Десять лет: Между прошлым и будущим

Десять лет: Между прошлым и будущим

Наш журнал прошел вместе с Чешской Республикой первые десять лет своего творческого пути. Давайте вспомним, какими они были, с какой Чехией мы начинали наш путь и куда страна пришла под конец этой декады.

Догнать Евросоюз

В 2006 году, когда рождался журнал «Чехия Панорама», его тезка-республика была полна амбициозных планов и не без оснований полагала, что уже вскоре может достичь в рамках Европейского Союза (куда вступила в 2004-м) немалых успехов. База для этого у страны была неплохая. Ведь Чешская Республика не вчера стала развитой страной, относимой к числу наиболее продвинутых экономик мира. Именно этот передовой уровень был важен для принятия Чехии в элитную ОЭСР (Организацию экономического сотрудничества и развития), где ЧР фигурирует с 1995 года, наряду с 33 другими наиболее зажиточными государствами мира. Страна демонстрирует наиболее стабильный и преуспевающий уровень хозяйствования из всех посткоммунистических стран, опережая прежнего лидера в этом списке – Словению. Основой для успеха являются процветающие промышленность (машиностроение, электротехника и электроника, хим- и пищепром, чёрная металлургия), строительство и сфера услуг, при том, что сельское хозяйство в Богемии представлено слабо (в аграрном секторе работает менее 5 % продуктивного населения; для сравнения в соседней Польше – более 14 %).

Фундамент будущего чешского благосостояния был заложен еще при «проклятых австрийских оккупантах»: земли Чешской короны производили в конце 19-го века около 70 % всей промышленной продукции Австро-Венгрии, из которой некоторые товарные артикулы были почти монопольными. Именно благодаря данному факту Первая Чехословацкая Республика (1918-38) оказалась в числе 10 наиболее развитых стран мира; ее опережали только США, Канада, Австралия, Швейцария, Аргентина, Великобритания, Франция, Швеция и Бельгия. И «коммунистические супостаты», несмотря на свой «оголтелый тоталитаризм», в немалой степени способствовали росту чешской экономики. В 1948–68 годах республика демонстрировала средний рост ВВП до 3,72 % в год. В 1969-89 годах ВВП Чехословакии вырос примерно на треть (в среднем около 1,66 % в год). Да, этот рост был меньше, чем в «золотые» межвоенные годы; критики социализма упрекают «большевиков» в том, что они-де допустили отставание страны от развитого мира: мол, в 1989-м та же Франция опережала Чехословакию чуть ли не в пять раз. Трудно сказать, серьезны ли эти аргументы и не идет ли речь о жонглировании цифрами. Но то, что чехи, несмотря на все невзгоды 20-го века, смогли сохранить и преумножить наследие предков, несомненно. Это очень пригодилось для успешного старта в Евросоюзе.

Центральноевропейский «тигр» средних размеров

Чехия после своего возникновения в 1993 году унаследовала структуру промышленности бывшей ЧССР, которая была внушительной по размерам, но во многом невыгодной, энергоемкой, неэкологичной, устаревшей и ориентированной на военное производство с прицелом в основном на экспорт в СССР. Несмотря на эти проблемы, страна смогла с честью из сложной ситуации выкарабкаться. Чешская крона, пройдя через горнило нескольких девальваций, с 1995 года стала полностью конвертируемой. В отличие от остальных постсоциалистических стран, в Чехии не было стремительной инфляции и не произошло быстрых изменений стоимости денежной единицы. После начальной экспансии чешская экономика на рубеже 1996-97 годов пала жертвой небольшой рецессии, от которой, впрочем, смогла оправиться уже в середине 1999 года. В тот период безработица выросла до 8,7 % (1999), но после этого данный показатель имел преимущественно тенденцию к снижению. Рост экономики в 2000-01 годах был вызван экспортом в ЕС, прежде всего – в Германию, дальнейшим приливом иностранных инвестиций и оживающим внутренним спросом. Однако были в этом раскладе и минусы: республика, по сравнению с прошлыми временами, начала залезать в немалые долги.

После вступления страны в Евросоюз рост экономики в ЧР (так же, как и в остальных странах подобной категории – в Словакии, Польше, Венгрии) обрел относительно большой темп – до 7 % ВВП в год. Значение промышленности, которая в 1990-м создавала 62 % внутреннего продукта, снизилось примерно на половину. Вместо металлургии доминантную позицию занял автопром, благодаря которому страна с 2004 года имеет активное сальдо торгового баланса.

