Визиты таинственной дамы

Чешские привидения В такой стране, как Чехия, где сохранились тысячи старинных замков, крепостей, градов и прочих творений архитектуры и иного искусства разных эпох и стилей, просто не может не существовать море легенд и мифов, связанных с этими памятниками своего времени, а также человеческих грехов и добродетелей. Разумеется, женщины ("Шерше ля фам!") занимают в этом фольклоре одно из центральных мест. С отдельными, наиболее яркими перлами этого фольклора наш журнал решил познакомить Вас, дорогой читатель.

"Белая пани" — вне конкуренции

"Белая дама" — одно из самых популярных и любимых сверхъестественных существ чешских градов и замков, особенно на юге страны. Утверждают, что появление этого романтического призрака всегда предвещало серьезные события в здешних дворянских родах. Например, ее видели в замке Йиндржихува Градца, когда в нем умирал недужный Яхим Олдржих, а вместе с ним приходил конец и всему славному роду господ из Градца. Леденящий душу рассказ об этом визите "Белой пани" положили на бумагу знаменитый чешский писатель Алоиз Йирасек и историк Аугуст Седлачек.

"В 1604 году пан Яхим тяжко заболел, однако никто и не предполагал, что часы его сочтены, — пишет Йирасек в своих "Старинных повестях чешских". — Дело было зимой, в январе. Однажды, когда ночью на дворе шел снег, а ветер гудел меж башнями замка так, что сотрясались оконные рамы, духовник пана Яхима был неожиданно пробужден ото сна. Ему показалось, что кто-то зовет его…

" В отличие от беллетриста Йирасека, ученый Седлачек более лаконичен и точен. Он сообщает, что дело было в ночь на 4 января, оным же духовником был патер Микулаш Писториус, ректор иезуитского коллегиума в Йиндржихуве Градце. Когда патер облачился и открыл дверь, то обнаружил перед собой одетую в белое и… полупрозрачную женщину. Тихо, но крайне настоятельно она приказала ему поспешить к пану Яхиму Олдржиху, дать ему исповедаться и причаститься, поскольку жить тому осталось лишь пару часов. Незнакомка отвела священника к двери спальни хозяина замка, а потом неожиданно исчезла. Патер отмечает, что внутри дрыхли без задних ног две сиделки; Яхим же Олдржих действительно сражался со смертью. Впрочем, то, что это случится вот-вот, было ясно и без диагноза "Белой пани": Яхим Олдржих уже давно умирал от неизлечимого в те годы сифилиса. Дворянин заплатил жизнью за обыкновенное увлечение ренессансных кавалеров — чрезмерную любовь к нежному полу.

Каждому замку – по «Белой пани»!

{rokbox size=|600 480|}images/stories/travel/masq600_1.jpg{/rokbox}

Возникает закономерный вопрос: откуда взялась эта самая "Белая дама", которая якобы предвещала рождения и смерти в семьях вельмож Рожмберков, господ из Градца и так далее? Имела ли она какой-нибудь конкретный прототип? Весьма часто "под подозрение" подпадает супруга Йиндржиха II из Градца, госпожа Маркета из Леухтенбурка. Когда муж ее в 1398 году отдал Богу душу, она передала град и имение старшему сыну Яну и постриглась в монастырь клариссинок в Чешском Крумлове. Поскольку Маркета иногда приезжала в Йиндржихув Градец погостить, и люди видели ее в белом монашеском одеянии, это могло послужить поводом для возникновения легенд о "Белой пани" здешнего замка.

Впрочем, на Йиндржихуве Градце свет клином не сошелся. Претендентов на звание замка-резиденции "Белой дамы" — пред пруди. Вот, к примеру, крепость Ландштейн, которую раньше считали австрийской, а на поверку здесь было обнаружено старинное поселение, возведенное чешским королевским родом Пршемысловичей. Родоначальницу ландштейнского рода так и звали — "Белая дама". Согласно легенде, она наказала потомков, которые с помощью заклинания изгнали ее из замка. Говорят, что именно поэтому могучий и известный дворянский род сей перестал существовать.

