы ввиду «глазного дефекта».

От маляра до художника

С шести лет Лада ходил в грусицкую школу, но учёба его не сильно привлекала. Лишь во время уроков рисования и природоведения мальчик заметно оживлялся. Любовь к рисованию у Йозефа Лады проснулась уже в раннем детстве. Его талант и рвение заметил грусицкий приходской священник Йозеф Ружичка, страстный рисовальшик-любитель, который начал давать мальчишке первые уроки графики. Однако вскоре патера Ружичку перевели в другой приход, и Лада потерял учителя.

Хотя отец художника гордился талантливым сыном, но считал, что потомку сапожника и думать нечего о художественной школе. Человеку сельскому надо, мол, иметь в руках «серьёзное ремесло». После долгих размышлений родители в 1902 году отдали мальчика в Прагу, учиться на маляра и мастера по изготовлению театральных декораций. Но, поскольку представление Йозефа о желанной работе художника несколько отличалось от грубоватой малярской действительности, прозаическую учёбу он вскоре бросил и перешёл в обучение книжно-позолотно-переплётному делу. Новый мастер был молод и предприимчив, он не видел ничего плохого в том, что Йозеф по вечерам читал книги, принесённые домой для переплетения, или же рисовал. Так будущий блестящий иллюстратор познакомился с работами Макса Швабинского, Франтишека Киселы и других чешских художников, одновременно самостоятельно пробуя кисть и перо.

В 1904 году еженедельник «Май» опубликовал два рисунка Лады – изображения вышеградского Славина и ротонды святого Мартина, что распахнуло молодому художнику дорогу в большой мир искусства. С октября того же года Йозеф начал посещать курсы рисования профессора Якеша при Художественно-промышленной школе. Потом ему с третьей попытки удалось поступить на дневное отделение этого же учебного заведения. Но спустя всего лишь семестр Лада понял, что академическая муштра, в которую явно не вписывался его талант, ему не по душе. Школа казалась ему напрасной потерей времени: лекции по истории искусства его не интересовали, а начертательная геометрия представлялась полным кошмаром. И он бросил учёбу, к которой так стремился. Таким образом, курсы рисования оказались единственными «его университетами», что не помешало Ладе сказать громкое слово в чешском и мировом искусстве.

Гневный сатирик и тонкий фантазёр

Он продолжал самообразование, живя в Праге и зарабатывая деньги работой иллюстратора и карикатуриста в газетах и журналах. Уже в 1906 году вышла в свет первая книга с его иллюстрациями — «Сказка о Гонзе и златовласой Исоль» Ярослава Гавличека. А в 1910 году Йозеф Лада опубликовал свою первую собственную книжку для детей — «Мой алфавит». Молодому человеку и в голову не могло прийти, что эта азбука будет сопровождать многие поколения чешских детей в их первых путешествиях за тайнами родного языка.

Постепенно его сатирические картинки, анекдоты и дерзкие карикатуры становились всё более популярными среди читателей. Главной темой карикатур были порядки и бюрократизм в изрядно поднадоевшей её обитателям монархии Габсбургов, а также жизнь простых обывателей, где всегда есть место весёлому юмору.

Лада редактировал и иллюстрировал книги таких известных чешских писателей, как Божена Немцова, Вацлав Ржезач, Йиржи Маген, Карел Яромир Эрбен. Создавая собственные популярные книги для детей, он вызвал такой интерес у юных читателей, что они толпами приходили к нему, чтобы рассказать о своих впечатлениях от его произведений. Для него критика детей была всегда очень важной. Безусловно, из таких совместных бесед рождались новые идеи для сказочных «сериалов».

В 20-30-х годах Йозеф Лада стал известным художником.Это были переломные годы в жизни будущего замечательного мастера: он представил своё творчество на Выставке декоративного искусства в Париже, издал первый том книги «Весёлый учебник Лады», а в феврале 1926 года организовал первую самостоятельную выставку в пражском зале «Манес». Заказы пошли один за другим. С тех пор он уже не знал столь мучившего его в молодости материального недостатка, но финансовая уверенность в завтрашнем дне всегда основывалась у Лады на жёсткой художественной работе, темп которой никогда не ослабевал.

