„Серая магия“ фальсификаторов

лингвистическая экспертиза Тот факт, что не менее 30% чешского (да и международного) рынка предметов искусств – это подделки, является секретом Полишинеля. О тайных и явных сторонах подпольной деятельности новоявленных «писассо», «сезаннов» и «шагалов», активно «окормляющих» не только Нью-Йорк и Париж, но и «злату Прагу», — наш нижеследующий разговор.

Заветы Шарля Боннэ

Кто из людей среднего возраста не помнит блестящую американскую комедию «Как украсть миллион» с обаятельными Одри Хепберн и Питером О’Тулом в главных ролях? Незабываем и отец главной героини, талантливый парижский художник-любитель Шарль Боннэ (Хью Гриффит), который подделывает картины знаменитых импрессионистов и продаёт их на престижных аукционах. Незаконная, но прибыльная деятельность этого персонажа и рождает главную интригу фильма. Советские люди от души смеялись, наблюдая за приключениями «импрессиониста», его дочери и будущего зятя. Смеялись потому, что мир, в котором у людей есть возможность вкладывать деньги не только в покупку нехитрой мебели или «народных» автомобилей, но и в приобретение предметов искусства, был для большинства советских людей так же далек, как крики пингвинов на антарктической Земле королевы Мод. А вот на Западе, думаю, бывали на просмотре фильма и весьма кислые улыбки.

 

В погоне за раритетами

Ремесло, которым зарабатывал на жизнь небесталанный живчик Боннэ, видимо, старо как мир. Всегда были люди, которые делали культ из неких предметов. И всегда находились отдельные индивидуумы, которые за определенное вознаграждение готовы были аналоги этих предметов создавать. Сколько существует искусство, ровно столько его подделывают. Начиная с древних римлян, которые, как известно, копировали греческие мраморные скульптуры. Есть легенда, что даже великий Микеланджело однажды сделал копию с греческой статуи, закопал ее в землю, искусственно состарив и выдав за античную, а потом продал любителю древностей. Подлог раскрылся, покупатель вещь вернул и потребовал назад деньги. А мы сейчас думаем: ну и чудак! Ему же досталась работа самого Микеланджело! 20-е столетие принесло в мир имитации и золотой век (количество богатых людей на планете существенно увеличилось, ассортимент же предлагаемого товара неизмеримо расширился), и сезон перманентной охоты за мастерами художественной подделки.

 Реабилитация Донателло

Бывает и так, что считавшаяся менее ценной вещь вдруг при ближайшем рассмотрении оказывается шедевром. Недавно одним из самых ценных лотов на аукционе «Сотбис» в Нью-Йорке стал терракотовый рельеф работы Донателло. До 1990 года все полагали, что работа сделана мастером его круга, а не самим прославленным скульптором. С таким провенансом (легендой) рельеф ранее выставлялся на аукцион, но не был куплен. И что же? Проведённые реставрационные работы, в ходе которых с рельефа сняли слои краски и штукатурки, показали, что он сделан самим Донателло в 1450 году для церкви в Лиссаро ди Местрино. После этого на аукционе «Сотбис» рельеф был продан за $4 440 000.

Чуть не обмишурились эксперты и с картиной знаменитого Ван Гога: не признав «руку» гения, они оценили ее всего в… $87. Эта работа кисти великого мастера известна под названием «Голова крестьянки. Левый профиль». Долгое время картина находилась в частной коллекции японского художника, и после его смерти была выставлена на продажу как работа неизвестного автора. Лишь перед самым началом аукциона выяснилось, что ее написал сам Ван Гог. В итоге картина была продана за полмиллиона долларов!

 Облапошить Геринга

Гениальнейшим фальсификатором всех времён и народов считается Ханс ван Меегерен, художник начала XX века и владелец доходных домов в Амстердаме. Подделки под голландских мастеров он создавал с нуля, используя старые краски, холсты и тонко копируя технику. Первая же картина фальсификатора «под Вермеера» вызвала восторг. Картину, изображавшую Христа, за 50 тысяч фунтов стерлингов купил роттердамский Музей Боймана. Всего же Меегерен написал 7 картин «раннего Вермеера», то есть того периода, который всегда наименее известен в творчестве художника и труднее всего поддаётся проверке. В общей сложности подделки принесли ему 2 миллиона фунтов (около 20 миллионов в современном исчислении).

