Хранители Слова из Клементинума

1147697897_knihovna[1]В Чехии не так уж много учреждений, название которых оснащено почётным и гордым прилагательным от слова „нация“. Национальными (из наиболее известных) институциями являются театр, музей, галерея и, разумеется, библиотека. Однако последняя, как ни странно для Чехии (которая, как и Россия, тешит себя мыслью, что является одной из самых читающих стран мира), имеет репутацию „государственной сироты“, которой бюджетное финансирование достаётся по остаточному принципу. И потому денег хватает лишь на то, чтобы выжить. А вот для целей дальнейшего развития в духе современного библиотечного искусства, увы, казна отпускает средства весьма скудно. Если уж так дело обстояло и в тучные для чешской экономики годы, надеяться на то, чтобы во время кризиса деньги каким-то чудом вдруг нашлись, особенно не приходится.

Пражская „падчерица“

Сами чехи констатируют: с одной стороны, они буквально помешаны на национальном возрождении и самоидентификации; с другой стороны, принадлежат к народам, которые так и не построили собственную Национальную библиотеку. И довольствовались тем, что унаследовали её от „кровных врагов“ чешских языка и народа —  иезуитов да австрийцев. Нацбиблиотека никак не может по статусу и месту своему в общественном сознании сравниться с Национальным театром или Национальным музеем. Десятки лет она безуспешно борется за деньги на реконструкцию или новостройку. Между тем, за это время выросло новое здание Нацтеатра, а ещё один культурный столп страны – Национальная галерея — получил сразу несколько зданий.

Критично настроенные чехи-книголюбы говорят, что несправедливость тут – налицо. Ведь по закону Национальная библиотека Чехии (НБ) — государственная дотируемая организация, учредителем коей является Минкульт страны. Её книжный фонд универсален и дополнен спецфондами; здесь же на постоянной основе хранятся консервационный и исторический фонды. Нацбиблиотека — мозговой центр чешской библиотечной системы, который координирует, информирует, просвещает, анализирует, исследует, стандартизирует, консультирует и Бог знает, что делает ещё. Отдельная часть НБ ЧР, её жемчужина — Славянская библиотека с редчайшим фондом мировой литературы в области славистики: исторической, филологической и политологической, а также избранного литературного творчества славянских народов.
С точки зрения объема фондов НБ – крупнейшая и одна из старейших публичных библиотек Чехии. Комплект её старинной и современной литературы содержит более 6 миллионов документов; ежегодно он увеличивается на 70 000 наименований. Информация о фондах НБ сегодня доступна в электронной форме согласно международным стандартам; постепенно дигитализируются редкие рукописи и печатные издания, чьё существование находится под угрозой. Ежегодно библиотекой пользуются более полумиллиона посетителей, включая свыше 60 000 зарегистрированных пользователей.

Цитадели славистики – 85 лет

Славянская библиотека, созданная в 1924 году, является публично доступной специализированной научной библиотекой в области славистики. Она систематически дополняет, обрабатывает, хранит и обеспечивает доступ к фонду мировой славистической литературы. СБ предоставляет книжно-информационный сервис относительно политической, экономической и культурной жизни славянских народов, их взаимоотношений и отношений с иными народами в прошлом и настоящем. По решению Международного комитета славистов СБ является центром регистрации и обработки материалов, относящихся к международным съездам этой уважаемой организации.

 Университетская и иезуитская

НБ Чехии размещается в бывшем иезуитском коллегиуме Клементинум, который занесён в список национальных памятников культуры и принадлежит к числу крупнейших строений в стиле барокко на территории страны. Комплекс располагается в сердце пражского района Старэ Мнесто.

