Сокровища Чешской котловины

10 крупнейших кладов Богемии – уже выкопанных и ещё не найденных

чешские кладыВ недрах маленькой страны за всю её тысячелетнюю историю было спрятано и потом былью поросло немало богатых кладов. Эксперты сходятся во мнении, что, несмотря на плотное народозаселение чешской державы, исхоженность её троп вдоль и поперёк, с годами становящееся всё более изощрённым снаряжение страстных кладоискателей и счастливую планиду авторов случайных находок, копать в Чехии ещё – не перекопать. Очевидно, поиски утраченных богатств никогда не закончатся. Слишком уж велик соблазн…

При слове „клад“, чего греха таить, у многих из нас, грешных, ярким стяжательско-приключенческим светом загораются глаза. Клад – очень возбуждающее слово, сильный наркотик, особенно для тех, кто в детстве увлекался чтением „Острова сокровищ“ Роберта Льюиса Стивенсона. Лишь немногих может оставить равнодушными представление о том, что они могли бы найти что-то подобное сундуку с золотом и бриллиантами, зарытыми пиратом Флинтом где-то в Карибском архипелаге.

Отголоски бронзовой эры

Если вспомнить старую добрую пословицу, что не всё-то золото, что блестит, то можно понять фанатизм археологов нового времени. Они, конечно, хотели бы найти, скажем, золотой шлем Александра Македонского, утерянный им во время индийского похода, но, ввиду того, что оный давно уже был обнаружен героями советской комедии „Джентльмены удачи“, приходится довольствоваться вещами более приземлёнными. Хотя и весьма ценными с точки зрения исторического богатства. Руководствуясь вышеуказанной пословицей, чешские археологи вплотную занялись древними захоронениями бронзового века. Например, в местности, именуемой Кози Гржбеты, что близ пражского района Сухдол, были откопаны депоты (так по-научному именуются эти клады) головокружительной древности – они датируются 2200-1950 годами до нашей эры. Считается, что это историческое сокровище бесценно; но в 30-е годы семь бронзовых кинжалов из этого клада были проданы на аукционе за 160 тысяч чешских крон.

Бронзовый век оставил на земле будущей Чехии множество следов. Клады тех далёких времён нашпигованы украшениями типа булавок и серёг, поясными пряжками, слитками-гривнами в форме топориков, часто использовавшимися в качестве денег. Находить такие захоронения стали особенно часто в 20-м веке. Например, бронзовый клад был разрыт в 1904 году в поселке Оборж близ Хомутице. Из земли была извлечена пузатая керамическая посудина, содержавшая 9 топориков, 19 массивных литых браслетов, 2 браслета манжетных, несколько браслетов в форме спирали и уникальную литую цепь, очевидно, выполнявшую функцию пояса. Почему „бронзовые“ люди эти предметы закапывали? Доподлинно это неизвестно. Речь может идти как о сокровище торговца, так и о жертве богам или же о товарных запасах доисторического металлурга.

Кельтское золото, ореховые розги и гусиные желудки

Полтора тысячелетия спустя после того, как щедрые бронзовые сеятели раскидали по территории республики россыпи своих металлоизделий, на этой земле утвердились кельтские племена. Эти господа уже знали толк в благородных металлах, добывали золото, чеканили из него монеты и создавали украшения. И, как показывает немалое количество счастливых находок, имели обыкновение время от времени зарывать эти ценные предметы в землю. Один из таких кладов был найден в 18-м веке на берегу ручья около деревни Подмоклы, что находится близ замка Кршивоклат. Датируемое 4-2-м веками до нашей эры сокровище позже было оценено в 250 миллионов крон; стоимость одного только золота „на вес“ достигает 20 миллионов чешских крон.

Дело было так: 12 июня 1771 года местный крестьянин Ян Кох, после знатных дождей собравшийся было косить сено, в овражке заприметил кусочки желтоватого металла. Золото пейзанин ранее никогда не видел, а потому решил, что это – латунные пуговицы. Кох набрал в карманы побольше „пуговиц“, чтобы дома позабавить сына новой игрушкой. Кох-юниор уютно расположился во дворе с „безделушками“, и тут его увидел проходивший мимо еврей Пацнер. У него-то глаз был намётанный; сосед немедленно распознал, что в руках у пацана – самое что ни на есть золото. Когда местные жители узнали о случившемся, вся деревня опрометью кинулась к ручью. Там, на берегу из почвы торчал край большого бронзового ведра, до краев наполненного золотыми монетами невероятной чистоты. Здесь же обнаружили золотое 80-граммовое ожерелье.

