«Американская мечта» чешского пана Новака

640x390_680252_1451204109[1]Чехи известны своим прагматизмом. Американцев тоже в избытке романтизма обвинить нельзя. Дружбу они воспринимают по-деловому. О том, как развивалось отношение современных чехов к Америке, красноречиво свидетельствуют их реакция на официальные визиты в Прагу президентов США.Первым в ноябре 1990-го прилетел отец нынешнего президента, Джордж Буш-старший. «На календаре – 17 ноября, но в Праге царит весна», сказал он на митинге, посвященном годовщине «бархатной революции». На Вацлавской площади ему внимала и рукоплескала стотысячная толпа. Очевидцы говорят, что с таким восторгом чехи встречали разве что румынского диктатора Николае Чаушеску, который прилетел в Прагу в августе 1968 года и считался тогда ярым оппонентом СССР, да еще Михаила Горбачева в апреле года 1987.

Следующим гостем был Билл Клинтон в январе 1994 года. Интересно, что тогда он приехал в Прагу вторично: еще студентом Оксфордского университета путешествовал по Европе, и в ЧССР попал проездом из Скандинавии через Москву в январе 1970 года. Визит Клинтона-президента был мощно поддержан «чешским человеком в Белом доме» — госсекретарем США Мадлен Олбрайт, дочерью чешских эмигрантов. Клинтон дарил пражанам улыбки, охотно вступал в контакт с обычными прохожими (в те благословенные времена международный терроризм был еще в пеленках), прогулялся по Карлову мосту, заглянул на Еврейское кладбище, пообедал в ресторане «У Золотого тигра», где запил отбивную пльзеньским пивом, а потом еще сыграл на саксофоне в клубе «Редут».

С тех пор все изменилось. Отношение к Америке, по выражению одного из чешских журналистов, претерпело эволюцию «от невиданной любви к непонятной ненависти». Уже в ноябре 2002 года, Джордж Буш-юниор, приехав на саммит НАТО в Прагу, стал свидетелем невиданно бурных для сонно-спокойной Чехии акций протеста антиамериканистов, антиглобалистов и анархистов. Буш уже не решился, по примеру Клинтона, пройтись по улочкам Праги и поприветствовать народ. Идиллия 90-х годов кончилась.

«С Америкой – на вечные времена!»

Июньский (2007 года) визит тогдашнего президента США Джорджа Уолкера Буша-младшего в Прагу стал большим событием. Руководитель американского государства провел переговоры не только с президентом Вацлавом Клаусом и премьер-министром Миреком Тополанеком, но и с председателем крупнейшей оппозиционной социал-демократической партии Йиржи Пароубеком, а потом выступил на международной конференции по вопросам демократии и безопасности.
Возможно, это послужило небольшим, но весомым моральным удовлетворением и для «антиамериканистов». Дескать, именно из-за их несгибаемой позиции в вопросе размещения на территории Чехии, на военном полигоне вблизи поселка Брды к юго-западу от Праги (65-70 процентов противников реализации этих планов – не шутка) и пришлось Бушу-юниору проводить в Праге столь длительную пропагандистскую кампанию. Что уже само по себе хорошо, так как, даже если визит Буша был бы политически безрезультатным, то, по крайней мере, мог привлечь в Чехию новых туристов из западных стран.

Бизнес – всему голова

Торговый обмен между Чехией и США постоянно растет. В 2003-06 годах оборот превышал 4 миллиарда долларов ежегодно (примерно 2,3% от общего объема внешней торговли Чехии в 2006 году). Много это или мало? Для сравнения, с первенствующей в этом плане Германией чехи наторговали почти на 55 миллиардов долларов, что в итоге составило 30% от общего объема экспорта-импорта. А с Россией у чехов в 2006 году оборот составил почти 7,3 миллиарда долларов, или около 4% внешнеторгового «вала». Иными словами, чешско-американская торговля растет, но одновременно следует признать, что США с 2003 года выпали из десятки главных партнеров Чехии по экономике. В 2006 году первые 15 мест по линии внешней торговли разделились следующим образом: Германия, Словакия, Польша, Франция, Италия, Австрия, Россия, Голландия, Великобритания, Китай, Венгрия, Бельгия, США, Испания и Япония.