Считается, что главная чешская библиотека была основана в 1348 году вездесущим чешским королем и императором Священной Римской империи Карлом IV. Изначально она была ориентирована на удовлетворение интеллектуальных запросов студентов Пражского университета и состояла из библиотек отдельных коллегиумов этого древнейшего вуза Центральной Европы. Её фонды создавались с 14-го века на основе даров различных выдающихся личностей.
Неизвестно, были ли книги уже в первоначальный период существования университета сосредоточены в организованных библиотеках коллегий или же находились у отдельных преподавателей. Первые письменные упоминания о книгах и библиотеке встречаются в связи с самой старой, Карловой коллегией. В 1370 году, четыре года спустя после её основания, Карл IV прибавил к своему первому, символическому дару, содержавшему 15-20 рукописей различных кодексов, дар новый — книги из наследства вышеградского декана Вилема из Лесткова. Так образовалось своеобразное историческое ядро нынешней библиотеки, вокруг которого нарастали новые дары, приобретения, наследства и другие формы накопления книг. В конце 15-го века, когда понятия единой университетской библиотеки ещё не существовало, количество кодексов во всех пражских библиотеках приближалось к 5000. Эти фонды получили название Старой каролинской библиотеки.

 „Майор“ и „минор“

Основой библиотеки клементинского филиала ордена иезуитов, впоследствии получившей название „Библиотека майор“, стал уже в 1556 году фонд, подаренный иезуитам Фердинандом I после закрытия верхнелужицкого монастыря целестинцев в Ойвине (ныне – Германия). Перевозка этих книг продолжалась вплоть до 60-х годов 16-го века. Библиотека иезуитов росла за счёт многочисленных даров католических дворянских семейств, приобретений и цензурных экземпляров. Крупной вехой развития пражских вузовских библиотек стал 1622 год: по приказу императора Карлов университет был передан иезуитам, и Старая каролинская библиотека, состоявшая из разбросанных по различным сусекам коллегиальных книжных фондов, была перемещена в Клементинум. Здесь, дабы отличить её от собственно орденской библиотеки, она приобрела имя „Библиотека минор“.

Важной вехой в становлении главной библиотеки страны было включение доминиканской школы Studiо generale вместе с библиотекой в структуру вуза. С середины XVII века,  после воссоединения иезуитского учебного заведения и Карлова университета книжные фонды отдельных коллегиумов были перенесены в здание Клементинума — архитектурного комплекса бывшего монастыря, который одновременно был резиденцией самой значительной чешской типографии 17-18-го веков.

От публичной королевской до национальной

После упразднения ордена иезуитов судьбу университетской библиотеки решила оперативная инициатива графа Франтишека Йозефа Кинского: на основании декрета императрицы Марии-Терезии от 6 февраля 1777 года учреждение было объявлено Публичной императорско-королевской библиотекой. Одновременно произошло воссоединения Клементинской библиотеки (изначально – иезуитского книгохранилища теологического и философского факультетов) с бывшей уже с 1726 года публичной Новой каролинской библиотекой (которая обслуживала юридический и медицинский факультеты), а также тремя книжными фондами графов Кинских (Малым, Большим и Военным).

Первым директором новой цитадели культуры и просвещения стал Карел Рафаэль Унгар, который в 1781 году основал в рамках университетской так называемую Национальную библиотеку (Bibliotheca nationalis) — собрание чешской и словацкой литературы. Он добился в 1782 году, чтобы в её фонды отправлялся обязательный экземпляр всего, что было издано пражскими типографиями; с 1807-го та же судьба постигла все издания, вышедшие на территории Чехии. Унгар создал концепцию расчленения книжных фондов. Под его руководством была начата  разработка карточного каталога. С 1848 года эта библиотека называлась императорско-королевской Публично-университетской.

После разделения Карло-Фердинандова университета в 1882 году на чешский и немецкий сегменты библиотека осталась единой для обоих вузов. С возникновением Чехословацкой Республики частью библиотеки стал Чехословацкий институт библиографии (1919). В 1935 году библиотека была переименована в Национально-университетскую. После закрытия нацистами чешских вузов в 1939 году она некоторое время работала под вывеской Земской университетской бибилотеки. В 1918-39 годах фонды библиотеки значительно разрослись, увеличившись с 420 000 томов до 1 000 000.

