„Алиментарные“ истины

124988-en-salta-una-jueza-mando-al-psicologo-a-los-padres-de-un-nene[1]Деликатная, но достаточно простая тема выплаты компенсации женщинам, которые остались с детьми, со стороны мужчин, которые в этих семьях уже не живут, за последние 100-150 лет претерпела в Чехии значительные метаморфозы. Банальные алименты стали инструментом политической борьбы и благодатной почвой для бесчисленных словесных сражений между отъявленными феминистками и борцами за права униженных и оскорблённых отцов.

Не от хорошей жизни

А ведь начиналось всё достаточно элементарно. Ещё сто лет назад, если верить классику чешской литературы Ярославу Гашеку, его знаменитый герой, будущий ротный ординарец Йозеф Швейк втолковывал вдрызг пьяному фельдкурату Отто Кацу, что такое „отступное девочкам“, с чем его едят и в каких случаях от него не отвертишься. Австро-Венгерская империя постепенно вводила на своей территории и – в том числе — в своей славянской богемской провинции железные социальные порядки, которые могли бы способствовать удержанию лоскутного государства от распада. Ведь известно, что женщины – великая сила, и если государство будет вести себя по отношению к ним более-менее по-человечески, то и женщины будут ему платить той же монетой. Однако, очевидно, эти усилия либо были чересчур запоздалыми, либо даже они в определённые исторические моменты не могут спасти от падения то, чему суждено упасть и разбиться. Такая беда ведь случилась и с гораздо более солидной, Римской империи, чьи обитатели тоже в своё время много чего напридумывали, чтобы усовершенствовать течение жизни. В том числе, говорят, соорудили и вышеупомянутые алименты. Но даже это не спасло их любимую державу от распада.

Сторонники древнеримской версии создания обсуждаемого нами феномена основывают свою теорию на том, что само это слово произошло от латинского alimentum, что означает «пища, пропитание, содержание». Пишут, что в Древнем Риме алименты получали от государства дети малоимущих и сироты. Таким образом, сама история термина говорит о том, что алименты — отнюдь не роскошь: они призваны удовлетворить насущные потребности самой незащищенной части населения; их получение — гарантия того, что человек будет иметь хотя бы необходимый для поддержания жизни минимум до того времени, когда сможет обеспечивать себя сам. Сегодня этот термин толкуется расширительнее — как средства, которые супруги, родители и дети обязаны по закону платить друг другу. Виды и формы алиментов устанавливаются национальными законодательствами.

Женщина и „осознанная необходимость“

Знамя австро-венгерских политиков, пытавшихся найти в женщинах надёжных союзников в борьбе за консервативные ценности, подхватили чехословаки, а потом и чехи. Была верно нащупана невралгическая точка любого общества: в извечной борьбе за неуловимую справедливость государство должно было показать женщинам, что оно – на их стороне и против безответственных самцов-мужчин. Которые, расставаясь со вчерашними партнёршами, зачастую полностью перекладывают бремя забот и финансовых трат, связанных с воспитанием детей, на хрупкие плечи слабой, но лучшей половины человечества. Эта древняя, как мир, ситуация, разумеется, приобрела достойную огласку лишь в течение последнего столетия, когда женщинам удалось „пробить-застолбить“ за собой целый ряд фундаментальных социально-политических прав. В том числе – право на нормальное финансирование семейной деятельности. Правда, ради этого пришлось старый, основанный на религиозных догматах институт „нерушимой ячейки общества“ походя разрушить и получить взамен атеистическую модель общежития с кучей прав и свобод для каждого и минимумом обязанностей.

Как только чувство морального долга отпихнули в сторону, заклеймив его, как отживший атавизм „проклятого прошлого“, реактивной стрелой устремилось ввысь количество разводов и астрономически начали расти долги по алиментам. Свобода оказалась коварной штукой. Она не только (если верить Пушкину) „встретила радостно у входа“ в здание суда после окончания бракоразводного процесса, но и потребовала вспомнить, что она (по определению Маркса) является „осознанной необходимостью“, а уж что это такое, не могли разобраться целые поколения марксистов. Пока же мужчины праздно философствовали на отвлечённые темы в пивных и кафе, женщины вынуждены были в поте лица своего изыскивать возможности для того, чтобы прокормить детей.