„Чешский американец“: „Ты — плебей, и я – плебей“

Джефф Браун, режиссер и продюсер документальных фильмов, осевший в Чехии, в начале 90-х учился в Техасском университете. На последнем курсе узнал о программе „Студенты для Чехословакии“ (Georgetown University, Вашингтон). И Джефф 22 лет от роду отправился сюда из родного Техаса. Сегодня он – один из примерно 4,5 тысячи американцев, которые легально живут и работают в Чехии (для сравнения, в 2007 году выходцев из бывшего Советского Союза здесь с таким же статусом было около 130 тысяч).

— Поначалу мне чехи показались слишком уж пассивными, — говорит Браун. — Были очень интересны, дружелюбны, но как-то напуганы, что ли… Но все это быстро меняется, чехи приобретают уверенность в себе. Что американского есть в  чешском характере, кроме прагматизма? Томаш Гарриг Масарик, первый чехословацкий президент, говорил, что национальные характеры американцев и чехов объединяет одна черта – плебейство, недоверие к авторитетам, склонность к равенству шансов и иронической отстраненности от традиционных общественных иерархий. Происхождение этого плебейства разное. Американское возникло как результат свободного выбора множества переселенцев, не желавших мириться с неравенством и религиозным диктатом в Европе. А чешское было вынужденным: австрийские Габсбурги организованно ликвидировали большую часть чешской арстократии и интеллектуальной элиты. Но корни у этой „плебейской крови“ одни и те же, протестантские, от чешских гуситов до английских пуритан.

Палата мер и весов

Сравнивая Чехию и США, можно обнаружить ряд интересных деталей. Когда Колумб официально открыл Америку в 1492 году, то в Праге уже почти 150 лет работал Карлов университет, а Чешское королевство к тому времени как минимум лет 600 существовало в центре Европы. Однако, как ни парадоксально, нынешняя, пятая республика чехов по „возрасту“ своей независимости гораздо моложе США: распад Чехословакии и провозглашение Чешской Республики произошли 1 января 1993 года, а США сбросили ненавистное британское иго 4 июля года 1776.

Чехия с территорией в 78 866 км² и 114-м местом в этой категории на планете не может сравниться с огромными (9 372 610 км²) Штатами. Те же результаты ожидают нас и в области народонаселения: весовые категории ЧР (примерно 10,4 миллиона человек в 2008 году) и США (304,2 миллиона) очень далеки друг от друга. Да и попросторнее в Америке будет: в Чехии на одном квадратном километре толпится 129 человек, а в США – всего 31. Наконец, 41-я в мире по объему ВВП ($211,7 миллиарда) Чехия явно отстает от первенствующей Америки с ее $14,25 млрд в год. Рядовой американец, если верить статистике, тоже богаче рядового чеха ($46 954 годового „валового“ дохода против $20 606).

НАТО, радар и другие

В последнее время слова «Америка», «радар» и «визы» стали в Чехии одними из наиболее часто употребляемых. Большая политика, еще недавно бушевавшая где-то далеко, за морями, за долами, неожиданно вплотную приблизилась к благодатной чешской котловине. Стало очевидным, что за отсутствие войны и относительное благополучие надо платить.

Какова должна быть эта плата – вот в чем вопрос. Достаточен ли вклад чехов в общее дело безопасности и защиты интересов западного мира, хватит ли для этого военных миссий в Косово, Ираке и Афганистане, или союзники (особенно – Америка, которая несет основное бремя ответственности в наиболее «горячих» точках) потребуют чего-то большего? Через 6 лет после вступления в НАТО Чехии удалось отменить обязательную службу в армии и фактически сделать вооруженные силы профессиональными. В итоге, страна избавилась не только от многочисленных советских военных баз и гарнизонов (на территории Чехословакии стояли до 1991 года две танковые и три мотострелковые дивизии Советской Армии, не считая иных сил), но и от большей части собственной прежней многотысячной армии.

