Ах, какой шарман!

Шарманщик на улице современного мегаполиса – явление, способное хотя бы на короткое время привлечь внимание вечно спешащих взрослых горожан, а несовершеннолетних — добровольно вынуть Apple-«капельки» из ушей. У модных гаджетов и старинных шарманкок есть много общего: без каких-либо профессиональных знаний и навыков на этих нструментах можно бесконечно играть, имитируя реальную жизнь. Но, как гласит народная мудрость, «Лучше крутить шарманку, чем ничего не делать».


Интересно происхождение названия «музыкальной машины» в чешском и русском языках. В чешском языке шарманка именуется «флашинет». Как известно, множество слов в чешский перекочевало из немецкого языка. Так немецкое Flaschinett, в свою очередь, позаимствовано из французского: flageolet, флажолет – старинный инструмент вроде маленькой флейты. С русским названием история куда интересней. «Играющие ящики» в Россию приехали из Польши, и самой популярной песенкой, которую на них «крутили» была «Прекрасная Катрин». Многократно повторяющееся «шарман», то есть «прекрасная», приклеилось и к самом инструменту. Называли его и «катеринкой» по тому же принципу. Есть версия, что первоначально слово звучало не шАрманка, и шИрманка. Дескать, игра «на ящике» всегда сопровождала выступление уличного кукольного театра, актёры которого отгораживались от зрителей ширмой.

Однозначного ответа на вопрос «Где родина шарманки?» нет, но борются за эту честь Франция, Италия, Швейцария, Голландия. Французы говорят, что ещё в 17-м веке они использовали миниатюрный «заводной» орган, звучавший по тону как флейта-пикколо, для приручения певчих птиц, канареек и чижиков. Называли его «серинет», от слова serin (серин) – канарейка. Голландцы в доказательство своего «отцовства» шарманки предъявили миру какой-то древний эскиз конца 15-го века, но за давностью лет на бумаге толком разобрать ничего невозможно. Итальянцы копнули глубже, и даже назвали имя изобретателя – Джованни Барбьери, и год создания инструмента — 1702. Одним словом, версий много, а убедительных — нет.


Для советских детей главным шарманщиком всех времён и народов был папа Карло, отец Буратино, светлый образ которого нам подарил Алексей Толстой в своей философской сказке. Добрый, и как следствие, бедный папа Карло, готовил деревянному Буратино судьбу мальчиков-савояров (савояры – жители французского региона Савойи, бродячие артисты), зарабатывающих денежки игрой на шарманке в компании с дрессированным сурком. Помните, грустную бетховенскую песенку на стихи Гёте «И мой сурок со мною»? Это как раз о таких подростках. Увы, не всем шарманщикам так везёт с амбициозными детьми; венцом карьеры далеко не каждого из них становится кресло директора кукольного театра. Золотой ключик — один, а шарманщиков – много.

После первой мировой войны в Европе шарманки заполонили улицы городов. Солдатам-инвалидам «ящики» давались в аренду за небольшую плату, как возможность заработать на жизнь. Причём такая «деятельность» не приравнивалась к попрошайничеству. Обладатели шарманок внушительных размеров дополнительно подрабатывали распространением газет, разложив их на верхней крышке, как на прилавке киоска.


В Чехии того времени появилось несколько производителей «флашинетов» достойного качества, правда, в связи с достаточно трудоёмким производством количество продукции измерялось десятками единиц в год, не более. Парадоксально, но нынешнему объединению чешских «флашинетаржей» дал импульс Йоахим Петшат, президент немецкого клуба шарманщиков, насчитывающего более 1 000 членов. «Именно он поведал мне, как много в Германии инструментов чешского производства, и обидно было бы не организовать на их родине собственный клуб,» рассказывает Ян Бондра, президент секции шарманок и механических инструментов при Круге друзей Технического музея в Брно. Во многом благодаря усилиям пана Бондры и его соратников старинный ииструмент не пылится на обочине истории, а регулярно «выходит в народ» и радует современную публику.

Сегодня в Чехии существует свой фестиваль шарманщиков, привечающий со всех концов света профессионалов и любителей этого в добром смысле слова инфантильного инструмента. Его монотонные звуки имеют особое гипнотическое действие, отвлекающее слушателей от насущных проблем и суетных забот. «Всё будет хорошо,» поёт нам шарманка. И мы ей охотно верим.

Полностью статью читайте в журнале «ЧЕХИЯ–панорама» №3 / 72 / 2019