Если кто-то кое-где у них порой…

Нет, конечно, не все мужчины были глухи к многовековым женским страданиям. Например, в Чехии они придумали „выживное“ — так на местном языке называются алименты. Для поддержания жизни в хрупком женском и утлом детском организмах было решено регулярно „стрясать“ с мужского сословия полновесные чешские кроны. Сказано – сделано. При социализме эта система, худо-бедно, однако работала как часы. Не швейцарские, конечно, но добротные, скажем, от фирмы „Полёт“, но в импортном исполнении. Все „мущщины“ были при деле, тунеядство преследовалось по закону, так что на любого злостного неплательщика алиментов немедленно можно было найти управу, согласно решению суда указав бухгалтеру его родного предприятия, чтоб перечислял часть зарплаты матери-одиночке. На такое „выживное“ можно было — не роскошествуя, но и не отказывая себе в самом необходимом – прожить.

Однако потом всенародная тяга к свободе и демократии повернули чехословацкий корабль вспять, к светлому плюралистическому будущему, прочь от мрачного тоталитарного прошлого. И, вместе с весёлой капиталистической безработицей, подслащённой пилюлей пособия на прожитьё, на поверхность местной жизни тут же начали вылезать старые, как мир, грехи тех, кто не хочет исполнять материальные обязанности перед ближними своими. При ярком свете факела свободы выяснилось, что способов взять такого гражданина за жабры и заставить его раскошелиться гораздо меньше, чем при старом режиме. Но делать нечего – нужно изыскивать возможности, как подобного результата достичь. Потому что, как известно из старой русской пословицы, любовь приходит и уходит , а кушать хочется всегда. Особенно – молодым и растущим организмам.

„А ты такой холодный, как айсберг в океане…“

Спустя 20 лет после начала капиталистического эксперимента в Чехии местный политический бомонд пришёл к выводу, что дело по выкачиванию алиментов на детей из карманов их родителей (хочется быть гендерно-корректным, но 90% злостных неплательщиков алиментов в Чехии составляют мужчины, так что уж не обессудьте, братцы) поставлено в стране из рук вон плохо. Справедливости ради, надо сказать, что Чехия в этом смысле столкнулась с тем же айсбергом, который к тому времени с завидным постоянством пускал под воду множество семейных бюджетов по всему свету. По чисто случайному стечению обстоятельств чешские политики зашевелились и воспылали вдруг страстным желанием решить проблемы бедных матерей, самостоятельно воспитывающих детей, непосредственно перед парламентскими выборами, которые замаячили на горизонте уже к осени 2009 года. Практически все мало-мальски значительные политические партии Чехии поспешили в их преддверии выдвинуть свои программы восстановления алиментной справедливости. Социал-демократический депутат Ленка Мазухова даже сгоряча предложила, чтобы государство отбирало у водителей должников шофёрские права. Её радикальная идея, однако, не нашла поддержки среди коллег-законодателей.

Таблицы „размножения“ от министра Коваржовой

Согласно замыслам членов межведомственной рабочей группы по разработке закона об уплате алиментов (в неё, помимо министра юстиции, вошли министр по труду и социальным вопросам, а также другие компетентные лица), которая исходила из опыта соседних государств – Словакии, Германии и Австрии, размер денег на содержание ребёнка в будущем мог бы расти по мере увеличения возраста ребёнка, роста инфляции либо повышения зарплаты алментщика, причём автоматически, без того, чтобы новую сумму алиментов должен был снова пересматривать суд. Главной целью проекта является унификация решений судов по делам об алиментах. Дело в том, что сейчас устанавливаемые размеры выплат отличаются в зависимости от того, суд какого именно района Чехии выносит решение. «Разница порой доходит до 100%,» заявила министр Коваржова. В рамках ведомственного эксперимента судьям был разослан фиктивный тест: нужно было заочно рассмотреть иск в отношении пластического хирурга, который зарабатывает 165 тысяч крон в месяц и должен платить алименты на ребенка. Один судья постановил ему выплачивать 16 тысяч, другой — в два раза больше.

Алименты на одного ребёнка могли бы уже с середины будущего года колебаться в пределах от 9 до 24% «чистой» зарплаты родителя — таков план министра юстиции Коваржовой. Минюст разделил детей на пять категорий согласно возрасту и предложил для них процентное соотношение, которым могли бы в будущем руководствоваться судьи при назначении алиментов. Это ведомство при создании проекта исходило из данных о средних расходах на одного ребёнка, которые Чешское статистическое бюро (ЧСБ) опубликовало в 2003 году. Министр Коваржова полагает, что нынешние потребности ребёнка гораздо выше.

