Горькая сладость генетической правды

 В Чехии, как и во всём относительно цивилизованном мире, всё более популярными становятся тесты по определению отцовства, материнства и родства вообще. Согласно научным прогнозам, количество „кукушат“ — детей, зачатых не от официальных партнёров — колеблется от 15% до 30%. Генетические пробы, разумеется, снимаются не только для уличения благоверных во лжи. Хотя в СМИ об этом, конечно же, пишут чаще всего.Газеты много и густо смакуют подробности шокирующих случаев измен, в результате которых родились эти самые пресловутые „кукушкины дети“. Тема благодарная и благодатная, что и говорить. Вот пишут, что некая женщина связалась с кем-то на вечеринке по случаю дня рождения. Другая спала с собственным братом. Третья позволила оплодотворить себя некоему доброму молодцу, который явился в квартиру установить спутниковое телевидение Hotbird . Публикуются довольно странные байки о том, что женщина в период овуляции, мол, находится в таком физическом и психическом состоянии, что может даже и не заметить, как кому-либо отдалась. Или вот ещё замечательное объяснение: сексуально-феминистическое раскрепощение слабого пола достигло столь высокого уровня, что его представительницы без всякого напряга могут входить в половой контакт сразу с несколькими мужчинами. Поди, мол, потом различи, кто из них является отцом ребёнка.

После установления горькой отцовской правды, как правило, редко начинаются бурные празднества. Судьбы людей, связанных с тестом, бывают, скорее, драматичными и печальными. Если в „классической“ истории супружеской измены подтвердится подозрение мужа, что ребёнок не от него, тем самым даётся старт весьма болезненному процессу, из которого лишь немногие выйдут без душевных ран. Отношения рушатся, дом после вторжения правды обычно густо инфицирован зловещей ненавистью. Измена. Унижение. Стыд. Угрызения совести. Оскорбления. Ссоры. Суд. Развод. Алименты. М-да…

В борьбе за права „бастардов“

Проблема, разумеется, не только в надлежащем осуждения поведении некоторых дам. Увы, не отстают по этой части от нежного пола и мужчины. Защитники теории природной мужской полигамии при этом заявляют: что толку упрекать мужиков в появлении внебрачных детей, ежели этим не брезговали даже дневнегреческие боги? Например, тот же Зевс-громовержец (куда уж выше!) был исключительным бабником, который при встрече с красивыми женщинами просто не мог удержаться от искушения. Иногда – обратившись в золотой дождь, в другой раз – прикинувшись быком или даже мужем оной дамы – словом, не мытьём, так катаньем, но этот самый Зевс всегда добивался своего. Побочным продуктом его сомнительных с точки зрения современной нравственности удовольствий был целый сонм полубогов, рождённых вне супружеского ложа, которое Зевс обычно делил с богиней Герой. Последняя его любовные приключения сносила весьма тяжело, и потому часто старалась ставить на жизенном пути Зевсовых деток массу различных препятствий. Собственно, таким образом она предопределила судьбы большинства „левых“ детей — так называемых „бастардов“, как их брезгливо называли ещё несколько десятилетий назад. Тестов отцовства тогда ещё не было, и определённо установить в каждом случае, откуда чьи ноги растут, было фактически невозможно.

Следы немалого количества внебрачных детей можно найти и в Чехии. Известный средневековый религиозный деятель, вышеградский пробст Ян Волэк, например, был побочным сыном короля Вацлава II. Микулаш, сын Яна Люксембургского и неизвестной матери, тоже сделал выдающуюся церковную карьеру в Чехии и Италии. Во многих случаях именно неравное происхождение было тем мощным двигателем, который гнал вперёд детей, выраставших без отцов. Это обстоятельство принуждало их доказывать всем, что и они имеют законное право на место под солнцем. Впрочем, конечно же, есть и такие «бастарды», которые прославились самостоятельно, между тем, как имена их отцов никому не известны. В пример часто приводится знаменитый чешский поэт Ян Неруда. Но в семье „бастардов“ было и не без урода. Например, печально прославившийся сумасшедший убийца Юлиус Цезарь д'Аустрия был рождён в результате тайной (на уровне секрета Полишинеля) связи императора Рудольфа II и его любовницы Катержины Страдовой.

