Знание — сила

 Знание — сила. Причем часто смертельно опасная. В этом перед своей мученической смертью 615 лет назад убедился святой Ян Непомуцкий, самый знаменитый в мире чех, чью память чтят ежегодно 16 мая.
Насчет степени знаменитости — здесь нет и доли преувеличения. Скульптурные изображения этого святого не только в Чехии, но и во всем остальном католическом мире, действительно, настолько многочисленны, что такой вывод напрашивается сам собой. Жизнь и деяния его уже давно исследуют местные историки, особенно на западе Чехии, в Пльзеньском крае. Именно здесь, в городке Непомук, в ничем не примечательной семье, по мнению историков — примерно в 1350 году родился этот самый Ян, которому суждено было стать святым. Бытует мнение, что был он очень образованным, пунктуальным и деятельным человеком, отличавшимся острым чувством справедливости и богобоязненностью. Но совершенно бесспорно, что он не ожидал от жизни земной ничего иного, кроме работы и служения, и уж явно не мечтал об ореоле мученика.

О роли личности в истории

Ян из Непомука сделал неплохую карьеру по церковной линии, выбившись из низов в люди. Примерно в 20 лет он – уже нотариус пражского архиепископа, еще через десятилетие рукоположен в священники. Получив сан, продолжил образование, изучал юриспруденцию. В 1381 году в кармане у него — диплом бакалавра Карлова университета в Праге, спустя шесть лет к нему прибавилась степень доктора, защищенная в итальянской Падуе. 1389 год – новое признание заслуг католического правоведа: он получает должность генерального викария пражского архиепископства.

Прекрасный юрист, энциклопедически образованный человек, он, тем не менее, должен был смириться с тем, что будет вскоре после своей кончины забыт, как и все мы, смертные. Жизнь его, а особенно – его смерть, к которой волею случая имел отношение лично чешский король, должны были исчезнуть в безжалостном потоке истории. Были для того и иные объективные причины. Вскоре после смерти Яна Непомуцкого вспыхнули гуситские волнения, а потом наступило и полное разложение королевства, от которого земли короны чешской не смогли опомниться в течение долгих столетий. Некоторые ученые, склонные идеализировать католический период в истории Чехии, считают, что в определенной степени последствия этого крушения государства сказываются до сих пор.

Десятки, а то и сотни тысяч загубленных человеческих душ, сожженные костелы, уничтоженные монастыри, священные иконы и статуи, разбитые беснующейся толпой, пожалуй, без труда могли по величине своего трагизма затмить смерть одного-единственного юриста и священника, пусть и выдающегося. До сих пор никому не удалось более-менее вразумительно объяснить, почему этот человек не только не канул в Лету, но и стал самым знаменитым чехом всех времен – как-никак, перед его изображением и памятью склоняется целый миллиард католиков на всем земном шаре!

Моральный противовес Яну Непомуцкому – сожженный на костре в июле 1415 года по приговору католического собора в Констанце Ян Гус, ставший потом знаменем гуситов-протестантов, конечно, тоже личность известная, но показательно, что его идеи находят сегодня отклик лишь примерно у ста тысяч чехов, членов чехословацкой гуситской церкви. В то же время, в этой весьма атеистической стране сегодня причисляют себя к католикам ни много, ни мало — 2,74 миллиона граждан, то есть более четверти населения республики. Для них Ян Непомуцкий – авторитет номер один. Его имя присутствует в документах о крещении австрийского канцлера Меттерниха и Пабло Пикассо, статую и икону с его ликом можно найти в Назарете, в Северной и Южной Америках, в Австралии и Японии. С другой стороны, пожалуй, не найти среди христианских святых никого другого, чья канонизация до такой степени была актом вынужденной капитуляции официального Ватикана (церковь долгое время категорически противилась его кандидатуре) перед лицом народного почитания и преклонения.