Разоблачение Меегерена произошло одновременно с падением Третьего рейха. В личном музее шефа люфтваффе Германа Геринга была обнаружена картина Вермеера «Соблазнение замужней женщины». Полиция установила, что картину Герингу за 160 тысяч фунтов продал именно Меегерен. Художника арестовали и стали «намыливать верёвку»: в Голландии за сотрудничество с нацистами полагалась смертная казнь через повешение. Тут Меегерен, понятное дело, „раскололся“ и заявил, что подрывал экономическую мощь Германии, всучивая нацистам фальшивки. Чтобы убедительно разоблачить себя и избежать смерти, Меегерен под охраной полиции написал картину «под Вермеера» «Молодой Христос, проповедующий в храме». Великому фальсификатору дали год тюрьмы за мошенничество. Через полтора месяца он умер в камере — сердце не выдержало.

 От Дали до Голливуда

Одним из самых ловких мошенников прошлого века, промышлявших с художественным фальсификатом, был ныне 63-летний бельгиец Стэн Лауриссен, который в свое время зарабатывал продажей фальшивых картин Дали. «Творения великого сюрреалиста“ он «заворачивал в обертки» самых дерзких историй, воспользовавшись тем, что некоторое время был соседом Дали, тогда уже немощного старика.

«Я посетил его студию — настоящую фабрику, где благодаря множеству людей все его произведения и возникали. На выставке Дали вы верите, что все это он сам действительно нарисовал. Но правда совершенно иная: мир наводнен подделками. Трудно поверить, что кто-то дал мне миллион долларов за страницу, вырванную из каталога Дали, но это так, — говорит г-н Лауриссен. — Нет, инвесторы не были глупцами. Просто они хотели выгодно вложить огромные деньги, чтобы иметь их еще больше. Они были жадными и ослепленными. 25 лет назад в Европе крутились грязные деньги, например, тех, кто не платил налоги. На эти средства нельзя было купить автомобиль или дом. Эти деньги нужно было спрятать. Помогая им, мы надували других воров. По моим следам шел Интерпол; в конце концов, я оказался в тюрьме. Мне дали два года, но я отсидел лишь 6 месяцев. Когда я вышел на свободу, то принялся писать детективы». Теперь по мотивам его книги снимается фильм «Дали и я: Сюрреалистическая история» с Аль Пачино в главной роли. Кино планируют запустить в прокат в 2011 году.

 Два Джона и 200 «шедевров»

В конце 1985 года английский художник Джон Майатт был в отчаянии. Его картины никто не хотел покупать. И тогда он дал в газету объявление: за пару фунтов, мол, готов нарисовать копию любой картины. Однажды вечером его навестил тезка, Джон Дрю, «ядерный физик и разведчик». Он сказал, что с удовольствием обзавелся бы копией полотна художника-кубиста Альберта Глейзеса (1881–1953). Ударили по рукам, Майатт картину нарисовал, а Дрю отнес ее в аукционный дом Christie´s. За копию дали $30 000! Майатт получил 50%. Так началось сотрудничество двух мошенников, которые «осчастливили мир» 200 «редкими и вновь обретенными» шедеврами Моне, Матисса и других великих художников. Всего за проданные картины они получили от именитых аукционных домов почти $3 миллиона! Дрю был мастером легенд и фальшивых сертификатов подлинности. Он принуждал родственников художников поклясться, что новые произведения – действительно оригиналы;  пользуясь нищенским положением людей, заставлял прикидываться наследниками имущества времен холокоста. На процессе в 1999 году ему дали 6 лет. Его придворный арт-подделыватель Майатт еще в 1993-м был приговорен к 12 месяцам тюрьмы, но за хорошее поведение выпущен на свободу через 4 месяца. Выйдя на волю, он решил открыто продавать копии, подписываясь своим именем.

