Дорогая «золотая Адель»

Густав Климт. Портрет Адель Блох-Бауэр Замечательный австрийский художник-модернист с чешскими корнями более 100 лет назад нарисовал портрет богатой еврейской фабрикантши, муж которой нажил состояние на продаже чешского сахара. Три года назад картина, ставшая к тому времени легендарным сокровищем австрийского «Бельведера», была куплена американским миллиардером, который, между прочим, судится с Чехией, требуя миллиард долларов за нарушение прав инвестора.

«Не слишком ли много Чехии на 19 тысяч квадратных сантиметров действительно замечательного полотна действительно прекрасного художника Густава Климта?» — придирчиво спросит искушенный читатель, который знает цену портрету Адели Блох-Бауэр и наслышан о всех перипетиях, связанных как с его созданием, так и с последующей вековой жизнью на сцене мирового искусства. Смею заметить — к Чехии эта история имеет отношение не только потому, что в те незапамятные времена страна входила в состав Австро-Венгерской империи, и полуавстриец Густав Климт был для каждого чеха таким же согражданином, как и венгр Ференц Лист. Отец будущего гения, художник-гравер и ювелир Эрнест Климт был непосредственным выходцем из Чехии.

Подобные случаи были в ту пору в Австро-Венгрии в порядке вещей. Например, мать Эгона Шиле, выдающегося продолжателя дела Климта, была родом из Чешского Крумлова; после смерти отца Эгона, австрийского железнодорожного чиновника, юное дарование воспитывалось в семье дяди с маминой стороны, Леопольда Чехачека. Но это — так, к слову.

Потомок чешского гравера-ювелира

Фактом остается то, что талантливые чешские «кадры» в ту пору перманентно перетекали поближе к столице империи, где возможностей для реализации их талантов было поболее, чем в чешской провинции. Это хорошо видно на примере того же Густава Климта. С 14 лет он изучал в Вене рисование, освоив множество художественных техник, от мозаики до фрески. Мастер стал замечательным портретистом и живописцем, с 18 лет украшавшим изысканными фресками театры в Райхенберге, Риеке и Карловых Варах, венские здания «Бургтеатра» и Художественно-исторического музея. В 1888 году 26-летний Климт получил награду от императора Франца Иосифа — «Золотой Крест» за заслуги в искусстве. И вообще, для Австрии Климт — все равно что Пикассо для Испании или Ван Гог для Нидерландов.

Но об этих заслугах маститого художника «желтая пресса», разумеется, не пишет. Падкие на сенсации СМИ любят смаковать более пикантные подробности из жизни Климта. В которых недостатка нет. Ведь главным предметом его живописи было женское тело, а символом — откровенный эротизм.

Полную версию статьи читайте в журнале ЧЕХИЯ – панорама №19/2009