По следам убийц из Цеппелина

40_samyih_silnyih_fotografiy_24[1]

Общеизвестно, что Чехия ещё до второй мировой войны была оккупирована нацистской Германией. Этот факт завернули в обёртку марионеточного „протектората Богемии и Моравии“, просуществовавшего с марта 1939-го по май 1945 года. Гитлеровцы формально сохранили за чехами право на государственность, но никто в течение этих 74 месяцев не сомневался, кто в стране настоящий хозяин. С другой стороны, нацисты никогда чехам по-настоящему не доверяли, не без оснований полагая, что те в самый „пиковый“ момент без размышлений перейдут на сторону антигитлеровской коалиции. Поэтому, даже когда в 1944–45 годах территория „третьего рейха“ начала уменьшаться, как бальзаковская шагреневая кожа, под ударами с востока и запада, и немцы были вынуждены срочно переводить в тыл военные учреждения, ранее дислоцированные на оккупированных территориях, они старались избегать чисто чешских земель. Допустим, такие деликатные подразделения, как разведшколы, они чаще всего размещали в Судетской области, бывшей до 1938 года частью Чехословакии, но потом отторгнутой в пользу Германии. Лишь после разгрома гитлеровцев и возвращения судетских регионов в лоно Чехословакии удалось выяснить некоторые подробности этих тайных акций.

В поисках „подгорнистов“

Ниточка к одному из секретных лагерей нацистов потянулась сразу в победном мае 1945-го. Тогда американская военная контрразведка (армия США заняла район Марианскэ Лазне) вплотную заинтересовалась гитлеровскими тайными сетями, тренировочные базы которых были в изобилии разбросаны по местным окрестностям. Одна из таких организаций называлась „Цеппелин“ и готовила специально отобранных людей из разных стран Европы для вредительской деятельности в тылу союзников. Конфиденциальная информация, которой американцы располагали, гласила: „курс молодого бойца“ диверсанты проходили и на недалёком хуторе Подгорн.

Для борьбы с „Русландом“

Разведывательно-подрывную деятельность против СССР, помимо абвера (немецкой военной разведки и контрразведки), вело и Главное управление имперской безопасности (РСХА). Для её координации в феврале 1942 года под руководством 6-го управления РСХА создали спецорган “Унтернемен Цеппелин” (“Зет-VI”), который имел отделения: “Русланд-норд” (север), “Русланд-зюйд” (юг) и “Русланд-митте” (центр). Всего на советско-германском фронте действовало более 130 разведорганов противника и около 60 спецшкол по подготовке шпионов, диверсантов и террористов.

16 июня 1945 года джип разведслужбы CIS добрался до лесного панораматического кафе „Подгорн“, относившегося к земельному кадастру посёлка Овэснэ Кладрубы. Согласно данным, имевшимся у янки, хозяин кафе, судетский немец по национальности, скорее всего, неоднократно встречался с участниками секретного курса подготовки диверсантов. Его необходимо было допросить. Но американцы напрасно стучались и заглядывали в окна: никаких признаков жизни в доме не было. Пришлось ломать металлическую дверь. На кухне нашли трупы мужчины и двух женщин. По документам их идентифицировали: хозяин кафе, 62-летний вдовец Адальберт Ханнакам, его 39-летняя невестка Мария Ханнакам и её сверстница, служанка Гедвика Блюм. Все трое были застрелены. „Это дело не для нас,“ решили разведчики; мёртвых после окончания войны всюду было предостаточно. Они осмотрели место преступления и вернулись в Марианскэ Лазне.

Там в ту пору находилась резиденция вновь создававшейся чехословацкой службы безопасности. Согласно рассказу её шефа, главного крминального инспектора Яна Шперла, американцы сообщили о трупах в кафе, но ничего не сказали о нацистских диверсантских курсах. Поэтому дело произвело на чешских контрразведчиков впечатление заурядного убийства и было передано в районную жандармерию.

Выстрелы в упор

Бывший жандармский прапорщик Йозеф Скршипала вспоминает, что на месте преступления в Подгорне не было признаков нападения или попыток жертв защищаться. Сноха Ханнакама держала в руках спицы для вязания; было такое впечатление, будто со стороны убийц обитатели кафе ничего плохого не ожидали. В уголовном деле № 102/1945 говорилось: „На столе перед мёртвой Марией Ханнакам стояли две пустые пивные бутылки и пять стаканов. Здесь же лежали початая пачка сигарет и раскрытая книга со вложенными в неё очками. Положение трупов и предметов кухонного обихода свидетельствует, что убитые были захвачены врасплох и быстро застрелены…“