Король против архиепископа

Итак, почему же все-таки генеральный викарий пражского архиепископства Ян Непомуцкий должен был умереть 20 марта 1393 года?
Представьте себе ситуацию: разгар мрачного средневековья, суровый четырнадцатый век, 15 лет подряд продолжается раскол в католической церкви, которой с 1378 года руководят сразу два папы. Одновременно эти 15 лет были для Чехии годами нестабильной власти Вацлава IV (1378-1419), который оказался не в состоянии исполнить завещание отца своего, императора Священной Римской империи Карла IV, и продолжить его мудрую политику укрепления страны. Государство, еще недавно бывшее центром европейской культуры и образованности, становится при Вацлаве (особенно — с точки зрения католичества) гнойным нарывом, впоследствии лопнувшим и нанесшим тем непоправимый ущерб целой Центральной Европе.

У истоков драмы стояли два самых влиятельных человека в тогдашней Чехии – сам король Вацлав IV и архиепископ Ян Иенштейнский. Когда-то близкие друзья-товарищи, они вскоре расходятся во взглядах, особенно что касается мирской жизни. Архиепископ становится особой чисто духовной, строго и резко критикующей неуместные и вредные для страны капризы короля и его дружины. Вацлаву же быстро надоедает терпеть критику из уст «попа». Советники короля подготовили план существенного ограничения влияния и власти архиепископа: они предложили основать еще одно епископство в Западной Чехии. Новая церковная «административная единица» должна была подмять под себя обширные земли; во главе епископства придворная «мафия» хотела поставить своего, надежного человека, вышеградского протоиерея Вацлава Кралика из Буржениц. Новое епископство должно было быть основано в монастыре в Кладрубах; богатства и имущество монастыря планировалось использовать в качестве своеобразного «уставного капитала» нового епископата. Король решил подгадать момент нанесения архиепископу «удара ниже пояса» под ожидаемую вскорости смерть кладрубского аббата, престарелого Яна Рацека из Простиборже. Королевская камарилья условилась: как только аббат преставится, в промежутке между его смертью и избранием аббата нового, когда имущество монастыря формально принадлежит короне, монастырь будет оперативно конфискован в пользу казны, а король воспользуется двоевластием на папском престоле, чтобы без проблем обтяпать дельце с учреждением нового епископства.

Юрист – профессия опасная…

Но случилось так, что, когда аббат Рацек в самом деле отошел в мир иной, король вместе с дружиной забавлялся на охоте в провинции, и вести о наступившем «часе Х» дошли до него из Праги с существенным опозданием. Церковники же оказались проворнее и не медлили ни минуты. Конвент в Кладрубах быстренько избрал нового аббата, и архиепископ, поскольку в законом отведенный срок никто не высказал никаких возражений, результаты выборов подтвердил, использовав при этом великолепные юридические способности своего генерального викария Яна Непомуцкого. Документы были составлены так, что комар бы носу не подточил.
Разъяренный король, чьи интриги с позором провалились, распорядился пригласить архиепископа «на ковер», в Прагу. Тот, несмотря на грозившую опасность, приехал, прихватив с собой верную дружину. Король немедленно по прибытии делегации приказал всех «врагов народа» арестовать, но его людям удалось схватить лишь четверых, включая беднягу Яна Непомуцкого. Архиепископу посчастливилось бежать. Плененные были в кандалах переведены с Пражского Града, из резиденции короля, в специальные казематы Старого Города. Там их долго и изощренно пытали и мучили. Детали тайного допроса до сих пор неизвестны; чего король от них добивался – эта информация плотно окутана мраком столетий.

С особенным ожесточением и злобой глумился король именно над генеральным викарием Яном из Непомука; видно, очень уж ему хотелось с помощью «испанского сапога» и других новинок пытошной науки и техники продемонстрировать викарию, сколь глубоко он ошибался, предоставляя в распоряжение презренного отщепенца-архиепископа свои юридические таланты. Словно правовед из Непомука не знает, кто тут в Чехии самый главный, и на кого надо работать. Дошло до того, что венценосная особа самолично взялась за кнут, бросив упрек палачу в том, что он, мол, с пленными неуместно миндальничает. В конце концов трое несчастных узников, предварительно дав присягу, что не разболтают, о чем с ними король в комнате пыток разговоры разговаривал, были освобождены. Ян же Непомуцкий, не произнеся на протяжении всех мучений ни слова, умер на дыбе. Согласно некоторым свидетельствам, король уже после его смерти некоторое время в исступлении истязал труп, а потом велел сбросить бездыханное тело с Каменного моста в реку Влтаву. Католические историки в этом месте не забывают подчеркнуть, как глубоко было моральное падение чешского монарха, и как сложно отыскать нечто подобное в целой истории Европы. Автору думается, что отыскать, конечно, можно, ангелы на тронах были редкостью и в Старом Свете, что, разумеется, августейшего чешского костолома ни в коем случае не оправдывает.