О сокровище узнал писарь Кашпар Ружичка, чиновник князя Карла Эгона Фюрстенберка, который, прибыв на место, с помощью ореховых прутьев оперативно „выбил“ из подмокельских обывателей большую часть клада. Первая порция телесных наказаний собрала „урожай“ в виде 1260 монет. Но писарь неутомимо продолжал „работу с населением“, что увеличило „таможенный сбор“ до 4200 монет – примерно 40 кило золота! Сегодня есть предположения, что ушлые подмокельцы всё же смогли зажилить более 800 монет. Кроме того, часть клада рассеялась по течению ручья. Особенно курьезным было обнаружение впоследствии золотых кругляков в желудках двух гусынь, которых некий хуторянин принес в качестве взятки управляющему имением. Общая стоимость клада в те годы была определена суммой в 76 000 обычных золотых монет. К сожалению, большая часть предметов из подмокельского клада была расплавлена для чеканки новых терезианских и фюрстенберкских дукатов. Лишь небольшое количество монет после долгих лет разных приключений очутилось в экспозиции пражского Национального музея.

О происхождении сокровища шли долгие споры. Историки Микулаш Фогт и Геласиус Добнер полагали, что речь шла о деньгах чешских языческих князей. Лишь в 1850 году один из первых богемских археологов, профессор Ян Эразим Воцел на основании исследования остатков клада выяснил, что это — кельтские монеты. Которые были, очевидно, не первыми и не последними из найденных в Чехии.

„Уходим под воду“, или Глубокие омуты Эльбы

Сокровища опатовицкого монастыря, благодаря известному чешскому писателю Алоису Йирасеку, превратились в один из самых знаменитых и наиболее разыскиваемых кладов Чехии. Ситуация несколько осложнена тем, что никто точно не знает, где именно монастырь находился. Известно лишь то, что он был основан в 1085 году, при князе Вратиславе. Обитель была построена на изгибе реки Лабы (Эльбы), на правом ее берегу, при впадении в нее маленькой безымянной речушки-ручья, примерно на полпути между Кунетицкой горой, что находится близ города Пардубице, и Градцем Краловэ.

Благодаря многочисленным дарам и грамотному хозяйствованию в плодородном крае, монастырь вскоре вошёл к число самых богатых в стране. Согласно легенде, однажды его посетил сам государь Карл IV, величайший из чешских королей, прослышавший о местных сокровищах. Когда он пожелал их увидеть, аббат повёл императора в „закрома“. Точнее – в погреба. За железными дверями скрывались помещения, а которых до потолка были складированы драгоценности, ювелирные изделия, серебро, золото… На память Карл получил от монастыря в подарок золотой перстень с огромным бриллиантом.

Во время гуситских бурь и потрясений 15-го века опатовицкий монастырь был разграблен и сожжён. Желая, чтобы аббат выдал место, где хранится клад, бандиты, спрятавшиеся под личиной идейных утраквистов-протестантов, святого отца даже мучили. Но сокровище (цена которого прогнозируется в пределах нескольких миллиардов крон) так и не нашли. Время смело с поверхности земли всё, вплоть до руин монастыря, который никому никогда так и не удалось найти. Сокровище же (если оно действительно существовало) покоится в своем схроне по сей день. Согласно одной из версий, искусные монахи изменили течение Лабы, затопив монастырь вместе с его несметными богатствами.

Заколдованный разбойничий колодец

Град Скала в районе Пльзень-юг принадлежит к уникальным архитектоническим памятникам. Строители использовали природное раздвоение возвышенности и воздвигли град, созданный двумя самостоятельными „костяками“. Первые письменные упоминания о нём относятся лишь к началу 14-го века. Если верить некоторым источникам, то после 1427 года господином Скалы стал некий владыка, имя которого окутано мраком; известно лишь то, что он интенсивно занимался разбойным ремеслом. Впоследствии его идентифицировали как Богуслава из Влчи; право же управления градом ему якобы доверил еще один известный „экспроприатор“ – Ян Жижка. Однако, если верить историческим записям, то Богуслав реально жил веком ранее: он дважды предстал перед судом – в 1318-м и 1324 годах. Как бы то ни было, Скала все равно была излюбленным местом разбойников и непременно сопутствующих их „деятельности“ кладов.