 «Яйца Фаберже» работы Зингера

В СССР прогремели трое золотых дел мастеров, работавших „под“ знаменитого царского ювелира Фаберже. Немудрено: его пасхальные яйца — одни из самых дорогих произведений ювелирного искусства; цена на них доходит до $6 миллионов! О  разоблачении Наума Николаевского, Эдуарда Зингера и Василия Коноваленко была даже снята одна из серий детектива „Следствие ведут знатоки“. „Умельцы“ подошли к вопросу научно: отыскали фамилии всех, кто работал до 1917 года в мастерских Фаберже, потом по дореволюционному справочнику «Весь Петербург» „вычислили“ их потомков, выкупили документы, эскизы, подлинники; в Риге обнаружили настоящие клейма. Для штамповки использовали базу Кировского и Балтийского заводов. Зингер провел в тюрьме четыре года, Николаевский отсидел восемь; сейчас живет в Америке, имеет ювелирную фирму и процветает. Василий Коноваленко, тоже эмигрировавший в Штаты, не так давно умер.

 Мастерство фальсификации…

Самый продвинутый, трудоёмкий, но и самый «неуличимый» способ фальсификации ценного антиквариата — создание подделки с нуля. В процессе обычно участвуют несколько специалистов. Мастер-художник по заданию заказчика пишет картину. При этом используются старый холст и краски, соскобленные со старых полотен. Реставратор придаёт вещи товарный вид: искусственно старит в специальной печи, делает трещинки в лаковом покрытии, забивая их старой пылью. Эксперт-искусствовед создаёт легенду: когда написана картина, где найдена. После этого „произведение“ получает путёвку в большую жизнь, попадает на престижные аукционы, а оттуда — в уважаемые коллекции. Подделка акварелей и рисунков — вообще вещь в принципе недоказуемая: ее невозможно определить технологической экспертизой, взять ее можно лишь искусствоведческим анализом. И в изготовлении эти произведения проще живописи.

 … и борьбы с подделками

Существуют два вида анализа произведений — искусствоведческий и технический. Первый изучает историю произведения, биографию и творчество автора, исследует индивидуальную манеру письма, содержание и стиль. Искусствоведческий анализ помог, в частности, проверить подлинность знаменитой картины «Гадалка» из музея «Метрополитен», которая приписывалась Жоржу де Ла Туру. Сомнения были вызваны странным рисунком персидского ковра, не существовавшим во времена художника, а также необычным видом камзола персонажа. Изучение картины установило подделку.

Технический анализ подтверждает или опровергает выводы эксперта-искусствоведа. Так, исследование состава красок помогает определить дату написания полотна, указать на картине места, подвергавшиеся реставрации. Часто требуется экспертиза уникальных картин, когда можно взять только несколько миллиграммов краски. Тогда проводится нейтронно-активационный анализ, дающий возможность определить весь набор примесей в краске. Макрофотография позволяет изучить характер трещин (кракелюров) на картине и лучше исследовать манеру письма художника, стиль эпохи. Используя ультрафиолетовые и инфракрасные лучи, можно различить переписанные места и отдельные добавления в картинах. Применяется и рентгенография. Благодаря ей стало возможным «читать» раздельно последовательные слои картины. Например, исследуя под электронным микроскопом вертикальный срез живописи Дега, учёные установили, что для достижения эффекта «прозрачности» художник накладывал один поверх другого семь-восемь слоёв очень разбавленных красок, причём пользовался различными кистями. Его имитаторы в такие тонкости не вникали.

А метод термолюминесценции позволяет определить, сколько времени прошло с тех пор, как керамический предмет нагревался в последний раз. Его изобретение повергло музеи мира в смятение: многие произведения искусства оказались подделками. Один из самых скандальных случаев — разоблачение «Китайской танцовщицы» из Музея Райса в Мангейме. В Институте ядерной физики имени Макса Планка возраст «Китайской танцовщицы» определили в 70 лет, хотя прежде считалось, что она создана 1700 лет назад. А вот возраст бронзовой скульптуры Будды остался прежним — 1350 лет.