Сладкий приз для "девелоперов"

Но вернемся к Маркете Лаухтенбурк-Градецкой. С ней, женщиной якобы очень любезной и милосердной, связывают славную традицию приготовления фирменной каши на кухне местного замка. Вот как она возникла. Муж Маркеты начал большую перестройку крепости; работы тянулись долго, но конца-края им не было видно. Поэтому креативная супружница предложила каменщикам, каменотесам, жестянщикам и всем остальным ремесленникам: ежели поторопятся да завершат долгострой до зимы, то добрая госпожа лично приготовит для всех сладкую кашу. Поскольку подданные очень любили ласковую хозяйку, они с особенным энтузиазмом взялись за дело. Еще до того, как на землю пал первый снег, вся крепость была перестроена так, как хотел Йиндржих II.

Маркета действительно исполнила обещание и сама состряпала полные котлы сладкой каши, которой же всех и угостила. Обнаружив, что каша всем понравилась, госпожа решила, что будет повторять кулинарно-кашеварные эксперименты ежегодно для всех бедных и немощных обитателей Йиндржихува Градца. Но, поскольку ей было жаль, что и столы с угощением, и гостей уже слегка заносило снегом, она мудро передвинула это мероприятие на весну. {mospagebreak}

Как "Дама в белом" шведов перепугала

С той поры в замках Йиндржихув Градец и Телч (который также принадлежал господам из Градца, а после них — Славатам) прижился обычай подавать сладкую кашу для бедноты регулярно на Зеленый четверг перед Пасхой. Пани Маркета уже давно отошла в вечность, но ее дух — "Белая дама" — заботился о том, чтобы традиция неукоснительно соблюдалась. Согласно стародавнему рецепту, варилась каша из молока, пшеничной крупы, а также — на удивление — из светлого пива; для сладости добавлялся мед. Интерес к ее поглощению был огромным. На кухне замка в Йиндржихуве Градце однажды якобы приготовили целых 9000 порций каши!

Но горе было тому, кто бы попытался лишить бедняков их единственного утешения! Аугуст Седлачек сообщает по этому поводу повесть времен Тридцатилетней войны и вторжения в Чехию шведских войск: "Когда шведы уже собирались уходить из Телчи, им рассказали, что "Белая пани" очень сердится, если ее традицию нарушают. Буйные шведские офицеры запретили раздачу сладкой каши, предвкушая, как им удастся досадить "Белой пани". Той же ночью в замке раздался грохот, подобный ударам грома; стражников неведомая сила схватила и повалила наземь; офицеры были выброшены из постелей; назавтра шведы приказали немедленно возобновить раздачу каши…"

В последний раз лакомство варили в замке Йиндржихува Градца в 1783 году. Потом традицию отменил лично император Иосиф II, который проводил кампанию по борьбе с суевериями. Тогдашние владельцы замка, дворяне Чернины вынуждены были откупиться, передав в кассу помощи бедноте 570 золотых монет. Лишь после этого "Белая пани" оставила их в покое.

"Наш Балбин был на все горазд…"

Но была ли "Белой дамой" в действительности пани Маркета? Она ли много лет подряд объявлялась меж башенных зубцов йиндржихоградецкого замка? Необходимо признать, что она — далеко не единственный главный кандидат на пост излюбленного замкового привидения.

Проблемой идентификации "Белой дамы" занимался известный чешский историограф, священник-иезуит Богуслав Балбин (1621-88). Эта тема его особенно увлекла еще и потому, что он слышал рассказ о знаменитом привидении из первых уст: "Когда я по долгу службы находился в коллегиуме Йиндржихува Градца, не раз сообщалось, что вновь объявилась "Белая пани", — пишет он. — Особенно четко в памяти запечатлелось, что ее появление предшествовало смерти вельможного Павла Адама Славаты… Иногда люди видели, как она торжественно шагает по крепости со связкой ключей за поясом, причем и днем, и ночью. Если кто-то случайно ее повстречает, поприветствует и не попытается задержать, она ласково и серьезно, как и подобает стареющим вдовам, в знак почтения кивнет головой и уйдет…"