Кажется, сегодня тяжёлые времена в жизни „бастардов“ окончательно отошли в прошлое. Ведь в наше время анализ ДНК позволяет женщине безошибочно-юридически доказать, что тот или иной мужчина является отцом её ребёнка. Для любителей легкомысленных любовных шашней на стороне приходят тяжёлые времена. Теннисист Борис Беккер, футболист Рональдиньо, монакский принц Альберт II за свои „мимолётные шалости“ заплатили предприимчивым подругам шестизначные суммы. Выходит, что генетические инженеры — самые выдающиеся борцы за права побочных детей. Количество последних, вероятно, на убыль не пойдёт, но зато они теперь могут без опасений обратиться к идентифицированным с помощью ДНК-теста отцам с требованием выдать деньги на карманные расходы.

Дешёвый „момент истины“ по-англосаксонски

Первопроходцами в борьбе с детородными мошенницами, безответственными любителями мимолётных сексуальных приключений, а также другими негативными явлениями в социально-интимной сфере стали, разумеется, вездесущие американцы. Их предложение в этой области общественного спроса было самым ранним и продвинутым. Уже в марте 2008 года жители США получили возможность раскрыть давние тайны происхождения своих и чужих отпрысков всего лишь за $150, причём — в любой аптеке. Появилась также такая реальная услуга, как оформление заказа на тест-комплект Identigene через интернет; впрочем, цена при этом возрастает на $100. Зарубежный заказ — еще плюс полсотни „баксов“ за почтовые расходы.

Революционность новинки состояла в низкой цене и доступности. Американская система работает очень просто: отец, ребёнок (в некоторых случаях – и мать) зондирующей щёточкой несколько раз проводят по своей слизистой оболочке во рту; отобранные пробы отсылаются в лабораторию. В письменном виде или через интернет заказчик через несколько дней получает результаты. Раньше сделать всё это в Америке было гораздо сложнее, а тестирование было дороже в несколько раз. СМИ два года назад говорили, что для десятков (если не сотен) тысяч американцев настаёт момент истины. Болезненный или радостный – для кого как. По данным специалистов, цитируемых американской печатью, не менее 10% тестов в достаточно религиозно-пуританских США показывают, что формальные отцы не имеют права на звание отцов биологических.

С августа 2009 британские фармацевты тоже принялись торговать тестами для самостоятельного определения отцовства по результатам анализа ДНК. Набор стоит около 160 фунтов стерлингов ($250). Для выполнения анализа также необходимо собрать из ротовой полости образцы слюны отца, матери и ребенка. Затем они отсылаются в лабораторию компании Anglia DNA Services, которая выдает результат через пять дней. При желании его можно получить всего лишь в течение суток, но тогда придется заплатить вдвое дороже. Ежегодно в Великобритании проводится около 10000 таких тестов. По мнению ученых, через 10–15 лет тест на отцовство может стать таким же обыденным, как и современные домашние тесты на беременность.

Балансируя со щёточкой на грани этики

В маленькой, но весьма продвинутой Чехии можно было через некоторые избранные аптеки заказать в разных фирмах тест отцовства уже с 2001 года. Впрочем, раньше об этом широкой чешской общественности было относительно мало известно, поскольку, по мнению местных специалистов, эти тесты – на границе этики. "Мы решили эти комплекты непосредственно в аптеки не поставлять, поскольку считаем это не слишком этичным. Но если фармацевт нам позвонит и сообщит, что есть заказчик, то мы способны этот тест в аптеку переслать быстро и без проблем," говорит Марек Минарик, шеф Genomac, одной из крупнейших чешских лабораторий, которые проводят тесты ДНК. Он обращает внимание на тот факт, что чешские законы не настолько толерантны, как в США. В ЧР для того, чтобы можно было работать с биологическим материалом иного лица, необходимо его согласие. Если, например, мать не уверена в том, кто является отцом её ребёнка, и хочет "протестировать" своего мужа, она обязательно должна получить его согласие. "Хотя, разумеется, фирмы не имеют возможности провести экспертизу на предмет того, не является ли подпись отца под материнским заявлением о проведении теста отцовства фальшивой,"- тут же разводит руками пан Минарик.