Разработчики будут принимать во внимание не только возраст ребенка, но и, например, особенности развития ребенка, его возможные болезни, аллергии, хобби. Роль также будут играть размер имущества родителей, область их проживания, то, насколько легко в этом регионе найти работу, а также среднестатистический размер зарплаты в данной области. Что касается семей с большим количеством детей, тут судья должен будет принимать решение по своему усмотрению.

По мнению президента чешской Судебной унии Томаша Лиховника, таблицы вовсе не обременят суды и не подвергнут опасности их независимость; к тому же, такая система уже доказала свою жизнеспособность в соседней Австрии. В каждом конкретном рассматриваемом случае судья будет объяснять, почему он установил сумму больше или меньше основного процента.

После того, как суды и ведомства выскажутся по поводу министерских таблиц (смотри таблицу 2) и внесут в них свои коррективы, госпожа Коваржова хочет «запустить» нововведение в практику, в рамках годового пилотного проекта. Министр также планирует разработать рекомендации для судов по поводу методов определения доходов родителей, которые, к примеру, занимаются бизнесом и не выказывают никакой прибыли.

Социал-демократы и „эрзац-алименты“

„Левые“ партии Чехии не могли остаться в стороне от этой благодатной темы, которая могла бы на выборах принести тому, кто наилучшим образом её „окучит“, голоса матерей-одиночек. Ведь не секрет, что женщины гораздо активнее участвуют в подобного рода голосованиях, нежели мужчины – существа инертные и давно потерявшие веру в то, что они считают справедливостью. Поэтому социал-демократическая партия Чехии уже не раз ставила проблему алиментов, как говорится, ребром. Например, несколько лет назад социал-демократы предлагали, чтобы алименты за родителей, относящихся к социально слабым слоям населения и отказывающихся платить, компенсировало государство. Эту норму „левым“ депутатам даже удалось „продавить“ через парламент в 2006-м. Но потом президент страны Вацлав Клаус наложил на неё вето, аргументировав его тем, что такой закон лишь поддерживал бы безответственность и без того распоясавшихся лодырей-родителей.

Предыдущий состав нижней палаты парламента уже не имел времени для того, чтобы попытаться вето пана президента преодолеть, и потому социал-демократические депутаты нового созыва представили три года назад на рассмотрение коллег следующую версию „алиментарного“ закона. В соответствии с ней, государство должно было бы перечислять родителям детей, которым бывший партнёр или партнёрша не платят деньги на содержание потомков, от 2625 до 3795 крон в месяц, в зависимости от возраста ребёнка. Для сравнения: средний размер сегодняшних алиментов равен 1577 кронам. Максимальная сумма алиментов могла бы достичь 2,5 прожиточного минимума. Эрзац-алименты на детей моложе 15 лет могли бы составлять три четверти суммы, установленной судом. На детей старше 15 лет государство перечисляло бы 100% алиментов. Расходы госказны бы в случае реализации этого закона равнялись 1,57 миллиарда крон в год.

Право на получение этого пособия, по мнению социал-демократов, не имели бы все граждане; выплата была бы связана с доходом родителя, который не превышал трёх сумм прожиточного минимума. Заявление с просьбой о выплате денег граждане могли бы подать в том случае, если два месяца подряд не получали определённые судом алименты.

Критики законопроекта утверждали, что речь идёт, собственно, о новом социальном пособии. Эта легислативная норма, мол, не решает вопрос взыскания алиментов со злостных неплательщиков; принятие её означало бы отказ от реализации уже действующих законов. Оппоненты также говорят, что эта норма в будущем фактически избавит должника от обязанности платить алименты, поскольку государству всё равно не удастся „вытрясти“ из него денежки.

Но авторы проекта с пеной у рта доказывали, что ситуация некоторых семей просто-таки нуждается в подобной корректировке. «Нормальному развитию детей угрожает и бедность неполных семей. Известно нежелание работодателей найти для одиноких матерей соответствующие рабочие места. С чрезвычайными проблемами сталкивается обеспечение основных потребностей – оплаты жилья, пищи и одежды, не говоря уже о таких вещах как развитие моторики у детей» заявляли социал-демократы.