Чехи исторически привыкли к тому, что «большие хозяева» с ними никогда не церемонились, делали на их территории все, что хотели.  Характерен эпизод из воспоминаний одного из участников событий 1968 года, бывшего высокопоставленного советского офицера Эдуарда Михайлова, посетившего Чехию в конце 90-х годов прошлого столетия: «Когда мы возвращались в Прагу, я сказал водителю-чеху, что вот, мол, им этот военный городок (бывший ранее местом дислокации советской воинской части, а ныне пришедший в упадок – Авт.) не нужен, зато, когда Чехия вступит в НАТО, есть место для размещения американской дивизии. В ответ на это мой спутник, кстати, хорошо понимающий русский язык, заметил, что чешский народ так не думает. Русские и чехи — славяне, нам надо дружить и сотрудничать».
Трогательный пример славянского единства наслаивается на реалии сегодняшнего дня: за восемь лет нахождения Чехии в НАТО здесь не было создано ни одной американской или иной натовской базы. Да и с радаром ясности нет.

Между тем, в обмен за свою лояльность в рамках НАТО чехи добились от американцев частичной отмены визового режима для въезда в США. Не менее искушенные в торге янки обещают, что и впредь будут делать все, от них зависящее, чтобы их верные чешские союзники могли без проблем и бюрократических проволочек приезжать в Штаты, но при этом ссылаются фактически на те же проблемы: американский народ настроен на ужесточение иммиграционных правил, так что убедить Сенат и Конгресс в предоставлении существенных визовых послаблений для чехов будет нелегко.

Диаспора

В истории каждого народа, любого государства и национального характера можно найти некие сходные черты. Соединенные Штаты Америки для этой цели – просто идеальный кандидат, потому что в тамошнем «плавильном котле» нации «варились» все народности мира, включая, конечно, и чехов. Однако вплоть до первой мировой войны связь между ними и американцами прослеживалась лишь на уровне эмиграции.

Можно почти с уверенностью утверждать, что среди первых поселенцев, в основном — протестантов, в массовом порядке начавших обживать Северную Америку в 17 веке, было изрядное количество чехов. Ведь с началом так называемой рекатолизации после трагической битвы на Белой Горе, когда чешская армия была разгромлена объединенными силами австрийских католиков, император Фердинанд II издал в 1627 году указ о том, что ни одного «еретика», который в течение полугода не примет католическое вероисповедание, он в стране не потерпит. Эти суровые законы плюс отчаянная ситуация в Центральной Европе в годы Тридцатилетней войны (1618-1648) вынудили десятки (если не сотни) тысяч чехов на протяжении последующих 150 лет искать счастья в иных землях. Многие из них с помощью Западно-Индийской компании приплыли и в Америку.

Первые «чехоамериканцы»

Еще в 1585 году некто Иоахим Ганс из Праги несколько месяцев находился в области современных штатов Вирджиния и Северная Каролина. Приехал он туда в составе экспедиции сэра Ричарда Гренвилла, которая искала месторождения редких металлов. Благодаря своим обширным знаниям он пользовался в колонии большим уважением, и называли его «Мастер Янгхэм». Однако вскоре колония на острове Роаноке, где Ганс проводил свои исследования, видимо, из-за плохо налаженного снабжения и нападений испанцев и индейцев прекратила свое существование; экспедицию пришлось спешно свернуть. Дальнейшая судьба первого «чехоамериканца» покрыта мраком.

В 17-м столетии в США эмигрировало немало чехов, однако подробная информация имеется лишь о нескольких, например, об Августине Гержмане (1605-86). Он родился то ли в Праге, то ли в местечке Мшен у Мелника; Чехию он покинул еще маленьким мальчиком, вместе с многими другими эмигрантами после битвы на Белой Горе. Первое упоминание о Гержмане на территории Америки датировано 1633 годом. Находясь на службе у голландской West India Company, он вел тогда переговоры с индейцами о покупке земли возле современной Филадельфии. Со временем он встал на ноги, торговал мехами , табаком и иным товаром. Предпринимательские успехи и растущее благосостояние Гержмана сделали его одним из наиболее влиятельных граждан Нового Амстердама, где он и жил с 1644 года. В 1647 году остальные мещане выдвинули его в члены совета управления голландской колонии, так называемого Совета девяти мужей. На скрижалях истории имя Гержмана записано еще и потому, что по указанию лорда Балтимора он в 1670 году изготовил первую карту Вирджинии и Мэрилэнда; это поручение он выполнял целых десять лет; примечательно, что карта использовалась в течение ста лет. Ее оригинал хранится в лондонском Британском музее. Лорд Балтимор в качестве вознаграждения даровал ему обширные земельные участки, которые Гержман назвал «Чешским имением» (Bohemia Manor).