Балбин работал учителем в иезуитских коллегиумах в Праге, Брно, Чешском Крумлове и Йиндржихуве Градце, но в 1661 году был вынужден профессию оставить. Есть подозрение, что он любил студентиков несколько больше, чем позволяет педагогическое ремесло. Любвеобильному Балбину, дабы не искушать его, запретили преподавать и велели создать историю чешского филиала ордена иезуитов. 40-летний священник вынужден был зарыться в пыльные архивы и забыть о прелести нежных юношеских ланит. Хотя историю богемских иезуитов Балбин так и не написал, но из-под его пера вышли разные книги, в частности, знаменитое "Краткое, но правдивое сообщение о некогда счастливом, ныне же жалком положении Королевства чешского".

Печальные письма пани Перхты

Однако нас Балбин интересует прежде всего в связи с "Белой дамой". В наше время за спиной призрака принялись бы, скорее всего, искать объяснение из области психотроники; в худшем случае "Белую даму" сочли бы инопланетянкой, в лучшем — галлюцинацией. В эпоху же барокко привидения были блуждающими душами умерших, которые при жизни что-то недоброе совершили или сами жестоко мучились.

Балбин (совершенно в духе этих представлений) начал искать в архиве йиндржихоградецкого замка женщину, которая бы сгодилась на роль несчастной дамы. Работник скрупулезный и последовательный, он нашел комплект из 25 цидулок, написанных по-чешски некоей Перхтой из Рожмберка. Ее печальная судьба произвела на историографа столь сильное впечатление, что именно эту дворянку он и определил в качестве прижизненного прототипа привидения. По его мнению, именно Перхта (старочешская форма немецкой Берты) появлялась в коридорах замков в Йиндржихуве Градце, Чешском Крумлове, Тршебони и Телчи. {mospagebreak}

Рожмберку не хватило на приданое

Перхта из Рожмберка родилась в семье одного из самых выдающихся чешских вельмож 15-го века, Олдржиха II из Рожмберка и жены его, Катержины из Вартемберка. У Перхты было три брата (Йиндржих, Ян и Йошт) и две сестры (Анежка и Людмила). Ее папенька хотя и являлся самым богатым католическим паном Чехии, но гуситские войны весьма серьезно исчерпали его казну. Доморощенные протестанты не решались осадить его резиденцию в Чешском Крумлове, но наносили высокородному дворянину урон, где только могли. Олдржих из-за них был вынужден держать "под копьем" сильное войско, но чаще всего покупал мир за деньги. Например, в 1433 году перемирие с гетманом "сирот" (восточночешских гуситов) Яном Чапеком из Сан стоило ему 400 коп грошей.

Хотя Олдржиху принадлежали обширные поместья на юге Чехии, но трудовая дисциплина в те годы повсюду опустилась, говоря по-русски, ниже плинтуса; крестьяне с большей радостью воевали за "Божью правду", нежели гнули хребты на полях. Рожмберк, к тому же, любил жить богато и красиво, а также занимался политикой. Все это стоило бешеных денег. Поэтому, когда в 1499 году выходила замуж за Гануша из Лихтенштейна его младшая дочь, 20-летняя Перхта, Рожмберк остался должен зятю приданое. Чем невольно причинил доченьке муки страшные на всю жизнь.

Говорят, что много шляхтичей добивались руки богатой Перхты Олдржиховны фон Рожмберк, но папаша решил выдать дочь замуж против ее воли — за богатого, расчетливого и эгоистичного вдовца Лихтенштейна. После счастливой юности, проведенной в отцовском доме, жизнь в замке скряги-мужа стала для Перхты сплошным наказанием. Родственницы супруга старались очернить ее в глазах мужа, заставляли много и тяжело работать, но, как Перхта ни старалась, так и не услышала от них и слова похвалы. Девушка писала отцу и братьям, просила забрать ее из дома нелюбимого мужа, но в те времена это было неслыханно.