«Шенген! как много в этом звуке для сердца чешского слилось…»

2007 год всем запомнился мировым экономическим кризисом, старт которому дал громкий разрыв американского ипотечного «пузыря»; именно под этот зловещий шум начался столь желанный для Чехии программный финансовый период 2007-13 годов, в течение которого в ЧР планировалось инвестировать 26,69 миллиарда евро из фондов ЕС. На этом подарки судьбы в «год счастливой семерки» не закончились: 21 декабря девять стран, включая Чехию, вступили в Шенгенское пространство, получив возможность путешествовать по 24 европейским государствам без пограничного контроля. Справедливости ради следует сказать, что шенгенские удобства – хорошо забытое прошлое континента, все это уже в Европе было в конце 19-го – начале 20-го веков, но тогда она еще не знала таких феноменов, как волны массовой эмиграции; она хотела забыться после безумной схватки идеологий и взаимного шовинизма, который захватил ее немедленно после Великой французской революции 1789 года. Но эксперимент столетней давности был заранее обречен на провал; уже отливалось оружие для будущей мировой бойни, ареной которой стала прежде всего Европа; слишком уж много в ней было ненависти, нетерпимости и «национального фундаментализма», которые подогревались и социальной напряженностью, и соблазнительными идеями марксизма. Хотелось бы верить, что таких ошибок прошлого Европа уже не повторит, но именно сейчас от этой уверенности осталось очень немного…

Как бы то ни было, «шенген» был и есть одним из немногих по-настоящему ощутимых преимуществ Евросоюза, реальным шагом на пути к свободному передвижению по континенту, а потом – и к возможности работать в развитых странах ЕС. Это право со временем распространилось и на иностранцев, легально живущих в Чехии, пусть и с определенными ограничениями. Причем Чехия сразу же получила относительную выгоду (по сравнению с другими новичками «шенгена»): географически она находится внутри этого пространства, и пограничные проблемы ЕС, которые сегодня особенно актуальны, ее напрямую не касаются.

Перспективная республика

В 2007 году, согласно рейтингу «самых-самых» соблазнительных для прямых инвестиций стран, составленному компанией Ernst & Young, Чехия соперничала с Бразилией за право занять 9-е место, а в Европе была 3-й после Германии и Польши. В 1997-2006 годах, согласно данным OECD, государству удалось «раскрутить» инвесторов на 55,2 миллиарда долларов.

Но ничто не вечно под Луной: уже тогда шел процесс постепенного уменьшения количества инвестиций в Центральной Европе; конкурентами чехов и других наших бывших коллег по соцлагерю становились, в том числе, именно россияне, поскольку инвесторы начинали ориентироваться на многонаселенные рынки с более высокой динамикой роста и большим потенциалом потребительского спроса (Китай, Индия, Россия, Бразилия). С другой стороны, понемногу обрастая необходимым капиталистическим «жирком», чехи из объекта инвестиций становились субъектом. Вступление же Чехии в ЕС вовсе не противоречило развитию торговых связей с той же РФ; наоборот, появилась возможность использовать для этого некоторые либеральные условия Старого Света. Развитию сотрудничества явно поспособствовало и то, что 15 феврaля 2008 года вторично был избран президентом Чехии Вацлав Клаус. Этот политик уже во время своей первой каденции в немалой степени развернул страну лицом к России, что было малопредставимо при его предшественнике Вацлаве Гавеле. Помешать этому процессу не смог и тот неприятный факт, что 8 июня 2008 года Чешская Республика и США подписали договор об установке радара противоракетной обороны на военном полигоне в поселке Брды. «Радарный» чешско-американский роман был недолговечным, но, как говорится, осадочек остался…

Полгода «чешской славы»