Швейкиада, или В поисках лица бравого солдата

Особое место в творчестве Лады занимает его всемирно знаменитый цикл иллюстраций к бессмертному роману о бравом солдате Швейке. С его автором, будущим классиком чешской литературы Ярославом Гашеком Лада подружился ещё в 1905 году. Они работали в одном журнале «Копршивы» («Крапива»), а в 1913-15 годах (вплоть до того момента, когда Гашек ушёл на фронт) даже жили вместе в холостяцкой квартире Лады, в доме на пражской улице Диттрихова близ Влтавы.

Именно к другу Йозефу обратился Гашек за советом перед своим сватовством. Собираясь к старику Майеру просить руки его дочери Ярмилы, Гашек спросил Ладу: «Как думаешь, Пэпичек, что мне лучше надеть – чистый воротничок или чистые носки?» Совместным интеллектуальным усилием выбор был сделан в пользу воротничка — и судьба Ярмилы была решена. А вернувшись в Чехословакию в 1921 году, после шести лет военно-революционных мытарств, Гашек снова обратился к другу, на этот раз с просьбой нарисовать обложку к его книге «Похождения бравого солдата Швейка».

Парадоксально, но факт: Гашек никогда не видел Швейка таким, каким его знаем мы. Первого его героя из тетрадного издания 1922 года Лада изображзил стройным провинциальным простаком, обросшим подмастерьем. Кругленький улыбающийся Швейк, а также другие колоритные фигуры книги – это всё плод творчества Лады уже после преждевременной кончины Гашека. Этот образ и стал каноническим. В представлениях миллионов бравый солдат Швейк уже навсегда будет связан с вечно улыбающимся толстеньким человеком с круглой головой и оттопыренными ушами, — таким его нарисовал Лада. Многие «швейковеды» сходятся во мнении, что внешность ладовского Швейка — это рукотворный памятник Лады своему другу Ярославу.

Добрый сказочник и народный художник

Помимо амплуа создателя Швейка, которым он более известен российским почитателям, Лада был еще и знаменитым сказочником. Наряду с Карелом Чапеком, Витезславом Незвалом и Владиславом Ванчурой, он стал одним из основоположников так называемой современной чешской сказки. Его произведения были всегда веселыми и озорными. «Веселье — половина здоровья, гласит старая чешская пословица, и мы должны её руководствоваться,» говаривал он. Пожалуй, самым известным литературным произведением Лады стала детская сказка для детей «Кот Микеш»: она им и написана, и проиллюстрирована. Блестящего „Микеша“ напечатали потом даже на лужицко-сербском, японском, китайском и корейском языках; почему-то его особенно обожают японцы. Также его перу и кисти принадлежит великолепная «Сказка о хитрой кумушке Лисе». В 1992 году был издан её перевод на русский язык.

Многие его произведения (те же „Микеш“, «Лиса», «Шаловливые сказки») позже появились на телевизионных экранах в виде мультипликационных фильмов. Вообще же в течение своей творческой жизни Йозеф Лада нарисовал около 15000 рисунков и иллюстраций и более 400 картин на вольные темы. Он создал незабываемые графические композиции для ряда книг классиков чешской литературы: иллюстрировал „Тирольские элегии“, „Короля Лавру“ и „Эпиграммы“ Карела Гавличека Боровского, сказки Карела Яромира Эрбена и Яна Дрды, а также многое другое. Он был автором декораций и костюмов девяти оперных постановок, созданных коллективом Национального театра.Самая знаменитая из них – «Проданная невеста» Сметаны. За свои замечательные произведения Йозеф Лада получил в 1947 году звание народного художника Чехословакии.