В неспокойные времена после гуситских войн на Чёрной Скале обосновались вполне реальные бандиты, регулярно нападавшие на пльзеньских купцов. Чаша терпения законопослушных граждан переполнилась в 1441 году, когда Гинек Крушина из Швамберка и Гануш Коловрат осадили Скалу, град силою оружия добыли и сожгли. Злые языки утверждали, что штурм был весьма далек от героизма: „группа захвата“ нагрянула к бандитам, накануне предававшимся греху алкоголизма и бывшим потому в состоянии полной отключки. Кроме того, „федералы“ проникли в крепость коварно – через подземный ход. Но – победителей не судят.

Еще в 1505-м Скала была обитаема; но уже через 63 года град упоминается в летописях как заброшенный. Легенды, однако, повествуют, что на граде спрятаны клады разбойников, которые стерегут различные чудовища. Чаще всего здесь якобы видели черного пса с огненными очами, который стерег крепостной колодец.

Когда несколько смельчаков все же решились заглянуть в колодец, взорам их на дне предстала большая черная бочка. Ценой нечеловеческих усилий им удалось 60-килограммовую ёмкость вытащить наверх и открыть. Бочка была полна золотых и серебряных монет. Но, как только отважные кладоискатели дотронулись до них, бочка снова рухнула вниз. Послышался вой пса, а колодец до краев наполнился водой.

Вскоре нашёлся отчаянный солдат-отпускник, пожелавший повторить подвиг предшественников. Он приготовил лебёдку и длинную веревку, к которой привязал большую корзину. Герой с зажжённым светильником сел в корзину и приказал, чтобы его вытащили наверх немедленно, как только он дёрнет за верёвку. Прошло немало времени, прежде чем корзина достигла дна колодца. Вдруг солдат подал знак; его ассистенты начали изо всех сил тащить корзину на Божий свет. Очутившись наверху, солдат рассказал, что в колодце чувствуется сильная вонь, а у самого дна есть железная дверь. Он хотел её осмотреть, но свет в фонаре вдруг погас. Внезапно его охватил панический страх; вот почему он так лихорадочно принялся дергать за веревку. Вторично вниз ему отправляться уже не хотелось. Были и другие попытки извлечь разбойничий клад, но все они также кончались фиаско. Ходят слухи, что крепостные сокровища (которые оцениваются в 27 миллионов крон) под шумок заграбастал некий мельник из деревни Нездице, владевший тайнами колдовства. Он якобы забыл здесь лишь 12 золотых уток, которые каждый год, на Вербное воскресенье прохаживаются по высохшим крепостным рвам. Впрочем, возможно, это — лишь выдумка, долженствующая отвадить детей от опасных попыток лазать в подземелье.

От пса баскервильского до пса вышеградского

Мистики то и дело указывают, что клады нередко охраняются жуткими призраками черных собак с огненными глазами. Таких страшилищ, мол, часто видели в Праге, у старой ратуши в Градчанах, на Лоретанской улице, а также около ротонды святого Мартина на Вышеграде. Почитателям творчества Артура Конан-Дойля сразу вспомнится его знаменитая „Собака Баскервилей“. И неслучайно: специалисты по эзотерике считают, что животные с похожим экстерьером, бегающие по девонским болотам и пражским улочкам, — одного поля ягода. На пражском Вышеграде появляется дьявольский пёс с кровавыми глазами и огненным языком, волоча за собой раскалённую цепь. Согласно преданиям, он охраняет знаменитый вышеградский клад. А там уж добра было спрятано — немеряно. Например, легендарная чешская княжна Либуше якобы походя утопила во влтавском затоне под вышеградской скалой золотую колыбельку, чтобы та вынырнула в 14-м веке и уснул в ней заветный ребёнок — будущий „Отец Родины“, император Карл IV. Там, где привидение собаки ходит кругами, предположительно находится тайный вход в скальное подземелье. Для подтверждения теории приводят заметку, опубликованную 11 августа 1877 года в чешской «Национальной газете». Мол, вблизи древнего городища кельтов около Бероуна нашли несколько сотен золотых кельтских монет. Причём именно на этом месте ранее якобы также видели загадочный призрак черного пса с огненными глазами.