В 1958 году, в результате слияния нескольких больших пражских библиотек (Университетской, Национальной, Славянской, Академической, Государственной общественных наук и Государственной медицинской), возникла Государственная библиотека ЧСР. В январе 1959 года в её фондах хранилось свыше 4 000 000 томов. Это название институция сохранила вплоть до 1990 года, когда она была переименована в Национальную библиотеку Чешской Республики. В 1996 году за 260 миллионов крон она построила Центральный депозитарий в районе Гостиварж, разместив тем 4 миллиона документов. Но это решило проблему недостатка качественных площадей для складирования растущих фондов лишь отчасти и на время.

 Реконструировать или переселить?

Постоянно возрастающие требования в области международного уровня сервиса, а также тревожное состояние старинных зданий Клементинума ставят библиотеку перед необходимостью принятия принципиального решения проблемы размещения своих огромных фондов. О том, что чешской НБ требуется тотальная реконструкция или переселение в новое здание, уже десятки лет говорят на все лады. В 60-х годах прошлого века библиотеке даже выделили место под застройку в  столице. Но не сложилось: на этом месте, в конце концов, вырос отель „Хилтон“. В долгом споре на тему, что же лучше — реконструировать библиотеку или переселить её — обе стороны выдвигают ряд существенных аргументов. „За“ реконструкцию: традиции, близость к вузам, идеальное размещение в центре Праги. В поддержку новостройки: ввиду жёстких требований службы охраны памятников истории и культуры Клементинум невозможно эффективно модернизировать до требуемого уровня.

В 2004 году новым директором НБ был назначен Властимил Йежек, журналист и бывший директор Чешского радио. Новый директор рьяно взялся за дело, видимо, решив во что бы то ни стало добиться строительства нового комплекса библиотеки. 16 мая 2006 года было объявлено о начале архитектонического конкурса на создание лучшего проекта Национальной библиотеки. Участок земли под строительство был отведен к северу от Клементинума, на противоположном берегу Влтавы; речь шла о так называемом Летенском поле. Новое здание теоретически должно было быть сдано в эксплуатацию в 2010-12 годах. Ожидалось, что оно предоставит площади для 10 миллионов изданий, напечатанных после 1801 года.

Круче, чем в Александрии

Жюри конкурса на проект новой библиотеки предстояло рассмотреть около 760 проектов — намного больше, чем было представлено при строительстве знаменитой Александрийской библиотеки в Египте. На  проведение конкурса НБ истратила более 28 миллионов крон из целевой госдотации и собственных средств. Председателем жюри избрали британского архитектора чешского происхождения Эву Йиржичную, зампредом – чешского архитектора Петра Билэка; в членах числились архитекторы Заха Хадид (Великобритания), Ирене Вейсе фон Офен (Германия; ЮНЕСКО), Хосе Гринберг (Испания, UIA), а также мэр Праги Павел Бэм и Властимил Йежек, гендиректор Нацбиблиотеки. В первый тур после предварительного отсева допустили 355 проектов. Во второй попали лишь восемь. 3 марта 2007 года были опубликованы результаты. Победителя комиссия выбрала единогласно – им стал проект студии FUTURE SYSTEMS (Великобритания), над которым работал коллектив авторов во главе с Яном Каплицким, известным британским архитектором и уроженцем Чехии.Казалось бы, путь к реализации проекта был открыт. Но не тут-то было. Законность проведения конкурса немедленно подверглась критике со стороны Чешской палаты архитекторов. Студия HŠH architekti обратилась в Бюро по охране хозяйственной состязательности. 20 чешских и зарубежных архитекторов написали  открытое письмо министру культуры ЧР, потребовав отмены результатов конкурса. Письмо обращало внимание, в  частности, на то, что организатор конкурса, мол, явно отдавал предпочтение будущему победителю.