С 1 января 2009 года Чехия приняла на себя обязательства координатора всей деятельности 27 государств Европейского Союза, став во главе ЕС вторым (после Словении) постсоциалистическим новичком. Для страны эта новая роль явилась большим вызовом. Но богемцы не испугались трудностей; ведомые благоразумным девизом „Не боги горшки обжигают“, они рьяно взялись за дело. Ведь полугодовое председательство в Совете ЕС было уникальным шансом презентовать национальные интересы и хотя бы частично повлиять на деятельность ЕС, распространив на свой период «правления» собственные специфические приоритеты. В случае ЧР это были энергетика, экономика и позиция ЕС в мире. Чехам парадоксально помог… экономический кризис. Используя его, удалось взять европремьеров „за горло“ и добиться решений, которые давно уже откладывались „до лучших времен“. Например, чехи снизили в ЕС НДС (по этому вопросу долгие годы не могли договориться), убедив всех в том, что это – путь к более дешевым услугам и увеличению фронта работ для сферы сервиса. Евросоюз под чутким чешским руководством также дал „добро“ на создание „фонда последней надежды“ для стран ЕС, находящихся на грани банкротства, и согласился участвовать в увеличении основного капитала МВФ. Не забыла Прага и себя – любимую. „Благодаря“ возникшему газовому напряжению между Россией и Украиной, было принято решение создать новые подземные газохранилища, в том числе – в Чехии. Дотации под это богоугодное дело получили и благополучно освоили несколько чешских газодистрибьюторских компаний, например, RWE или KKCG.

Подошли с умом

Этой своей извечной политике «разумного эгоизма» Чехия, собственно, и обязана рангом одной из самых индустриально развитых стран, чей ВВП на душу населения в 2014 году, согласно разным рейтингам, колебался от $29 925 до $30 445 (то есть, 94 % от среднего показателя по ЕС). За десятилетие в Евросоюзе страна нарастила этот показатель на 34 процента! После вступления в состав ЕС экономический рост Чехии заметно ускорился и, несмотря на популистскую экономическую политику нескольких правительств социал-демократов, достиг 6-7 % в год. Черная металлургия и военная промышленность потеряли свое значение за счет автомобильной и электротехнической промышленности, благодаря развитию которых с 2004 года Чехия имеет стабильно положительное сальдо внешнеторгового баланса, несмотря на быстрый рост цен на импортируемые энергоносители (нефть и газ). По размеру внешней торговли на душу населения страна является одним из лидеров, опережая такие страны, как Япония, Великобритания, Франция или Италия.
О прицеле на высокотехнологичное производство, исходя из возможностей небольшой страны, опирающейся на дисциплинированное и трудолюбивое население, говорит, к примеру, тот факт, что Чехия является одним из лидеров по производству автомобилей на душу населения в Европе. Например, в 2011 году в Чехии было произведено 1,174 миллиона автомобилей всех категорий. Доминирует в этом сегменте младоболеславская компания Škoda Auto, за ней следует колинская компания Toyota Peugeot Citroën Automobile Czech. В стране эксплуатируется 127 810 км автодорог, включая 550 км автомагистралей. В графу «выгодные технологии» можно отнести и действующие в Чехии 6 атомных реакторов, которые суммарно вырабатывают 31 % от всей производимой в стране электроэнергии. Республика – одна из немногих в Европе чистых экспортёров электроэнергии, наравне с Францией и Германией.

Страсти вокруг евро

Несмотря на массу положительных отзывов о чешской экономике и особенно об одной из ее основ – чешской кроне, следует признать, что не всем по вкусу ее заметный рост относительно главных мировых валют к концу первого десятилетия 21 века. Этим фактом всё меньше довольны чешские предприниматели, конкурентоспособность продукции которых на внешних рынках из-за этого падает. Многие аналитики видят выход в скорейшем переходе на единую европейскую валюту. Но это – вопрос большой и сложной политики.

В июне 2015 года, согласно опросу CVVM (Центра по исследованию общественного мнения), решительное „НEТ“ совместной европейской валюте сказали бы 69 % чехов. Евро в последнее время стало одной из главных тем чешской политики. Впрочем, ежели отбросить лирику и зрить в корень, то очень велика вероятность того, что рано или поздно Брюссель все одно додавит Прагу и заставит принять евро: ведь так записано в договоре о присоединении Чехии к ЕС. Но некоторые политические партии уже требуют, чтобы Чехия отказалась от обязательства завести у себя евро. Миллиардер и министр финансов Андрей Бабиш предложил недавно провести «не обязательный к исполнению референдум о евро» — но этот шаг лишь официально зафиксирует нежелание народа вступать в еврозону и «кормить ленивых греков, итальянцев и испанцев». И попробуй ты народ убеди, что нужно думать обо всей «европейской Родине», а не только о своем «богемском хуторе». Что из-за его, народа, «узколобого упрямства и неверия в евровалюту» Чехия будет (цитирую одного либерала-экономиста) «хотя и относительно приятной для жизни, но все же глухой европейской провинцией, несмотря на то, что ее потенциала хватило бы на гораздо больше», а с евро она бы и вовсе могла стать частью Западной Европы.