Великоморавские „виноградные“ серёжки

Как свидетельствуют археологические и иные источники, Чехия в 9-10-м веках находилась под властью Великоморавской империи. С той поры сохранилось несколько богато украшенных могил, которые содержат драгоценности и иные художественно обработанные предметы, доказывающие влияние ремесленников из Великой Моравии на чешских раннесредневековых ювелиров. К числу наиболее интересных склепов относится гробница близ деревни Желенки (окрестности Духцова), которую в 1850 году нашел К. Фрост. Среди золотых украшений, имеющих явно великоморавское происхождение, нашлись золотые серьги в виде гроздьев винограда, золотой гомбик, нож, инкрустированный слоновой костью, с золотыми заклепками на черенке и обвитый серебряной проволокой. К числу иной роскошной утвари гробницы принадлежала и античная камея 4-го века с золотой цепочкой. Ввиду богатства содержимого могилы, среди которого были и драгоценности „мэйд ин Великая Моравия“, считается, что похоронена здесь была высокопоставленная особа моравского происхождения, которая драгоценности привезла в качестве свадебного „снаряжения“.

Бржезницкая дама с розой

В храме святого Игнатия, что в посёлке Бржезнице (район Пршибрам), над главным входом висит портрет дворянина и дворянки. Обрюзгший мужчина с усиками облачен в темные одежды; руки его лежат на столе. В левой он держит уставную грамоту, в правой – ключ. Это основатель костёла господин Йенишек из Уезда. Дама напротив – его жена. Ее руки, лежащие на столе, сжимают розу.

Деревня Бржезнице ранее была собственностью господ из Локшан, которые в 1618 году имели неосторожность поучаствовать в антигабсбургском восстании. После поражения бунтовщиков их имущество было конфисковано, а сами они вынуждены были бежать из страны. Однако надеялись, что в свой замок вскоре вернутся, и потому спрятали родовое сокровище (очевидно, миллионы крон в современной валюте) в укромном месте — в замковом заповеднике, под розовым кустом.

Конфискованный же замок, между тем, достался католическому пану Пршибику Йенишеку из Уезда. Когда он вскоре после вступления в права собственности отдал распоряжения относительно весьма дорогостоящей перестройки бржезницкого храма, а также основания новых монастыря и костёла, все начали шептаться: новый хозяин, мол, не иначе, как нашел клад господ из Локшан. А потом появилось и ещё одно тому подтверждение: в костёле была размещена упомянутая картина с однозначными (с точки зрения толкователей) символами. Проходя же по парку бржезницкого замка, туристы могут увидеть синий крест. Говорят, что он якобы стоит на месте того самого розового куста, на котором семейство Йенишека так здорово поднялось.

Распаханная „касса“ „галльских петухов“

На южном склоне холма Тихловец, возвышающегося неподалеку от западночешского городка Пршештице, на высоте 480 метров над уровнем моря стоят могучая липа и небольшая часовня. И дерево, и сакральное сооружение связаны с золотым кладом. В 18-м веке часовенку построил крестьянин Лоуда из Пржиховице. Когда он пахал неподалёку, то наткнулся на металлическую посудину с множеством золотых и серебряных монет (на нынешние деньги – несколько сотен тысяч крон). Клад пахарь передал пршештицкому священнику; монахи велели ему часть найденных денег потратить на новую часовню.

Сокровище это связано с войнами за австрийское наследство. Когда в 1742 году императрице Марии Терезии удалось изгнать войска баварцев и французов из Праги, группа „лягушатников“ пыталась покинуть Чехию через Пршештице. Она укрылась в скалах, но отряд императорских гусар выследил оккупантов и беспощадно их перебил. Умирающий французский офицер из последних сил закопал военную кассу в размокшую землю. Утром жители Пршиховице похоронили мертвых французов, место последнего упокоения солдат отметили деревянным крестом, а весной на могиле посадили липку.

В 1933 году часовню отремонтировал новый хозяин земельного надела, пан Кокошка. В подножие сакрального сооружения замуровали документ о той эпохе, а в фундамент поместили человеческую кость, найденную неподалеку от капеллы. В пршиховицкой кузне же еще долго демонстрировали железную ёмкость для накаливания инструментов – это и была вывороченная из земли плугом пана Лоуды военная касса.