 Цена патриотизма

Чехия, увы, в сфере фальсификаций не отстает от описанного выше „цивилизованного мира“. Предполагается, что не менее 25% всех продаваемых в Чехии произведений искусства – подделки. Они начали активно появляться в ЧР уже в 90-х годах 20-го века, когда банки стали брать предметы искусства под залог. Речь идет о сотнях подделок стоимостью в сотни миллионов крон! В процессе очищения банковского сектора эти предметы попали на рынок. Еще один импульс – стремительно растущая цена произведений определенных авторов. Достаточно было найти и «правильно обработать» лиц, заинтересованных в покупке и имеющих на руках большое количество свободных денег – и механизм создания подделки был запущен.

В Чехии продаются и фальсификаты иностранных авторов. Но местные коллеционеры по большей части инвестируют в чешских авторов. Поэтому сформировался рынок авторов, которых в последнее время подделывают особенно часто: В. Шпала, Э. Филла, Я. Зрзавый, К. Лготак и другие. Их «фальшивят» в огромном количестве.

Местные специалисты в области искусства давно бьют тревогу по поводу ситуации с подделками. Они считают, что государственные органы опоздали с преследованием этого зла, как минимум, на 10-15 лет. Проблема сложная, но и законодатели, и полиция, по мнению таких энтузиастов, как Здэнек Новак из организации  Falzum STOP, публицист Ян Паул и галерист Джордж Новотный, пока не сделали практически ничего для того, чтобы хотя бы ограничить поток арт-фальсификаций.

 Богемские коллекционеры В Чехии за последние 100 лет была создана традиция меценатства. Дело таких выдающихся коллекционеров предметов искусства Первой Республики (1918-38), как промышленник Йиндржих Валдес, историк-искусствовед Винценц Крамарж или директор витковицких металлургических заводов Оскар Федерер, продолжает молодое поколение богатых ценителей прекрасного. Юрист Рихард Адам в 2006 году открыл на реконструированной брненской фабрике выставку Wannieck Gallery. Широкой публике хорошо известна коллекция евродепутата и бывшего директора ТВ Nova Владимира Железного (1000 произведений классиков и современных мастеров чешской живописи). Большие собрания имеются у людей из шоу-бизнеса: например, ценны коллекции автора текстов песен и предпринимателя Михала Горачека или музыканта Ладислава Штайдла. Создают свои собрания искусства и некоторые банковские дома. В эту сферу, например, существенно инвестируют страховые компании Česká pojišťovna (фирма начала заниматься коллекционированием еще в 1827 году; нынешняя хозяйка компании, группа PPF, традицию продолжает) и Kooperativa, а также банк Česká spořitelna.

 Переломить психологию коллекционера

Общественное объединение Falzum STOP (Чехия) хочет защищать местный рынок искусств и коллекции от фальсификатов и подделок путем независимых проверок художественных произведений перед их покупкой, а также информированием об обнаруженных подделках и произведениях, находящихся в розыске. Все предметы, на которые пала тень подозрения в подделке, размещаются на вэб-сайте www.falzum.cz. Деятельность объединения направлена на предоставление комплексных услуг коллекционерам, инвесторам и галереям. Бизнес с подделками держится на психологии отдельных коллекционеров и инвесторов. Все построено на доверии: большинство верит тому, что им говорят продавцы, и довольствуется заключениями  «экспертов» и «специалистов», которых им подсовывают. Психология человека вообще и собирателя в частности такова, что он любит «выгодные» покупки. Именно «черный» и «серый» рынки искусства ему эту возможность «любезно предлагают». Хитом последних лет является продажа на интернет-аукционах, где подделки просто кишмя кишат.

Специалисты советуют тщательно проверять происхождение предмета, проводить (обязательно – в независимых лабораториях!) химико-технологическую экспертизу, художественно-исторически оценивать предмет. Педантичное соблюдение этих условий почти 100%-но гарантирует правду. Если же фальшивка все-таки куплена, возможности коллекционеров весьма ограничены. Они могут, например, смириться с тем, что существуют некоторые сомнения в подлинности, и предмет в собрании оставить. Далее можно потребовать от продавца аннулирования договора. Этот вариант часто практикуется; большинство крупных продавцов идет навстречу покупателям и деньги возвращает. Но этот вариант не идеален, так как подделки могут снова оказаться на рынке.