Кто и почему перебил обитателей подгорнского кафе? Этот вопрос живо интересовал 65 лет назад не только местных жандармов, но и жителей близлежащего села Овэснэ Кладрубы. Мнения по этому поводу были разные, причём как среди чехов, так и между местными аборигенами-немцами, большинство которых вскоре было переселено в окрестности городка Нойдорф (Восточная Германия). Сначала полагали, что было совершено разбойное нападение. Однако при обыске нашли деньги, сберкнижки, драгоценности…

Когда жандармы прослышали, что в Подгорне накануне окончания войны тренировалось строго секретное немецкое подразделение „Цеппелин“, популярной стала „романтическая версия“. При вскрытии тела Марии Ханнакам выяснилось, что она была в положении. Между тем, её супруг, солдат вермахта, пропал без вести на фронте. Всплыло даже имя некоего украинца-“цеппелиновца“, который мог быть отцом ребёнка, умершего в утробе убитой Марии. „Нельзя исключить, — заключает уголовное дело, — что данное лицо (о котором не удалось выяснить ничего конкретного), само или с помощью сообщника, хотело преступным путём избавиться от ответственности за внебрачного ребёнка“. Впрочем, вряд ли можно принимать всерьёз эту гипотезу. Мысль о профессиональном террористе, который под конец проигранной войны переживает по поводу беременной любовницы на западе Чехии, отдаёт изрядной долей абсурдности.

„Пуля для предателей“

„Что же это за „Цеппелин“ такой?“ спросит любознательный читатель. История этой организации началась за три года до трагедии в Подгорне. ,„Скажите, Шелленберг, — обратился в 1942 году рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер к шефу отдела иностранной разведслужбы Главного управления имперской безопасности (РСХА), — почему наши разведматериалы о России столь недостаточны? Вспомните о словах фюрера: мы должны разделаться с русскими раньше, чем начнём делать что-либо иное“. Так родилась новая организация немецких тайных служб.

В марте 1942 года РСХА для дестабилизации советского тыла создало разведывательно-диверсионный орган «Цеппелин». Согласно легенде, название якобы служило напоминанием о бесшумном передвижении немецких дирижаблей конструкции графа Фердинанда фон Цеппелина. Её целью была организация высадки глубоко в тылу Красной Армии обученных диверсантов, разведчиков и вышколенных специалистов в области разлагающей идеологической и дезинформаторской работы. „Цеппелин“ готовил и забрасывал агентуру в тыловые районы СССР, имеющие важное оборонное и экономическое значение, а также в национальные регионы для сбора информации о политическом положении в стране, проведения антисоветской и националистической пропаганды, организации повстанческого движения, осуществления терактов в отношении высшего партийного, советского и военного состава.

Руководящий состав «Цеппелина» состоял исключительно из немцев — кадровых сотрудников СД, белоэмигрантов и перебежчиков. Основным источником для вербовки агентуры, помимо разнообразных групп отщепенцев, служили лагеря для военнопленных, например. В последние были направлены сотрудники с целью вербовки подходящих лиц разных национальностей, живших в СССР. Там, где не помогло давление, начали давать обещания. Нацисты соблазняли людей лучшим пайком и бытом. Отобранная агентура направлялась в Бухенвальд или Аушвиц.

Записавшиеся в „цеппелиновцы“ тренировались под контролем спецсотрудников; горе тому, кто попадал в число не очень старательных или подозрительных курсантов. Практиковался принцип: „Для предателя у нас есть только пуля!“ Выдержавших этот экзамен специализировали по части убийств, шпионажа, подделки документов и саботажа. Самолёты люфтваффе высаживали агентов вдоль всей линии Восточного фронта и в глубоком советском тылу. После выполнения заданий они должны были попытаться вернуться обратно к немцам.

„Землекопы“ для „Волжского вала“

В соответствии с замыслами “Цеппелина” на советской территории планировалось развернуть массовое бандитско-повстанческое движение. Организовать отряды из дезертиров и лиц, недовольных советской властью, намечено было не только в национальных районах, но и на европейской части РСФСР. “Цеппелин” планировал проведение в 1942-1943 годах крупнейшей диверсионной операции “Волжский вал” с целью разрушения заброшенными в советский тыл диверсионными группами коммуникаций, связывающих Урал, Коми АССР, Сибирь, Среднюю Азию и другие тыловые районы с фронтом. Планировалось вывести из строя железнодорожные мосты через Волгу и другие реки, провести диверсии на иных важных объектах. Агенты чаще всего были бывшими бойцами и командирами Красной Армии, в плену согласившимися работать на немцев и вступившими в “Боевой союз русских националистов”. Они проходили обучение в школах, находившихся преимущественно в Прибалтике и Польше.