Тонны золота, „Янтарная комната“ и уран

Времена кладов 20-м веком не завершаются; большим источником надежд для современных кладоискателей являются остатки былой роскоши нацистской Германии. В течение первых четырёх военных лет нацисты захватили ценности стоимостью около 80 миллиардов рейхсмарок. Эти богатства ранее принадлежали различным субъектам в Чехии, Польше, Франции, Люксембурге, Дании, Норвегии, Югославии, Греции и Советском Союзе. После поражения Германии американцы нашли в разных местах Европы 220 тонн золота. Ещё 50 тонн были депонированы в Швейцарии, а 7 тонн – в Швеции. Однако до сих пор не удалось найти все награбленные нацистами богатства. Некоторые из нацистских кладов, весьма возможно, по-прежнему покоятся в схронах на территории Чешской Республики.

Вероятно, самым известным кладом современности в Чехии является так называемый штеховицкий схрон, за которым давно идёт безуспешная охота. В начале апреля 1945 года немецкий офицер СС Эмиль Кляйн надзирал здесь за процессом углубления штольни; на дно у плотины должны были спустить железобетонные кессоны со взрывчаткой. Согласно приказу нацистского командования, если немецкие войска будут вынуждены покинуть Прагу, то плотину Штеховицкого водохранилища должны были взорвать, чтобы затопить столичный район Старэ Мнесто.

Плотина, слава Богу, на воздух не взлетела. Более того, говорят, что минирование её было лишь отвлекающе-маскирующим маневром. О том, что на самом деле было скрыто в штольне, которую заключённые долбили под надзором эсэсовцев, не устают говорить до сих пор. Например, упоминают архив госсекретаря канцелярии рейхспротектора Карла Германна Франка, который в феврале 1946 года вывезли из Штеховице американские коммандос. Поговаривают также о документах, касающихся тайных исследовательских проектов, о ценностях и золоте.

Как бы то ни было, сокровище до сих пор так и не было найдено. Между тем, его искала и мощная система госбезопасности социалистической Чехословакии. После второй мировой её органы землю рыли, стремясь найти нацистские архивы и не допустить того, чтобы преследование военных преступников было прекращено за давностью лет. ГБ также была мотивирована и возможностью нахождения кладов. В 80-х годах этот интерес был частично утрачен. Но его вновь подхлестнуло так называемое „письмо Рыбина“ и угроза радиоактивного загрязнения, источником которого могли быть нацистские схроны.

1 сентября 1986 года бывший сотрудник Корпуса национальной безопасности Й. Рыбин послал письмо секретарю ЦК КПЧ, президенту республики Густаву Гусаку. Автор указал три точки, где мог находиться заветный тайник: высоту „В лесу“ (район Градиштько), холм Медник и „холм Бобека“ близ Штеховице. Эти данные он почерпнул из архива МВД ЧССР; в 1952-56 годах Рыбин работал следователем по делам о военных преступлениях, а позже был офицером-оперативником, распутывавшим тайные нацистские сети.

Прочитав письмо Рыбина с прилагавшимся к нему внушительным списком, коммунистические бонзы почесали в затылках: ешё бы, ведь необходимо было организовать поиски на участках общей площадью в 500 квадратных километров! Аргументы Рыбина, однако, подействовали, на основе письма была проведена широкомасштабная акция. Увы — с нулевым результатом. Что, однако, не умеряет пыл искателей сокровищ и поныне.

Верхняя Либхава: иоганниты против СС

На краю поля, во времена второй мировой бывшего аэродромом, зияет глубокая шахта. Кирпичная надстройка говорит о том, что это – дело рук человеческих. Попытки спуститься на канате во тьму шахты, как правило, кончаются неудачей: земля начинает разрушаться, а нижняя часть шахты слишком узка для того, чтобы человек через нее смог пробраться. Это, однако, не мешает кладоискателям лелеять надежды на то, что эти шахты связаны с подземельем близлежащего замка, в котором во время войны находилась группа СС „Мальта“. Мы – в Верхней Либхаве, на севере Чехии.

Письменные источники говорят, что шахты на краю прежнего полевого аэродрома – часть системы погребов замкового пивзавода; во время войны они служили военным целям. Здесь было построено бомбоубежище, в котором легко умещались несколько сотен человек. О замке, который в 1574 году вместе с часовней воздвиг на месте прежней твердыни Йиндржих из Вартенберка, ходят интересные слухи. Его следующим хозяином стал Вилем Вратислав из Митровице, архиприор ордена иоганнитов. В собственности мальтийских рыцарей замок в Верхней Либхаве оставался до 1926 года, когда его в рамках земельной реформы продали. Последний предвоенный владелец, сенатор Йозеф Враный замок потерял после немецкой оккупации Судетской области. Замок перешёл под немецкое управление; здесь находился учебный центр для нацистских функционеров. Потом его прибрали к рукам люди из СС. Отсюда и пошли легенды о нацистских кладах, укрытых в запутанном подземелье либхавского замка. Подтвердить их, однако, пока не удалось. Известно лишь, что сюда в конце войны из Берлина перевезли архив французского МВД, который потом попал в руки Красной Армии. Отсутствие внятной информации не лишает замок флёра притягательности для множества кладоискателей-любителей.