Тело невинно убиенного Яна было извлечено из Влтавы и впоследствии захоронено в кафедральном соборе святого Вита в Праге.

… а духовник королевы – еще опаснее

Повторяю, никто до сих пор не знает (и, видимо, уже никогда не узнает), чего именно Вацлав добивался от высокопоставленного священника. Шла ли речь о некоей важной тайне королевы (в 1433 году историки-хроникеры предположили, что Ян, духовник жены Вацлава, отказался раскрыть королю тайну исповеди ее величества) или даже целого королевства? Могло ли слово Яна Непомуцкого, будь оно произнесено, изменить ход событий в стране, королевской фамилии или церкви? Кто знает…
Одно для католиков несомненно: то, что за смертью бедного викария Яна последовало, привело к длительной социально-экономической и политической катастрофе в Чехии и всем центральноевропейском регионе. Однако и в последующие два столетия, до краев наполненные многими страшными событиями, верующие не забыли о мученической смерти генерального викария Яна из Непомука. Поначалу (уже в 14-м столетии) тайно, а потом – все более открыто и интенсивно ему начали поклоняться как святому. Наконец, в результате этой глухой борьбы между простыми католиками и Ватиканом, 19 марта 1729 года в Риме состоялась его торжественная канонизация. В Чехии эта новость была встречена с огромным воодушевлением и восторгом. С чувством глубокого удовлетворения, как бы написала советская пресса в 70-80 годы прошлого столетия. Но, в отличие от надуманного пафоса коммунистов, это удовлетворение было совершенно искренним.

Врезкой:
Посмертная слава

Святой Ян Непомуцкий считается небесным покровителем исповедников, а также Праги и всей Чехии. Католическая церковь чтит его память 16 мая. Он изображается с пальмовой ветвью и венцом из звезд над головой. Самую знаменитую его статую изваял еще в 1683 году скульптор Я. Брокоф для пражского Карлова моста. Сейчас на мосту стоит точная копия памятника, а оригинал перенесли в Национальный музей Чехии. В ватиканской Латеранской базилике находится самый знаменитый из многочисленных циклов икон, посвященных жизни и смерти святого.

Паломнический костел святого Яна Непомуцкого находится на том самом месте, где, согласно легенде, стоял его родной дом. Вняв просьбам непомуцкого церковного продекана Каспара Драушека, хозяин замка Зелена Гора Франтишек из Штернберка распорядился в 1639 году начать строительство костела. Он был освящен и посвящен святому Иоанну Крестителю в 1660 году. Большой пожар 1688 года повредил  церковь, но храм был в том же году отремонтирован, восстановлен и вновь введен в строй. Об этом сообщает посетителям надпись по-латыни над главным входом. Канонизация славного уроженца города Непомук в 1729 году привлекла сюда множество паломников. Вскоре стало ясно, что костел их всех вместить не может. Поэтому тогдашний владелец зеленогорского замка Адольф Боржита из Мартиниц повелел разрушить старую церковь. Камень в основание костела нового был положен 7 октября 1734 года. храм был воздвигнут в стиле барокко согласно проекту знаменитого архитектора Динзенгофера и освящен в 1738 году.

3.05.2008
журнал «ЧЕХИЯ-панорама» 14/2008

Поделитесь со своими близкими!

Подпишитесь на нашу еженедельную email рассылку!

PharmMark.Ru - Фармацевтические сайты, создание, продвижение, SEO