Бесприданница

Муж Перхты, Гануш (Ян) деньги любил; кроме того, у него были серьезные семейные проблемы. Хотя ему принадлежали моравские крепости Микулов и Валтице, а также австрийский замок Штайрегг, но семейное имущество до сих пор не было разделено; на него претендовали: мать Гедвика из Поттендорфа, сестры Альжбета и Барбора, брат Йиндржих и кузен Вилем. Рожмберк думал, что отдал дочь замуж за богатого мужчину, для которого приданое ничего серьезного не значит. Однако в зяте старик Рожмберк жестоко обманулся. Ганушу срочно требовались деньги, чтобы расплатиться с родственниками, прежде всего — с кузеном Вилемом.

Правда, приданое бедняжки Перхты вовсе не было таким уж большим. Речь шла о 1000 коп грошей, что представляло собой примерно восьмую часть ежегодного дохода от рожмберкского имения, однако стареющий Олдржих Второй в тот роковой свадебный момент денег не имел. Впрочем, так же легкомысленно он повел себя и при выдаче замуж средней дочери Людмилы за Богуслава из Швамберка. И в этом случае он остался должен приданое, однако упомянутый зятек не решился "наезжать" на дочь первого вельможи королевства, повел себя разумно и деньги за супругу не вымогал. А может быть, и впрямь любил свою женушку…

Злюки-Лихтенштейны

Гануш был ему прямой противоположностью. Человек злой и жестокосердый, он мучил и истязал жену не только по причине отсутствия приданого. Как писала Перхта, "от рождения ни с одной из женщин он никогда ласков не был". На сторону сына всегда становилась, разумеется, его мамаша, свекровь Перхты. Бедняжка о всех кривдах рассказывала в письмах отцу и братьям, которых часто просила о помощи. Их реакция неизвестна, поскольку ответные письма не сохранились.

В одном из писем, адресованных брату Йиндржиху, молодая женщина жаловалась на супруга: "… И проклинает всех, кто ему советовал, чтобы женился, говорит, что у него и в мыслях этого не было. И что меня бы лучше целый год не видел, что обо мне бы и не вспомнил, и что когда меня увидит, то сердце его холодеет от страха…" Отцу же Перхта говорила о происках свекрови и мужниных сестер (одна из которых была душевнобольной): "… Вели за мной кого-нибудь прислать, чтобы я могла ему поведать, что тут со мной творят, а во-вторых, чтобы своими глазами увидел, как тяжко мне приходится с этой грешной матерью, поскольку нет уже моих силушек ей сопротивляться… Вспомни обо мне, о бедной женщине и своем ребенке… не допусти того, что со мною тут вытворяют, что по-человечески снести невозможно, ибо терплю такое, что уж впору спасать жизнь свою и честь свою от покушений этих несчастных… И знай, что мне так тяжело здесь, беспомощной и беззащитной, что буду и Господу Богу жаловаться на то, что вы мне в беде моей не поможете…" {mospagebreak}

Дворянка с нищенским посохом

Гануш оставлял жену совершенно без средств к существованию; она вынуждена была залезать в долги и даже закладывать у ростовщиков драгоценности. В следующем письме просит Перхта брата Йиндржиха о финансовой помощи: "Милый брат мой, прошу тебя, вспомни, Бога ради, обо мне и пошли мне эти деньги, чтобы я могла расплатиться с долгами. Лишь припомнить хочу тебе, что 30 коп грошей была я должна еще шесть недель тому назад, а с тех пор еще задолжала 30 коп… Я же записана и в корчме, и в лавках мясных, что взяла товар и не расплатилась, и позорят меня за эти долги…"

Неудивительно, что, когда Балбин нашел эти душещипательные письма, они произвели на него сильнейшее впечатление. Усилием фантазии он превратил несчастную, измученную женщину в "Белую даму", по ночам возникающую в проемах замковых коридоров. Косвенным образом его творчество послужило причиной того, что замок Йиндржихув Градец стали считать местом смерти Перхты из Рожмберка. К сожалению, это не соответствует действительности. В действительности же Перхта скончалась в Вене, в 1476 году. Лишь на три года ей довелось пережить супруга, который своей алчностью, безжалостностью и жестокостью доставил ей на этом свете столько мучений. Хотя эти люди не питали друг к другу никаких нежных чувств, в их браке родились двое детей — сын и дочь. Но оба ребенка скончались еще в детстве.