 

Ради красного холста не пожалеет и отца В октябре 2009-го брненский краевой суд приговорил Яна Трояна-младшего к 7,5 годам лишения свободы за продажу подделок картин знаменитого художника Яна Зрзавого. Второй обвиняемый получил наказание условно. По мнению государственного обвинителя, им удалось наводнить рынок примерно 160 фальсификатами, выручив при этом почти 15 миллионов крон. Полиция полагает, что Троян был членом многочисленной группы, деятельность которой якобы не имеет аналогов в истории чешской криминалистики, но доказать удалось лишь малую толику преступлений.

Шефом банды, очевидно, был Ян Троян-старший. Однако во время судебного процесса он умер, поэтому не удалось выяснить, кто именно создал значительную часть подделок, и как именно они были проданы. Троян-юниор же был осужден не за продажу подделок галереям, но за сбыт псевдо-Зрзавого… собственному отцу. Этим способом он заработал 3,2 миллиона крон. Троян-младший утверждает, что покойный папенька считал себя знатоком искусства, а над подкованностью сына в этой области подшучивал. Молодой человек, осерчав, решил заказать подделки «под Зрзавого». Эти «оригиналы» сынуля загнал отцу, убедив его в том, что картины – наследство знакомого, чьи родственники получили ценные картины из рук самого мэтра.

 Запутанное наследие Котиков

Потомки художников Православа и Яна Котиков в мае 2008 года заявили, что на рынке предметов искусства развелось большое количество подделок «под Котиков». Защитой против появления на рынке неизвестного произведения является создание каталогов. В связи с подготовкой выставки Яна Котика в Национальной галерее в 2010 году его наследники решили такой полный перечень составить. Далее семья планирует выпустить исчерпывающий список работ патриарха рода — Православа. Эти действия вызваны недавними громкими скандалами, связанными с творческим наследием художников. По поводу одной якобы фальшивки «под старика Православа» идет спор между аукционным домом Galerie Art Praha и покупателем Йиржи Шварцем. Последний приобрел на аукционе этой галереи за 170 000 крон картину П. Котика «Туалет». Позже на иных торгах он купил похожую картину с аналогичным названием, но уже за 750 000. Правда, техника исполнения была иной: в первом случае – темпера, во втором – масло. В сентябре 2007 года он обвинил галерею, что ее темпера – подделка.

 Архив галериста Новотного

Чехоамериканец Джордж Новотный в 1994-98 годах руководил в Праге галереей и познал проблему подделок на собственном опыте. В выражениях по поводу того, как устроен этот бизнес изнутри, он не стесняется: «Иногда кажется, что Чехией управляют глупцы или преступники. Всюду в мире существуют защитные сети законов. Человек несовершенен, он может ошибиться. Даже если он — эксперт-искусствовед. Если же цена ошибки — редкая картина ценой в несколько миллионов, то на сей случай должен существовать закон.  В цивилизованных странах право на ведение деятельности эксперта получает лишь тот, кто свои знания действительно докажет. Государство ему, кроме того, велит, чтобы он на случай ошибки застраховался. Но в Чехии ничего подобного нет. Местные «эксперты» за большой гонорар элементарно напишут мошеннику позитивное заключение на фальшивую картину, а когда обман вскроется, скажут, что ошиблись, и дело с концом. Моя галерея также несколько раз была обманута мошенниками. Проблема решалась путем разработки новых экспертных заключений; в большинстве случаев удалось получить деньги обратно и вернуть их клиентам. Расходы на подобные операции часто достигали нескольких сотен тысяч крон, однако это было единственным правильным решением».

Частный архив Джорджа Новотного с фотографиями подделок содержит примерно 300 наименований; база данных была собрана в Праге в 1994-2001 годах. Эти фальсификаты были проданы как оригиналы или же к продаже предлагались. Экс-галерист говорит, что создание этого архива было одной из причин его коммерческой ликвидации. «Поскольку я раз и навсегда эту базу данных отказался продать (в последний раз ко мне в Нью-Йорк по этому поводу приехал «посол» — некий пражский юрист), я перешел в разряд «врагов». Для надежности мне пришлось передать архив на хранение частному фонду GNF. В прошлом я несколько раз заявлял, что готов – бесплатно и добровольно – предоставить эту документацию чешским властям. Но основным условием является то, что закон изменит предписания по поводу судебных экспертов, а подделывателей начнут преследовать в уголовном порядке. Однако ничем подобным в Чехии никто не интересуется».