Есть тут и ещё один довод, который формально препятствует распространению тестов в сети чешских аптек: в ЧР лаборатории, в отличие от США, не принимают всевозможные биологические образцы, например, волосы, ногти, сперму с простыней и так далее. Чехи анализируют исключительно образцы слюны, взятые пресловутой спецщёточкой. "Это – такая форма страховки для того, чтобы обеспечить действительную информированность второго лица. Ведь чрезвычайно просто взять чей-то волос, а потом подделать подпись человека под текстом его согласия на проведение теста. А вот щёточку в чей-то рот просто так засунуть не удастся," делится сокровенными тайнами ремесла г-н Минарик.

Между правом и справедливостью

Впрочем, «патер-тест» — не только возможность для мужчины выяснить (доказать), что он отцом ребёнка не является, но и совсем даже наоборот. Об этом свидетельствует юридическая кауза, недавно разыгравшаяся в чешском городе Свитавы. В феврале 2010 года местный суд отказал в удовлетворении требований молодого отца Ондржея Реды, который судится по поводу своих законных прав „тятьки“. Ондржей добивается, чтобы Фемида ему тест ДНК позволила провести. Научный эксперимент призван доказать, что Ондржей является биологическим отцом полуторагодовалой девочки Викторки, которую бывшая подружка Ондржея самовольно передала государственным органам для последующего её усыновления бездетной парой. Ондржею же бывшая дама его сердца параллельно „навешала лапши на уши“, заявив, что дочка во время родов умерла. Суд отказал незадачливому батяне в его ДНК-притязаниях сразу по линии двух процессов. Дело в том, что Ондржей судится не только по поводу отцовства; он ещё и ведёт уголовную тяжбу против своей бывшей 16-летней сожительницы Эвы и её матери, совершивших (по мнению молодого человека) акт мошенничества.

Адвокат Ондржея Вилем Франек утверждает, что „тест ДНК однозначно бы указал на грубое нарушение прав господина Реды“. Председатель свитавского суда Богумил Котала, однако, имеет иное мнение: судья уверен, что взятие проб для разбора ДНК является "серьёзным вмешательством в личные права человека," в данном случае – в права маленькой Викторки. По словам представителя Фемиды, данный шаг сравним с выдачей разрешения на прослушивание разговоров. Проблема заключается в том, что молодой отец заявление с просьбой о проведении судебного генетического теста подал уже в то время, когда процесс удочерения его ребёнка вступил в законную силу. С другой стороны, парадокс ситуации заключается в том, что Реда в то время ещё не знал, что его дочь жива. Ведь экс-партнёрка упорно утверждала, что дитя скончалось!

Суд мог бы удовлетворить генетическое любопытство молодого человека лишь в том случае, если будет подано заявление о возобновлении процесса относительно удочерения девочки, а создать такой документ могут только биологическая мать бедняжки Викторки, её приёмные родители да региональный орган службы заботы о ребёнке. Все эти три варианта, однако, крайне неправдоподобны.