Улицы, улицы воспоминаний…

Автор, вдохновленный примером господина Гержмана, внимательно изучил карту Праги, чтобы узнать, как Америка увековечена в топонимии чешской столицы. Понятное дело, попутно его интересовало и то, какой след в ней сохранился с тех пор, когда главным лозунгом дня была фраза «С Советским Союзом – на вечные времена». Итог был несколько неожиданным: с Россией и бывшими советскими республиками, их историей и культурой так или иначе связаны названия 100 (!) пражских улиц и площадей. А вот Америке посвящено лишь восемь таких названий, но примечательно, что три улицы Праги носят имена американских президентов: Рузвельта, Вильсона и Вашингтона. Ни один российский политик такой чести не удостоился.
{mospagebreak}
Джордж Вашингто́н (George Washington; 22 февраля 1732, Бриджс-Крик, Вирджиния — 14 декабря 1799, Маунт-Вернон) — деятель Первой американской буржуазной революции, первый президент США, главнокомандующий Континентальной армии во время войны североамериканских колоний за независимость, отец–основатель США, отличался легендарной честностью. Убеждённый в необходимости сильного центрального правительства, участвовал в 1787—88 годах в разработке и принятии новой конституции, а на посту президента создал основы для республиканского федерального государства, в котором американцы смогли найти своё национальное согласие.

За длинным долларом и свободой

Годы 1853-57 считаются периодом первой крупной волны чешской эмиграции. Количество переселенцев росло до середины 70-х лет 19-го столетия. Потом, после короткой передышки, наступает апогей исхода чехов с родных земель: с 1880-го по 1910 год Чехию покинули полмиллиона (!) жителей. Для маленькой Чехии это – серьезные цифры. Ведь, к примеру, в течение 17-18-го веков ее население, едва приблизившись к отметке в 2,5 миллиона человек, тут же резко снижалось из-за войн, эпидемий, голода. Из полумиллиона эмигрантов в США, согласно официальным данным, за 64 года (1850-1914) уехало более 350 тысяч. Для сравнения – в Российскую империю, которая тоже в ту пору приглашала чехов к себе, уехало тогда лишь несколько тысяч человек.

Революция и республика

Америка была опасна для дряхлеющей Австро-Венгрии не только как вожделенная цель эмигрантов, но и своей либеральной идеологией, поддержкой революционных движений и прочим «разлагающим влиянием». Недаром габсбургский двор и его тайная полиция с недоверием посматривали на брачный союз известного чешского вольнодумца и сторонника идеи независимости, профессора Томаша Масарика с американкой Шарлоттой Гарриг.

Когда в 1914 году началась первая мировая война, Масарику с дочерью Ольгой удалось избежать ареста и эмигрировать, а вот «жену-американку» власти фактически интернировали. Ведь всем было известно, что Масарик  за рубежом собирает вокруг себя антиавстрийские силы, и помогают ему в том не только земляки-чехи и словаки в Швейцарии, Франции и США, но и официальные власти стран Антанты, к которым Америка вскоре примкнула.

Она же, а особенно — ее президент Томас Вудро Вильсон, сделали все возможное для того, чтобы на обломках Австро-Венгрии 28 октября 1918 года возникла самостоятельная Чехословакия. За помощь и поддержку при достижении столь впечатляющего результата чехи остались Америке искренне и надолго благодарны. Вильсону в Праге, возле Главного железнодорожного вокзала, в июле 1928 года был поставлен памятник работы скульптора Албина Полашека, еще одного чехоамериканца, профессора искусств из Чикаго.  В 1941 году нацисты, правившие в то время бал в Чехии, приказали памятник уничтожить.

Томас Вудро Вильсон (28 декабря 1856 — 3 февраля 1924) — 28-й президент Соединённых Штатов Америки (1913-21). Известен также как историк и политолог. Будучи кандидатом от Демократической партии, он в 1912 году был избран президентом страны, а в 1916 — переизбран на этот пост. Второй срок его президенства был отмечен вступлением США в Первую мировую войну (март 1917) и активными дипломатическими усилиями президента по мирному урегулированию. Лауреат Нобелевской премии мира 1919. Вильсон был одним из инициаторов создания Лиги Наций.