Да, итог борьбы Новотного с ветряными мельницами пессимистичен. Но что же он ожидал от могущественной «серой магии» изворотливых фальсификаторов? Ее голыми руками не возьмешь.

 Список некоторых фальшивых картин, выявленных в Чехии

«Автор»

«Название», «время создания»

Размер (см), детали исполнения

«Эксперт», подтвердивший «подлинность»; иные подробности

Цена (в кронах) согласно «экспертизе»

Ян Баух (1898-1995)

«Лежащая обнаженная“ (1981)

40×60, масло, холст

Иван Батька

93 000

Ян Баух

«На арене» (1972)

55×50, масло, холст

Иван Батька

83 000

Ян Баух

«Сидящий» (1977)

57×51, масло, холст

Иван Батька; репродукция  опубликована в календаре фирмы BASF.

85 000

Франсиско Гойя (1746-1828)

«Святая Цецилия»

85×64,5, масло, холст

Качественная старинная картина, которая была похищена, изменена и позже выдавалась за произведение Гойи

 

Франсиско Гойя

«14 святых помощников» (1815)

91×65,5, масло, холст

Качественная старинная картина, которая была похищена, изменена и позже выдавалась за произведение Гойи.

 

Оскар Домингес (1906-57)

«Тореадор»

48×70,5, темпера, старый мягкий холст

Современная, не имеющая никакой ценности, грубая и дилетантская подделка «под художника», который очень хорошо продается.

 

Ян Зрзавый (1890-1977)

«Девушка в окне» (1938)

40×30, масло, холст

Иван Батька (по заказу доктора Кошнара и Джорджа Сталого); репродукция  опубликована в календаре BASF.

280 000

Ян Зрзавый

«Три фигуры» (1930)

40×27, комбинированная техника, бумага

Иван Батька, Франтишек Шуберт;  репродукция опубликована в календаре BASF.

68 000

Франтишек Купка (1871-1957)

«Абстракция»

 

Пьер Брюлле

 

Йозеф Лада (1887-1957)

«Зимние развлечения» (1935)

24,8×17,  перо, тушь, акварель, вклеено в паспарту

 

 

Пабло Пикассо (1881-1973)

«Женщины у пианино»,

49,5×89, масло, холст

Современный фальсификат, подражающий кубистическому периоду творчества Пикассо; изготовление датируется 1990-95 годами.

 

Антонин Прохазка (1882-1945)

«Мальчик у колодца»

49×34,  масло, картон

профессор Мирослав Кливар (Академия искусств имени Масарика)

 

Вацлав Рабас (1885-1954)

«Церквушка»

56×70,  масло, холст

Иван Батька

230 000

Поль Сезанн (1839-1906)

«Дом на фоне пейзажа»

28,5×39,5, рисунок карандашом на желтой бумаге с неровными краями

Подделка возникла, очевидно, на основе картины Сезанна «Дом рядом с горой Сен-Виктория» (1885-86).

 

Франтишек Тихий (1896-1961)

«Паганини» (1938)

30×26, масло, холст

Иван Батька

95 000

Тойен (Мария Черминова; 1902-1980)

«Зимний пейзаж» (1930)

65×95, масло, холст

Химический анализ красок относит время возникновения картины к периоду 1993-99 годов.

 

Ян Трампота (1889-1942)

«Фигурная композиция»

77×60, масло или акрил, грубый ютовый холст

Современная, не имеющая никакой ценности, грубая и дилетантская подделка «под художника»“, который очень хорошо продается.

 

Эмил Филла  (1882-1953)

„Натюрморт с гитарой“

38×57, масло, грубый ютовый холст

Современная, не имеющая никакой ценности, грубая и дилетантская подделка „под художника“, который очень хорошо продается.

 

Эмил Филла

„Натюрморт с фруктами“

28×38, масло, клеёная фанера

 

 

Марк Шагал (1887-1985)

«Au Repos»

 

 

 

 

Поделитесь со своими близкими!

Подпишитесь на нашу еженедельную email рассылку!

PharmMark.Ru - Фармацевтические сайты, создание, продвижение, SEO