Как Ладу позвали на небо

В ежегодной почтово-открыточной чехословацкой корреспонденции на Рождество и на Пасху обязательно должны были присутствовать зимне-весенние мотивы Лады. Когда художник в декабре 1957 года собирался праздновать 70-летие, все газеты страны подготовили поздравления и интервью с юбиляром; иллюстрировать их в это адвентное время собирались, как обычно, прекрасными заснеженными картинками самого же Лады.

Все эти статьи с фотографиями Лады, запечатлённого со своей вездесущей трубкой, были опубликованы в газетах на три дня раньше положенного срока. На смену поздравлениям пришло прощание…

Он умер за три дня до своего юбилея, 14 декабря 1957-го. Через пять дней после смерти Лады в пражском Доме художников (Рудольфинум) проходило торжественное прощание, гроб был обёрнут государственным флагом. Урна с прахом была установлена в семейном склепе на Ольшанском кладбище. «Зачем эти скорбные соболезнования? – написал один из его друзей. – Я уверен, что Ладу позвали на небо, чтобы он там нарисовал настоящий рождественский Вертеп…»

Могучие грусицкие корни

В 1942 году, в разгар протекторатного террора, в Чехии вышли воспоминания Лады, названные „Хроника моей жизни“, где он, в частности, пишет: „Я как бы повторил свою жизнь, которая иногда была весёлой, иногда не очень, но непременно приятной и с юмором. Мы никогда не вешали голову. Расстояние между Грусице и Прагой стало всем в моей жизни: моим раем, источником вдохновения. Я сам верю лишь в сильные впечатления молодости, в хороших людей, в чуткие сердца и верную любовь. Именно это является чистым источником искусства. Этому источнику нельзя научиться, его нельзя купить. Это дар Божий, каждый из нас должен быть за него благодарен…“

Чтобы понять истоки возникновения феномена Лады, надо обязательно, будучи в Чехии, съездить в Грусице. Деревенька эта живет и сейчас; находится она совсем недалеко от Праги. Места там тихие, никаких особых «загрязнений» цивилизацией в виде роскошных вилл и супермаркетов здесь нет. Каждый житель подскажет, как пройти к музею, а если повезет, то может предложить себя в гиды. Проведёт дорогой возле домика приятеля кота Микеша, поросёнка Пашика (того, который научился говорить и всю жизнь соблюдал диету, чтобы избежать «колбасного» финала); покажет тропинки, где гуляла кумушка Лиса; расскажет, как любят и уважают здесь своего именитого земляка. В память о нем стоит в Грусице бронзовый бюст работы Здэнека Шейноста. Вилла художника и писателя сегодня превращена в Мемориал Йозефа Лады со специально подготовленной экспозицией. По местному краюпроходят два туристических маршрута – „Тропинка кота Микеша“ и „Сказочная деревушка Грусице“. Говорят, где-то именно здесь кот Микеш разбил свою роковую банку сметаны и именно отсюда он отправился в путь, чтобы мир повидать и себя показать.

Не ждите каких-то откровений и больших потрясений от посещения музея: он напоминает скорее скромный информационный центр, нежели классическое хранилище «художественного наследия». На экскурсии ходят, в основном, младшие школьники или дошколята. Пытливо разглядывают ещё незнакомые картинки, открыв рты, слушают экскурсовода пани Наштицкую. На полном серьёзе задают вопросы, связанные с личной жизнью кота Микеша, и допытываются, не сохранились ли школьные тетрадки говорящих поросят… Так что сказки Лады не только переиздаются, они реально живут своей жизнью в режиме настоящего времени. Это совершенно закономерный процесс, потому что Лада сказки не сочинял, а только умело списывал и срисовывал из жизни Грусице.

Полную версию статьи читайте в журнале «ЧЕХИЯ-панорама» №3(26)/2010

Поделитесь со своими близкими!

Подпишитесь на нашу еженедельную email рассылку!

PharmMark.Ru - Фармацевтические сайты, создание, продвижение, SEO