«Рад, что они попали в меня, а не в вас, господин президент…»

Судьба Антонина Чермака (9 мая 1873, Кладно – 6 марта 1933, Майами, США), американского предпринимателя и политика чешского происхождения, — легендарный пример успеха чешского эмигранта в США. Пусть и с трагическим концом.

Родители увезли малыша в 1874 году в Соединенные Штаты. Повзрослев, Антонин занялся продажей недвижимости, а в 1902 году был избран от Демократической партии в конгресс штата Иллинойс. С 1909 года был членом городского совета Чикаго от 12-го избирательного округа (Бриджпорт). В 1931 году его избрали мэром Чикаго. Чермак, который с гордостью подчеркивал, что происходит именно из чешской семьи, приобрел большую популярность, особенно среди до той поры аполитичных переселенцев из Европы; с тех пор Чикаго остается одним из бастионов Демократической партии. 15 февраля 1933 он сопровождал недавно заступившего на пост президента страны Франклина Делано Рузвельта во время посещения Майами (Флорида). В момент, когда президент выступал на митинге, некто Джузеппе Зангара, рабочий-итальянец, попытался Рузвельта застрелить. Ни одна из 6 выпущенных пуль в президента не попала, однако были ранены пятеро людей из его окружения, причем тяжелее всего – именно Антонин Чермак, который через три недели после покушения скончался: ранение в живот оказалось для него роковым. Когда Чермака везли в больницу, он якобы сказал Рузвельту: «Рад, господин президент, что они попали в меня , а не в вас…»

Фра́нклин Делано Рузвельт (30 января 1882, Хайд-Парк, штат Нью-Йорк — 12 апреля 1945, Уорм-Спрингс, Джорджия) — 32-й президент США. Период, начавшийся мировым экономическим кризисом 1929-33 годов и завершившийся победой сил антигитлеровской коалиции, занимает особое место в судьбах человечества. Роль Рузвельта и его окружения (он руководил страной в качестве президента с 1933 по 1945 год) в определении принципов и реализации социальной и внешнеполитической стратегии, направленной на сохранение и упрочение экономических и внешнеполитических позиций США, исключительно велика. С его именем связано также участие США в антигитлеровской коалиции.

Освободители и освобожденные

Вторая мировая война, вспыхнувшая 1 сентября 1939 года, за 70 месяцев обошлась человечеству в 55 миллионов убитых и умерших, 35 миллионов раненых и около 2 миллионов пропавших без вести. Не менее 233 тысяч погибших в концлагерях были уроженцами Чехословакии.

Нацистская оккупация была страшным ярмом для чешского народа, и потому не мудрено, что чехи с благодарностью вспоминают тех, кто их освободил в 1945 году. В Праге есть улицы, названные именами советских военачальников Конева, Рокоссовского, и Рыбалко, а вот в центре Западной Чехии, городе Пльзень, один из мостов назван именем американского генерала Джорджа Паттона, командовавшего 3-й армией, которая очистила от гитлеровцев именно эту часть страны. Поставлен Паттону в этих краях и памятник; ежегодно в Пльзень на празднование Дня победы приезжают американские ветераны; здесь устраивается костюмированное представление, инсценирующее штурм города и капитуляцию нацистов.

Бегство из “рая”…

После окончания второй мировой войны Чехословакия вновь обрела независимость и государственность. Но это была уже другая страна; республика образца 1918 года, вдохновленная идеями гуманизма Масарика, ушла в прошлое; начиная с февраля 1948 года Чехословакия жила согласно идеям марксизма-ленинизма. Связи с Западом, особенно с США, были резко оборваны. Чехословакия под давлением Москвы отказалась от экономической помощи США в рамках так называемого “плана Маршалла”. Чехи, которые были не согласны с политикой коммунистов, разумеется, хотели покинуть страну. Но эмиграция стала делом опасным. До прихода к власти коммунистов во главе с Климентом Готвальдом закон гласил: тот, кто нелегально перешел чехословацкую границу, совершил лишь правонарушение. Коммунисты объявили нелегального эмигранта преступником, подвергающим опасности интересы республики. Америка постепенно стала недосягаемой и потому еще более манящей: запретный плод слаще всего.