„Безответственность“ наоборот

Когда выяснилось, что вышеописанную идею не удастся утвердить в парламенте, социал-демократическая фракция предложила определить минимальные обязательные алименты для детей разведённых родителей. Тот из них, кто о ребёнке не заботится, должен был бы, согласно этому законопроекту, платить ежемесячно хотя бы 1400 крон на ребёнка до 6 лет и 1680 крон – после 6 лет. Ещё более высокие минимальные алименты бы пришлось „отстёгивать“ более богатым родителям; сумма в проекте доходит до 13200 крон в месяц на ребёнка. Алименты бы регулярно валоризировались по мере роста прожиточного минимума.

Предлагая государству регулировать размер алиментов, социал-демократы одновременно фактически отказались от своей прежней идеи введения государственных „эрзац-алиментов“, которые бы платились родителям, не получающим денег от бывших партнёров. Выяснилось, что этот проект не был бы эффективным в реальной жизни. Социал-демократы (ČSSD) заявили, что „государственные алименты“ не прошли проверку на практике в соседней Словакии. Нововведение вызвало в словацкой госсистеме дополнительный хаос: должники с внезапно проснувшейся совестью якобы не знали, нужно ли им платить деньги семье или государству. Последнее же, так или иначе, не имело большого успеха в деле взыскания долгов с нерадивых алиментщиков.

Осознав ошибку и посыпав голову политическим пеплом, социал-демократы тут же предложили, по сути, то же самое, но, как говорят в России, „вид сбоку“: альтернативные алименты в размере половины их минимального размера. Если злостного неплательщика не удастся «пробить» даже при помощи экзекуторского вмешательства, то государство выплатит ребёнку половину минимальных алиментов, то есть, 700 или 840 крон в месяц. Эту сумму государство бы потом взыскивало с неплательщика. Право на эти деньги имели бы семьи, которым один из родителей задолжал алименты, и которые также имеют право на получение пособия на ребёнка. Выплатой подобных сумм занимались бы бюро по трудоустройству.

„Правая“ Гражданская демократическая партия (ODS) обратила внимание на то, что выплата алиментов из госказны в любом виде лишь укрепила бы безответственность должников. «Тем самым мы подтолкнём родителей к тому, чтобы они между собой договорились и алименты не платили,» заявила министр Даниэла Коваржова, которая считается креатурой «правых». «Это колоссальная ошибка — превращать государство (которое и так весьма неэффективно действует при востребовании долгов) в «универсального папашу». Такой подход приведет к появлению еще большего количества неплательщиков, которые просто махнут рукой на свои обязанности: государство, мол, прокормит. Кроме всего прочего, неуплата алиментов – уголовное преступление. Получается, что государство берет на себя ответственность за уголовников,» подчеркивает лидер гражданских демократов Петр Нечас.

Алиментная „линия фронта“

Политики продолжают раскручивать выгодную для сбора предвыборных очков алиментную тему. „Правые“ и правоцентристские политики полагают, что решение проблемы – в административном „закручивании гаек“: суды должны решать дела по алиментам в первую очередь, а истечение срока давности по таким преступлениям надо считать от момента достижения ребёнком самостоятельности. Фемида также должна получить возможность истребовать информацию не только о месте пребывания должника, но и о его имуществе, номерах банковских счетов и о количестве денег на них. „Правая“ версия изменений и дополнений в законодательство планирует ввести преимущество взыскания алиментов перед долговыми исками финансовых органов. Коррективы гражданско-процессуального кодекса в этом случае коснутся и неплательщиков, которые получают социальные пособия. Предполагается, что им будут выдавать не прожиточный, а так называемый „экзистенциальный“ минимум, которого хватает лишь на то, чтобы не умереть с голоду.

„Левые“ предлагаемые изменения в принципе приветствуют, однако обращают внимание на то, что данная реформа не решает проблемы родителей, которые уже ждут присуждённых им алиментов. „Мать будет иметь три-четыре судебных решения в её пользу, но деньги эти всё равно не получит,“ напоминает социал-демократический депутат Анна Чурдова. Государству гораздо проще взыскивать долг с неплательщика, чем одинокой женщине. Кстати, по словам г-жи Чурдовой, уже 16 стран ЕС смогли гарантировать детям деньги на содержание. В Европе, мол, существуют только две реальные возможности решения проблемы содержания – создание специального алиментного фонда или выплата особого, возвратного пособия. Такие системы уже работают, например, в Швеции, Австрии, Германии и Словакии. По мнению депутата Чурдовой, лучше инвестировать в детей и спасти семью от падения в трясину бедности, чем потом финансировать огромными суммами лечение наркоманов или решение иных социально-патологических проблем.