Другая легенда, авторы которой не слишком разбирались в родословной фамилии славных Рожмберков, утверждает, что Перхта, дух которой вышагивает и по родовому замку Рожмберков, была… супругой его владельца. Дальше все сходится: Перхта всю жизнь страдала от унижений мужа-тирана. Когда же тот на смертном одре решил раскаяться, гордая аристократка отказала ему в прощении. Муженек проклял ее: «Чтоб тебе не было покоя даже на том свете!». После своей кончины Перхта-"Белая дама" зачастила в этот замок. Говорят, что по цвету ее одеяния можно судить о предстоящих событиях. Если на ней одеты белые перчатки, то родится ребенок или будет свадьба; красные — к пожару; черные перчатки и вуаль — знамение иного катаклизма.

Средневековая чешская "Жорж Санд"

Печальная судьба Перхты, очевидно, была похожа на судьбы многих средневековых дворянок, которым было суждено лишь безропотно рожать супругам наследников их богатств. Однако Перхте парадоксально удалось выскользнуть из железных объятий горькой судьбы именно благодаря письмам. Сама она писать не умела; очевидно, лишь была немного обучена чтению. Скорее всего, письма она диктовала писарю, которому могла полностью доверять. Однако стилистика посланий выдает бесспорный ум автора, способность изящно выражаться и даже определенный литературный талант. Уникальность писем заключается в том, что они являются древнейшим документом на чешском языке, оставленным потомкам женщиной. "Белая дама" — Перхта из Рожмберка — за 500 лет до Божены Немцовой стала первой чешской писательницей.

В последний раз "Белая дама" якобы явилась людям во время второй мировой войны, в крепости Рожмберков. Цитадель была летним лагерем нацистской молодежной организации Bund deutscher Madeln (Союза немецких девушек). Девушки каждый день начинали утренним построением во дворе Нижней крепости, причем две поднимали на башне флаг со свастикой. Однажды до подъема флага дело не дошло. Обе девушки со страшным криком бросились по ступенькам вниз. Объятые ужасом, они утверждали, что с башни Верхнего града им грозило… белое привидение. Начальница воспитанниц поначалу высмеяла, но, самолично поднявшись к флагштоку, не поверила глазам. На башне, именуемой Якобинка, стояла… "Белая дама" и грозила ей пальцем. Молодая нацистка в сверхъестественных существ не верила; она немедленно позвонила в гестапо. Агенты тайной полиции начали расследование. Самым удивительным было то, что они так и не выяснили, как вообще кто-либо мог забраться на крышу башни Верхнего града: в Якобинке не было лестниц… В конце концов, гестапо дело сдало в архив ввиду невозможности раскрытия.

"Черная дама", или Сказ о чешской "Салтычихе"

Кроме "Белой пани", в Чехии есть такое же привидение, но цвета воронова крыла, и не на юге, а на северо-востоке. Появляется оно в крепости Новэ Мнесто над Метуйи, которой владели Пернштейны, Штубенберги, а потом — генералиссимус Альбрехт Вальдштейн. Полководец дружил с семьей Трчек, поэтому он поменялся замками с Марией Магдаленой Трчковой, отдав ей Новэ Мнесто над Метуйи. Этой даме и ее домочадцам не довелось долго радоваться новому приобретению. В 1634 году глава семьи погиб вместе с Вальдштейном, а его владения были конфискованы в пользу казны. Но, несмотря на кратковременное проживание в замке, род Трчек надолго сохранил воспоминания о себе в памяти местного населения. Упомянутое привидение, которое время от времени бродит по замку, “кровными узами” связано с этой семьей. Существует поверье: если в замке появляется "Черная дама", то это уж точно дурной знак. Считается, что это бродит по коридорам дух Марии Магдалены Трчковой: и после смерти в 1633 году нет ей покоя за жестокое обращение с подданными при жизни.