Земан начинает и выигрывает

В 2013 году в Чехии назревали большие перемены. 1 янвaря президент ЧР Вацлав Клаус в своем традиционном новогоднем выступлении перед нацией объявил частичную амнистию, которая вызвала в обществе противоречивые чувства: в результате были освобождены от ответственности многие подозреваемые и осужденные за экономические и коррупционные преступления. Но потом, как водится, все забылось и былью поросло. Тем более, что пришел черед гораздо более увлекательных событий: 12 января в первом туре впервые проводившихся в Чехии всенародных президентских выборов (в которых участвовали 61,31 % избирателей) победителями стали Милош Земан (24 %) и Кaрeл Швaрцeнбeрг (23 %). А 26 января определился и лидер второго тура – им стал Милош Земан, который 8 марта принес присягу на верность народу и государству во Владиславском зале Пражского Града.

27 марта было сдано в эксплуатацию самое высокое на данный момент офисное здание в Чешской Республике – 111-метровая брненская AZ Tower. А 13 июня был несчастливый день для кабинета премьер-министра Чехии Петра Нечаса: полиция арестовала 7 высокопоставленных политических деятелей включая руководителя аппарата премьера и даму его сердца – Яну Надьову. Это был один из крупнейших скандалов в стране со времен переворота 1989 года. 17 июня Нечас подал в отставку с поста премьера и председателя партии ODS, а 25 июня новым, чиновничьим (техническим) председателем правительства страны стал Йиржи Руснок. Июнь вообще выдался горячим: 26-го группа Agrofert Holding чешского миллиардера Андрея Бабиша заключила с немецкой компанией Rheinisch-Bergische Verlagsgesellschaft mbH договор о покупке медиа-группы MAFRA; в результате Бабиш, как раз входивший в чешскую политику с амбициями эдакого богемского Берлускони во главе своей партии ANO, стал хозяином нескольких крупнейших газет страны, например, «Млада Фронта Днес» и «Лидовэ новины». 28 июня запустили в эксплуатацию новый 25-километровый участок автобана D3 из Табора в город Весели над Лужницей. А 7 ноября Чешский национальный банк принял решение провести интервенцию на валютном рынке, целью которой стало удержание курса кроны по отношению к евро примерно на уровне 27 CZK/EUR. Цели у ЧНБ были благие – поддержать родной чешский экспорт; в то же время, такая политика (которая проводится по сей день) грозит более высокой инфляцией и подорожанием импорта, поэтому мнения по этому поводу в обществе высказывались самые неоднозначные.

10 лет в Евросоюзе: чешский след

В 2014-м Чехия отмечала свою первую круглую дату пребывания в ЕС. Чехи и здесь остались верны своему прагматизму: проект единой Европы для них был всегда связан прежде всего с экономической стороной вопроса, выгодой быть составной частью огромного единого рынка. С момента вступления в ЕС и до начала 2014 года Чехия получила из евробюджета 676,2 млрд. крон (25,04 млрд. евро), одновременно заплатив в еврокассу 342,8 млрд. крон (12,7 млрд евро) и заработав на этом «гешефте» «чистыми» 12,34 млрд. евро; нельзя забывать и о значительном приливе частных иностранных инвестиций из стран-членов ЕС. Но у этой цифири есть и обратная сторона: в 2007-13 годах ЧР принадлежала к числу стран, хуже всего пользующихся дотациями: местные реципиенты денег из еврофондов получили лишь 63,7 % от максимально причитавшейся им суммы. При этом во время первого программного периода 2004-2006 Чешская Республика «подмела» из структурных фондов 99,54 % выделенных для нее финсредств. Главные причины отставания ЧР в использовании евроденег – сложность структуры операционных программ и методики, высокая текучесть кадров, плохое планирование, неработающая система контроля.