Что им стоит „блоб“ построить?

Как потом только ни называли победивший в 2007-м проект: и „спрутом“, и „осьминогом“, и даже „блобом“! Причиной подобных экстравагантных дефиниций было то, что здание было спроектировано в органической форме, напоминающей тело спрута, с внешним покрытием зелёно-жёлто-белого цвета с фиолетовыми пятнами, с панораматическим окном, напоминающим глаз и направленным на Пражский Град. Выдача и возврат книг были спроектированы на основе автоматической системы (Automated Storage and Retrieval System, ASRS) из подземного склада.

Жюри изначально рисковало, отдавая проекту команды Каплицкого первое место, поскольку он как раз предполагал размещение книжного склада под землёй. Это не соответствовало условиям конкурса. Но жюри, оправдываясь, ссылалось на то, что, мол, большинство проектов страдало подобными недостатками. Проект же Каплицкого якобы отлично обеспечивает безопасность книжных фондов. Анализ проектов будто бы показал, что ряд решений с размещением фондов над землёй предоставляет гораздо меньшие гарантии, нежели подземные варианты; роботизированные же архивы, предложенные Каплицким, позволяют в случае внезапной опасности  немедленно их герметически закрыть без необходимости предварительной эвакуации людей.

Чешские „компетентные органы“ обратились в Генеральный директорат Еврокомиссии по внутренней торговле и сервису с вопросом, имело ли жюри право в случае с конкурсом применить исключение из закона об общественных заказах. Из Брюсселя последовал отрицательный ответ. Над детищем Каплицкого навис дамоклов меч.

„Танцующему дому – да, „Осьминогу“ — нет!“

Масла в огонь подлил и президент Чехии Вацлав Клаус. Глава государства был категоричен: „Я готов собственным телом защищать Летну от того, чтобы Национальная библиотека в таком виде здесь не появилась“. К мнению президента присоединился и мэр Праги Павел Бэм, который ещё недавно говорил, что магистрат столицы „чрезвычайно высоко ценит этот отважный, необычный, оригинальный и энергосберегающий, хотя и спорный проект“. Но уже в октябре 2007-го он заявил: „Проект настолько беспардонен в дисгармонии со всем своим окружением, что, с точки зрения вмешательства в урбанизм города, его никак нельзя сравнить с Танцующим домом“.

Заместитель мэра столицы Павел Клега заявил, что строительство библиотеки повысит цену тоннеля Бланка, прокладываемого неподалёку от предполагаемого места возведения „спрута“, на полмиллиарда крон. Проблемы тут же полезли наружу, как тараканы. Выяснилось, что библиотека так и не обеспечила себя необходимым для строительства земельным участком (меморандум о намерениях и право владения землёй – разные вещи), да и денег у неё меньше, чем предполагает проект Каплицкого. На строительство было запланировано выделить 1,9 миллиарда крон, прогнозы же затрат колеблются от 4 до 10 миллиардов. Тогдашний министр культуры Вацлав Йегличка сказал своё веское слово, выразив несогласие с тем, что директор НБ Йежек хотел со временем освободившиеся в Клементинуме помещения сдавать в аренду за коммерческие цены. Через месяц главный патриот и лоббист „блоба“ Властимил Йежек лишился директорского поста.

Министр Йегличка же подтвердил, что строительство новой, современной библиотеки нужно обязательно иметь в виду, но не ранее, чем через 8-10 лет, уже после реконструкции-ревитализации Клементинума. Кстати, приблизительный бюджет подобного мероприятия еще в 2004 году был равен 3,5 миллиарда крон; вряд ли государство сегодня готово выделить НБ такую сумму. Но, как бы то ни было, ясно одно: библиотека на ближайшую пятилетку остаётся в старом добром Клементинуме.

Поделитесь со своими близкими!

Подпишитесь на нашу еженедельную email рассылку!

PharmMark.Ru - Фармацевтические сайты, создание, продвижение, SEO