"Оба родителя имеют одинаковые права в отношении ребёнка, — напоминает адвокат Ондржея. — Кроме того, крайне важно и то, что несовершеннолетнее дитя тоже имеет право на определение его биологического отца." Однако это не совсем верно. Дело в том, что Чехия отказалась ратифицировать статью ООН, которая закрепляет за ребёнком это право. Свитавский судебный отказ провести тест отцовства в отношении пана Реды полностью соответствует данной твердокаменной чешской позиции. Однако упрямый Ондржей от борьбы за дочку и признание своего отцовства не отказывается. "Право – на нашей стороне, — решительно заявляет его адвокат. — Но вот как обстоит дело со справедливостью — не знаю…"

Не пить, не курить, деньги вперёд

Не так давно корреспондент крупнейшей чешской газеты «Млада Фронта Днэс» решил на собственном опыте познать все перипетии процедуры по определению генетического отцовства. Прикинувшись обычным любопытным клиентом, который хочет узнать, от него ли его жёнушка родила маленькую дочь Линду, он так вжился в свою роль, что даже объявил о своём намерении домочадцам и друзьям. Реакция окружающих уже сама по себе была крайне интересной. Коллега Барбора удивлённо спросила: „Боже мой, но почему вдруг тебе это пришло в голову?“ Друг Пётр тоже ничего не понял: „Что такое? Вы разводитесь?“ Ещё один знакомый подколол: „Ты, кажется, в себе не уверен, старина!“ Тёща раздражённо произнесла: „Если бы мой муж сделал то же самое, то я бы его выгнала из дома!“ Лишь супруга корреспондента, Габина сохранила совершенное спокойствие: „Да пожалуйста, ради Бога, иди. Есть только две возможности. Или отцом Линды являешься ты, или Господь Бог.“

Неплохо сказано. Однако многие мужчины подспудно уверены в том, что женщины способны очень ловко своих супругов обмануть и обольстить, коварно притупив их бдительность. Ведь, согласно научно обоснованным прогнозам, количество „кукушат“ в Чехии может колебаться в районе от скромных 10% до внушительных 30%. Так что расслабляться никому не рекомендуется.

Корреспондент в вэб-поисковике задал фразу „тест отцовства“. Первой появилась ссылка на сайт вышеупомянутой компании Genomac. Тест можно было анонимно сделать дома, купив специальный набор приспособлений, который якобы использует даже американская ФБР. Материал для анализа далее пересылается по почте, а через пару дней всё становится ясным, как Божий день. Есть и несколько более сложный вариант со „взятием пробы и идентификацией во время личного визита“. При определённом стечении обстоятельств заключительный протокол исследования в этом случае можно использовать в качестве доказательства в суде.

„Подопытный репортёр“ заполнил на вэбе формуляр, согласно которому, становясь клиентом фирмы, он смирялся с ценой в 8640 крон и оформлял заказ теста. Вскоре из фирмы Genomac позвонили и предложили вариант даты и времени проведения отбора проб генетического материала, а также ознакомили с основыми требованиями. Примерно за час до отбора нельзя есть, жевать жвачку, пить или курить. Нужно иметь при себе документы. Форма финансовых расчётов – предоплата наличными. Рекомендуется прийти вместе с ребёнком – предметом сомнений.

Перед „операцией ДНК“ отца и ребенка фотографируют, потом сверяют документы, включая свидетельство о рождении. Далее каждому тестируемому выделяется „длинная тонкая палочка с короткими щетинками на конце, похожая на щётку для чистки межзубного пространства“. Примерно с минуту её нужно подержать, прижав к десне, в одном заднем углу рта; потом со второй такой же палочкой надо сделать то же самое, но в противоположном углу ротовой полости. Так называемый букальный мазок – безболезненный. Несомненно, он более приятен, нежели взятие крови на анализ. Корреспонденту, насмотревшемуся американских детективов, этот процесс показался вечностью; ведь в заморских фильмах якобы достаточно лишь лизнуть ватку! Спустя неделю репортёр приехал за вердиктом. На бумаге чёрным по белому было написано, что клиент на 99,9962% является биологическим отцом своей дочери. Никаких сенсаций. А ведь во многих других случаях подобные приговоры генетиков легко могут изменить жизнь человеческую. Это – ещё одна суровая плата за умопомрачительные достижения научно-технического прогресса последних лет.

Поделитесь со своими близкими!

Подпишитесь на нашу еженедельную email рассылку!

PharmMark.Ru - Фармацевтические сайты, создание, продвижение, SEO