Збирог: тайны замкового колодца

Этот замок стоит на булыжной скале, проросшей яшмой. Во времена второй мировой войны немецкий абвер (военная разведка) выяснил, что кристаллы яшмы прекрасно отражают радиоволны. Хозяев Збирога, дворян из рода Коллоредо-Мансфельд отсюда выпроводили, а замок получил новых собственников. С 1942 года он был главным штабом СС. Нацистские радисты в его стенах занимались прослушыванием всего мира. Супертайное место не было отмечено на картах; на дорогах не было указателей, как проехать к замку. Его давно подозревали в том, что в глубинах своих он скрывает много чего ценного и таинственного. И вот недавно были, наконец, получены некоторые доказательства возможности наличия таких кладов. Во время чистки колодца нашли ряд нацистских документов, которые сейчас проверяет чешское МВД. Ожидается, что в подземелье, под фальшивым колодезным дном на глубине 80 метров существуют тайные помещения, в которых можно будет обнаружить немало интересного.

Многие входы эсэсовцы замуровали таким толстым слоем железобетона, что его не удавалось пробить даже 6-метровым сверлом! Немцы должны были здесь, очевидно, спрятать нечто такое, что никогда уже не должно было попасть на свет Божий. Перед уходом в американский плен, в недалекие Рокицаны, где была демаркационная линия, они сбросили в 163-метровый (!) колодец, очевидно, и награбленное имущество. Пунктуальные «швабы» перестраховались, бросив туда ещё и четыре ручные гранаты. Одно время ходили слухи, что в збирожском замке находятся украденные немцами почётные регалии пражского Карлова университета, а может быть, даже и не найденная в Штеховице Янтарная комната! Тайны збирожского колодца до сих пор не разгаданы. Кладоискатели ожидают, что под его дном найдутся не только тайные коридоры, но и настоящие сокровища.

Потусторонний адреналин

Хотелось бы напоследок добавить, что лица, полагающие, будто для заполучения клада требуются лишь точная карта расположения оного да госпожа удача, глубоко заблуждаются. По крайней мере, такова точка зрения кладоискателей-мистиков. Последние утверждают, что, большинство сокровищ охраняются нечистой силой и доступны лишь для тех, кто знает специальные магические способы их нахождения и получения. Пряча богатство, владелец, мол, произносит заклинание, где определяет условия, при которых можно овладеть кладом: например выдержать семидневный пост, принести жертву и так далее. Согласно поверьям, существуют особые демоны, охраняющие клад. Часто клады стерегут черти, у западных славян — карлики, у болгар и лужичан — змей.

В соответствии с верованиями, закопанные клады время от времени поднимаются на поверхность, открываются или светятся из-под земли. Такое бывает накануне Ивана Купалы, в Вербное воскресенье, в полночь перед Рождеством, Новым годом, Благовещением, Юрьевым днем, Пасхой. Универсальным средством для поиска и овладения кладом считаются цветок папоротника и плакун-трава. По чешским поверьям, тот, кто увидит бледный огонек на месте нахождения клада, должен положить в него четки, белую тряпку или кусок хлеба — и тогда клад выйдет на поверхность. Надо помнить и о том, что человек, нашедший клад, часто потом бывает несчастлив, тяжело болеет и преждевременно умирает или сходит с ума, потому что эти деньги несчастливы и закляты чертом. Но, несмотря на все эти опасности, всё новые и новые энтузиасты становятся в ряды кладоискателей, желающих не только обогатиться материально, но и насытить пресную жизнь приключенческим адреналином. Что ж, в этой жизни каждому – своё.

Полную версию статьи читайте в журнале ЧЕХИЯ-панорама № 2(25)/2010

Поделитесь со своими близкими!

Подпишитесь на нашу еженедельную email рассылку!

PharmMark.Ru - Фармацевтические сайты, создание, продвижение, SEO