О птицах высокого полёта

Деньги деньгам – рознь. Кто-то был бы рад и паре тысяч крон от государства в счёт долга непутёвого экс-супруга. А кому-то и десятки тысяч кажутся слишком маленькой суммой. Чешские суды всё чаще принимают решения о выплате весьма высоких алиментов – например, величиной в 15000 крон на подрастающего ребёнка. Речь идёт о случаях, когда родитель, дитя не воспитывающий, имеет большие доходы. Проблема, однако, состоит в том, что невозможно эффективно проконтролировать, на что женщина использует алименты. Теоретически сумма предназначена ребёнку, но далеко не каждый ребёнок пользуется её благами. Всё зависит только от доброй воли его матери. Всецело полагаться на которую, конечно, не стоит. Поэтому судьи всё чаще (сами или по просьбе отца) устанавливают, что наличными выплачивается лишь часть денег, а остальное отправляется на специальный накопительный счёт. В качестве частичного решения проблемы предлагаются и так называемые связанные счета, с которых бы ребёнку оплачивались регулярные расходы – детский сад, школа, разные кружки.

С другой стороны, возникают проблемы с подтверждением действительных доходов мужчин. Затуманивание мозгов и засекречивание таких цифр в Чехии имеют богатые традиции. Об этом свидетельствует большое количество „бедных“ предпринимателей, которые ездят по муниципалитетам и собирают социальные пособия. С алиментами – та же проблема.

В последнее время известно всё больше случаев, когда женщины требуют от высокопоставленных, знаменитых или просто богатых мужчин действительно астрономические суммы алиментов. Первой ласточкой таких претензий в Чехии считается бракоразводный процесс между бывшей телевизионной ведущей Миркой Чейковой и известным игроком в гольф, чехогерманцем Александром Чейкой. Речь шла о требованиях величиной в сотни тысяч крон в месяц. Хотя судам никто не мешает признать даже столь высокое содержание, на практике это не происходит; суды чаще всего устанавливают богатым людям алименты в размере от 14 до 26 тысяч крон.

«До самыя смерти»

Алименты связаны не только с детьми. Согласно чешскому законодательству, мужчина и женщина имеют в браке одинаковые права и обязанности. Они должны жить вместе, хранить обоюдную верность, взаимоуважение, помогать друг другу, совместно заботиться о детях и создавать здоровый семейный микроклимат. Предоставление денежных и иных средств на покрытие расходов совместного хозяйства может быть полностью или частично сбалансировано личной заботой о совместном хозяйстве и детях. Супруги несут по отношению друг к другу обязанность обеспечения содержания. Если один из супругов добровольно не выполняет этот долг, то суд определяет размер содержания с учётом заботы о совместном хозяйстве. Эта обязанность супругов возникает с момента заключения брака и завершается смертью либо вступлением в законную силу судебного решения о разводе. Впрочем, обязанность содержать бывшую половину может сохраниться и после развода. Если бывший супруг (супруга) не может прокормить себя сам, он имеет право требовать от бывшего партнёра, чтобы тот выплачивал ему пособие. Этот шанс может использовать мать, которая постоянно заботится о ребёнке, или же женщина в возрасте, которая в браке занималась исключительно заботой о семье и домашнем хозяйстве, и потому утратила возможность сделать успешную карьеру. Обоснованным было бы и требование от лица, которое длительное время болеет или является инвалидом. Послебрачное содержание завершается, если «содержимое» лицо заключает новый брак, или же умирает тот, кто обязан содержать. Алиментные обязанности не переходят на наследников. Возможно, это — единственная хорошая новость во всей этой грустной саге о человеческой низости, доведённой до полного социального идиотизма.

Полную версию статьи читайге в журнале ЧЕХИЯ – панорама №3(26)/2010

Поделитесь со своими близкими!

Подпишитесь на нашу еженедельную email рассылку!

PharmMark.Ru - Фармацевтические сайты, создание, продвижение, SEO