Только в 1948-50 годах успехом завершились более 100 тысяч попыток нелегальной миграции. В конце 60-х лет число беженцев составляло не менее полумиллиона человек.

… в ”землю обетованную”

После встречи с представителями американской оккупационнной зоны в Германии (куда большей частью бежали люди из соседней Чехословакии) эмигранта помещали в так называемый сборный пункт. Здесь каждого новичка подвергали “скринингу”, подробному допросу, который должен был доказать, не является ли он агентом коммунистической разведки. Если результат допроса был для беженца положительным, то он получал статус политического эмигранта. Большинство беженцев желало уехать в США, но там действовали строгие иммиграционные правила. Историки полагают, что предпочтение, которое тогда отдавалось Соединенным Штатам, было порождено все теми же наивными, нереалистическими представлениями о жизни в Америке. Эмигранты надеялись на радушный прием, быстрое обогащение и получение адекватного социального статуса. В реальности же многим потом пришлось спуститься по общественной лестнице на много ступеней ниже.
Коммунистические власти пытались всякими способами заманить эмигрантов опять домой; для этого даже объявлялись президентские амнистии в 1955, 1960 и 1965 годах. Но результаты были незначительны.

После ввода в страну в августе 1968 года ”ограниченного контингента советских войск” по ЧССР прокатились ”чистки” и другие обширные репрессии против населения. Из коммунистической партии было исключено почти полмиллиона человек. В результате в 1968-89 годах из Чехословакии эмигрировало около 200 тысяч человек.

Жить стало лучше, жить стало веселее

После ноября 1989 года, когда власть в стране взяла в свои руки оппозиция во главе с руководителем диссидентов Вацлавом Гавелом, начался новый этап чешско-американских отношений. Страны стали союзниками. Историки сравнивают эйфорию, охватившую народ в те годы, с чувствами, переполнявшими народ в 1918 году. Свобода! Независимость! Но эйфория вскоре улетучилась, и стало ясно, что трансформация общества тоталитарного в демократическое будет длиться еще весьма долго и стоить немалых усилий. Например, ученый Франтишек Чапка в своей ”Истории земель Короны чешской” написал, что ”чешское общество в конце второго тысячелетия, наряду с наличием возможности свободной жизни в демократических условиях, к сожалению, сопровождает экономический, политический и моральный кризис”. Это породило новую волну трудовой миграции, в том числе – в Америку. Сегодня там живут и работают – легально и нелегально – десятки, а может быть, и сотни тысяч чехов.

По данным современных исследований, однако, большая часть населения о трудовой эмиграции за рубеж не помышляет, отдавая предпочтение жизни и работе в родной стране. В 2003 году, например, лишь 17,7% жителей подумывали о поиске работы за рубежом. Львиную долю из них (37,7%) манила Германия, на втором месте оказались те, кто отдавал предпочтение США и Канаде (11,1%), примерно столько же имели виды на Великобританию.

Выбор покровителя

Опыт последних 350-400 лет существования чешского народа показал, что соседние, более могущественные государства всегда стремились подчинить его, вовлечь в сферу своих интересов, а то и аннексировать. Стоит лишь вспомнить весьма непростой период (1620-1918 годы) нахождения Чешского королевства в составе империи Габсбургов (впоследствии – Австро-Венгрии), нацистский «протекторат Богемии и Моравии» в 1939-45 годах или эпоху дислокации на территории Чехословакии Центральной группы советских войск (1968-91). Надо отдать должное чехам – из каждой подобной исторической ситуации они выходили не только без особых потерь, но и с определенными приобретениями. Однако отрицательный опыт общения с соседями – «сильными покровителями», которые приходили ненадолго, чтобы остаться навсегда, живет в чешском национальном сознании на уровне генетики.

История – это, главным образом, не головокружение от успехов, а уроки, извлеченные из поражений. Чехи это хорошо понимают. Их стремление дружить с американцами и пользоваться их покровительством – из этого смыслового ряда.

1.07.2007
журнал «ЧЕХИЯ – панорама» № 9/2007
Александр Гайдамацкий

Поделитесь со своими близкими!

Подпишитесь на нашу еженедельную email рассылку!

PharmMark.Ru - Фармацевтические сайты, создание, продвижение, SEO