Истоки и устья западнославянского парламентаризма

Кумиры на белых конях

Чехи гордятся своими демократическими традициями. Прямо скажем, гордиться есть чем. Они шли к своему нынешнему государству долго и трудно. Родственный нам славянский народ, долгое время находившийся в процессе «немецкой закваски», исходит из богатой исторической традиции Короны чешской. Чехи столетиями перенимали непростой европейский опыт строительства государства. И кое-что им явно удалось. Дисциплина и законопослушание, дополняемые крепнущим день ото дня отношением к чиновнику любого ранга как к обыкновенному слуге народа, а также солидным уровнем образования и культуры общественных и человеческих отношений, — это идеалы, к которым стремятся все, включая заносчивых англосаксов, гордых галлов, не говоря уж о потомках древних римлян или эллинов.

Славяне – не исключение. Они тоже хотят, чтобы все было как у людей. Однако на этом нелегком пути нам всегда мешала общая неразвитость чувства меры. Если уж это славянский кумир – так ему мы готовы поклоняться, пока лбы не разобьем. А если кумира низвергаем и вводим безкумирье, которое нам представляется верхом либерализма и демократии, то оно обязательно кончается разрухой, беспорядками и неизбежным явлением нового идола на белом коне.

В этом смысле опыт чешских коллег радует мысль и глаз. В переломном для всего мира 1918 году они взялись за строительство государства (совместно со словацкими братьями). Построение демократической республики «с нуля» проходило в той нестабильной части Европы, где молодые государства, особенно славянские, почти поголовно в те времена обратились к старой, доброй и проверенной веками абсолютной власти монарха или диктатора.

В Болгарии приходит к власти царь Борис Третий из немецкой династии Сакс-Кобург-Гота, правивший потом до 1943 года. Во вновь образованной Югославии взошел на трон король Александр, крепко державший свой скипетр в руках до 1934 года, когда его в Марселе застрелили хорватские националисты. В Польше был установлен «санационный» диктаторский режим Юзефа Пилсудского, который потом вершил судьбы новой, огромной по европейским масштабам страны, пока не умер в 1935 году от рака печени. Это уж не говоря о том, какого рода диктатура выиграла борьбу за власть в огромной бывшей Российской империи; большевистский режим по уровню сосредоточения власти в руках вождя и его окружения, по силе неприятия любых демократических норм мог дать фору самому яркому образчику абсолютной монархии.

 

От «вече» – к королевскому «одобрямсу»

А в это время чехи и словаки, зажатые в прежние геополитические тиски, но получившие небольшую межвоенную передышку и относительную свободу действий, начали потихоньку реализовывать плоды своего чрезвычайно интересного, мало изученного, зачастую недооцененного, хотя и неоднозначного опыта существования нации в условиях постепенно либерализировавшейся Австро-Венгерской империи (1890-1914 гг.). 

Собственно, чешское народовластие зародилось, конечно, еще раньше, в эпоху раннего средневековья. В то время, как на Руси ростки демократии культивировались в Новгороде, Пскове и Киеве, западные славяне тоже не отставали от модных тенденций. История запечатлела информацию о «собраниях всех свободных чехов». Понятное дело, что реальная власть принадлежала там влиятельным и богатым группам населения, иначе и быть не могло, но проформа соблюдалась. Во время созыва этих чешских вече «правители сообщали о важных политических и судебных решениях, что легитимизировало их в глазах общественности». Однако постепенно государи сделали этим «разгулам демократии» укорот, и потому в XI-XII столетиях «вече» стали мероприятием исключительно «для своих» — членов государевой дружины и вельмож. 

Но чехи – народ необычайно упрямый, умеющий не мытьем, так катаньем добиться своего. Уже в середине XIII века чешское дворянство, до сих пор удаленное от управления государством, без оглядки на волю короля настояло на возникновении земского суда по имущественным и уголовным делам. В скором времени суд избавился от королевского влияния и стал наиболее важным институтом зарождающегося сословного общества. Немного погодя возникает земский сейм, который собирается раз в год и представляет собой собрание всех лиц дворянского происхождения, церковных сановников, а иногда – и представителей королевских городов. Сеймы давали «добро» на сбор налогов, принимали решения о зарубежных военных походах и высказывали отношение к законодательным актам. Они также возводили на царство нового государя, а в случае, если династия прерывалась, имели право избирать новую правящую фамилию и нового короля.

 

Полную версию статьи читайте в журнале ЧЕХИЯ – панорама № 2/67/2018 

Автор: Александр Гайдамацкий

Поделитесь со своими близкими!

Подпишитесь на нашу еженедельную email рассылку!

PharmMark.Ru - Фармацевтические сайты, создание, продвижение, SEO