Перед вступлением в ЕС чехи больше всего мечтали о том, что их страна будет снова частью развитой Европы, а они получат право на свободное передвижение; напротив, они опасались роста цен и ухудшения социальной ситуации. Сегодня граждане больше всего ценят в членстве свободу путешествий, учебы и работы. Однако, напротив, они видят в ЕС разбазаривание денег и чрезмерную бюрократию. Не удивительно, что позитивно европейские вопросы оценивают прежде всего молодые люди (до 44 лeт) с более высоким уровнем образования и доходов; с другой стороны спектра находятся пенсионеры, безработные и люди с низкими доходами. В целом все группы воспринимают интеграцию скорее с экономической точки зрения. Согласно мнению местных граждан, ЕС оказала наибольшее влияние на экономику страны, национальную идентичность и суверенитет, а также на качество товаров и услуг. Наибольшей проблемой ЕС они считают решение вопросов экономики и общественных финансов стран-членов ЕС. Когда произносится слово «ЕС», большинство населения представляет себе такие ценности, как мир, демократия или личная свобода. Однако лишь 37 % чехов сегодня воспринимают членство в ЕС позитивно, а гражданами ЕС чувствуют себя лишь половина из них. Большинство чешских жителей (57 %) также желает, чтобы принятие решений по ЕС было исключительно в руках правительств отдельных государств. Плавно подводя этой мыслью политиков к необходимости ответственного разрешения таких наболевших вопросов, как волна мигрантов из исламских стран или содержание обанкротившихся евростран типа Греции.

Коллапс – через десять лет?

«Что же будет с Родиной и с нами?» Сегодня этот вопрос все чаще задают себе не только поклонники творчества группы «ДДТ», но и жители Чехии. Особенно ввиду последних событий и всеобщей неясности по поводу судьбы континента. Известный чешский экономист и директор компании Next Finance Маркета Шихтаржова настроена пессимистично: тo, что европейцы пережили до сих пор, были цветочки по сравнению с тем, что скоро придет. Мало публике, избалованной длительным евроблагополучием, уж точно не покажется. На Вышеградском форуме, который в октябре 2015 года организовала компания Golden Gate, Шихтаржова предрекла Европе судьбу Римской империи в ближайшее десятилетие. Мол, все сейчас одно к одному похоже на закат бывшего великого государства: коррупция, раздоры, удвоение количества чиновников, повышение налогов, выплата социальных пособий, проникновение варваров…

Шихтаржова считает возмутительным то, что Чехия вкладывает 42 % госбюджета в социальные пособия, да еще в то время, когда экономика ЧР растет темпом 4,6 % ВВП, быстрее всех в Европе. Но дело может обстоять еще хуже: соседняя Германия инвестирует в эту статью расходов целых 50 %. Чехия на первый взгляд достаточно неплохо выглядит в этом свете: ее долг в сравнении с ВВП вроде бы снижается. Но происходит это не потому, что чехи выплачивают долги, а ввиду роста чешской экономики. Хуже того: за последние два года активно «растворялся-размывался» чешский долговой резерв – отложенная на черный день государствеенная «заначка». Куда все это приведет, если богемское народное хозяйство растет на уровне европейских экономик, но при этом влезает в долги по самые уши? Общеевропейское погружение в бесконечные кредиты со временем не может кончиться иначе, нежели массовым банкротством, списанием европейского долга, дефолтом. Причем внутренний распад Европейского Союза дополнен тем, что сюда приходит иное население, имеющее другую культуру – азиатскую, исламскую. И европейцы, включая чехов, должны их профинансировать. Люди постарше сегодня вспоминают об исходе чехов и словаков после ввода советских войск в ЧССР в 1968 году: в Австрии тогда был ужасный переполох, там полагали, что будет невыносимо тяжело позаботиться о таком множестве людей в лагерях для беженцев. Потом, лет через 30, они поняли, что все эти проблемы блекнут на фоне последствий кровавой войны-резни в Югославии. Ну, а югославская эпопея не идет ни в какое сравнение с той иммигрантской лавиной, что теперь обрушилась на Европу. Чехи, как и вся Европа, сегодня истово молятся, чтобы апокалиптические прогнозы а-ля пани Шихтаржова не сбылись. Вот только непонятно, к кому обращены молитвы народа почти поголовных богемских атеистов?

Автор: Александр Гайдамацкий

Поделитесь со своими близкими!

Подпишитесь на нашу еженедельную email рассылку!

PharmMark.Ru - Фармацевтические сайты, создание, продвижение, SEO