Несколько таких операций хотя бы частично удались. Но гораздо большее их количество завершилось полным фиаско. Однако работа продолжалась. Перед концом войны одним из наиболее мощных центров „Цеппелина“ была тайная тренировочная база в Сандберге (Польша). Здесб и в нескольких других центрах готовились всё новые и новые специалисты по широкому спектру диверсионной деятельности. Во второй половине 1944 года, однако, к Верхней Силезии приблизился фронт.

 У руля шпионского „дирижабля“

«Цеппелин» был подчинен 6-му управлению РСХА и входил в отдел 6Ц, проводивший разведмероприятия в СССР и странах Ближнего Востока. Первыми его руководителями были штандартенфюреры СС Курек и Редер. В конце 1942-го «Цеппелин» возглавил оберштурмбаннфюрер СС доктор Грейфе. Когда в январе 1943 года последний погиб, у руля шпионского „дирижабля“ встал штандартенфюрер доктор Хенгельгаупт, которого в начале 1945 года сменил оберштурмбаннфюрер Рапп. В начале 1945 года штаб «Цеппелина» эвакуировали в Южную Германию. Большинство его руководителей после войны оказались в западной оккупационной зоне.

 Диверсантов – на курорт

Выбор мест дислокации был невелик, и потому решили, что это будет Судетская область; конкретно речь шла о районе Марианскэ Лазне. Майор вермахта Карл Ванка, представитель здешнего военного командования, после войны заявил на допросе: „Что происходило в последние недели войны в лесных ресторанах Форстварте, Ягерхайм, Подгорн и Вольфштайн, я не знаю. Мне лишь известно, что там находились подразделения СС, но не могу предоставить информацию о том, кто ими командовал и сколько у него в подчинении было людей“.

Весной 1945 года последние группы, завершившие тренировки, ушли из района Марианскэ Лазне в Колин, где подразделение штурмбаннфюрера СС Крауза оснастило их всем необходимым для начала боевых действий. Но фронт был уже так близко, что к нему можно было дойти пешком. К концу апреля 1945-го остатки „Цеппелина“ совершенно исчезли из Западной Чехии. Говорят, они переместились в живописную баварскую область, к Штарнбергерскому озеру. Дальше бежать было некуда.

 Судеты: по „вредительским местам“

Достоверно известно, что в Судетах, помимо Подгорна, было ещё 6 „цеппелиновских“ лагерей. Речь идёт о тренировочных пунктах Вольфштейн (ныне – Влчи Камен; 6 км к северу от города Марианскэ Лазне), Ягерхайм (Райский охотничий домик), Глатцен (Кладска; небольшой охотничий замок князя Шаумбурга  в 3 км к северо-востоку от Лазне Кынжварт; здесь действовала и группа обер-лейтенанта Берёзина, специализировавшаяся на подделке советских документов), Кынжварт (тут всем заправлял оберштурмбаннфюрер СС Якубовиц), Маркусгрюн (Маркушовице; начальником школы, размещённой недалеко от посёлка Долни Жандов, был унтерштурмфюрер СС Барбовиц) и Форстварте (Камзик).

 „Троих надо убрать“

По параболе мы вернулись к трагедии в лесном кафе Подгорн, которое часто посещали пациенты курорта Марианскэ Лазне; тамошние врачи включали эту прогулку в список лечебных процедур. Объект находился на высоте 846 метров. Здесь „цеппелиновцы“ обучались под командованием унтерштурмфюрера СС баварца Пауля Компуса. Бедняга Ханнакам, его невестка и прислуга так или иначе контактировали с членами этой опасной команды, познакомились с командирами, инструкторами и курсантами. В процессе общения явно прозвучали имена, а может быть — и планы, задания или места, куда агенты намеревались направиться после того, как в эти места придут американцы. Тем самым для владельца кафе и обслуги был подписан смертный приговор, который вскоре был приведён в исполнение. Тела жертв истлели на кладбище в селе Овэснэ Кладрубы. А убийцы растворились в европейской мгле. Со временем погрузилось в запустение и место, где когда-то разыгралась маленькая трагедия конца страшной войны; сегодня вечерняя тьма поглощает вершину подгорнского холма, густо поросшего лесом. От кафе сохранились лишь крутые каменные ступени, ведущие на скалу, откуда в старые времена отдыхающие обозревали местные красоты.

Поделитесь со своими близкими!

Подпишитесь на нашу еженедельную email рассылку!

PharmMark.Ru - Фармацевтические сайты, создание, продвижение, SEO