По мнению современников, Мария Магдалена была женщиной выдающегося ума, в совершенстве владевшей искусством политических интриг. Говорят, что именно она организовывала тайные встречи Вальдштейна с представителями протестантов. Однако истовая религиозность не мешала ей жестоко и изощренно издеваться над подданными. Дело зашло так далеко, что в 1628 году возмущенные жители нескольких имений подняли против нее восстание. {mospagebreak}

Бездыханная Бригитта

Прага — сама живая легенда. Особенно же много их сложено о сердце столицы Чехии, Пражском Граде. Эта цитадель чешских королей овеяна былинами. Многие из них — с женским "наполнителем". Например, о поглощении пламенем княгини Драгомиры, заказавшей убийство своей свекрови святой княгини Людмилы. Или о страшных деяниях в монастыре барнабитов, где каждая вновь прибывшая монашенка будто бы должна была в полночь снять перстень с руки уродливой мумии. Во время выполнения жуткого ритуала многие девушки якобы были заживо погребены. Их жалобное пение пражане потом со слезами на глазах слушали во время богослужений.

О здешней часовне святого Мартина люди с незапамятных времен рассказывают вот какую историю. Встарь жил на Граде искусный каменотес. Однажды он познакомился с молоденькой бедной девушкой Бригиттой. Каменотес в нее влюбился; стали готовиться к свадьбе. И тут ремесленник внезапно уехал в "служебную командировку". Бригитта с нетерпением его ждала. Каменотес же, вернувшись, принялся выспрашивать у соседок, как вела себя его возлюбленная. Глупые и завистливые женщины Бригитту оклеветали. Каменотес в страшном гневе убил ее, а тело укрыл в густом кустарнике. Через несколько дней труп нашли. Когда подвели каменотеса к мертвой, взору убийцы предстала страшная картина: девичье тело, которое начало разлагаться, было усыпано ящерицами, жабами и иной нечистью. Он немедленно во всем признался и за убийство невесты был осужден к смерти. Перед казнью раскаявшийся душегуб попросил, чтоб ему позволили вытесать из камня статую мертвой Бригитты. Желание его исполнили; статуя по сей день стоит в часовне.

"Женские камеры" Шпилберка

Столица южной Моравии — город Брно — исторически ассоциируется с готическим градом Шпилберк, основанным в первой половине 13-го века на вершине одноименной горы. В 18-м веке австрийцы превратили град в мощную крепость, построенную в стиле барокко. А в 1783 году император Иосиф II решил устроить здесь "тюрьму особого режима". Для этой цели были построены 30 камер, сбитых из толстых деревянных досок и балок, к которым заключенные были постоянно прикованы. Шпилберкские казематы вплоть до упразднения в 1855 году были самой страшной тюрьмой Австрийской империи. Здесь сидели французские революционеры, итальянские карбонарии, польские повстанцы… В Шпилберке была тюрьма не только для политзэков, но и для особо опасных "обычных" преступников.

Спешу разочаровать любителей шпилберкских легенд: большая часть из них — голые выдумки. Например, одна из самых известных легенд связана с так называемыми «мокрыми койками»; в них якобы замуровывались в стену неверные жены, которым, к тому же, еще и вода капала на голову. На самом деле, это абсолютная бессмыслица, созданная буйной фантазией местных экскурсоводов, желавших завлечь туристов. Среди заключенных шпилбергских казематов женщин никогда не было.

Кршивоклатская тропинка для красавицы Бьянки

Когда хитрые и корыстные придворные очернили будущего императора Карла IV в глазах отца его, короля Чехии Яна Люксембургского, разгневанный папа сослал Карла в маленький замок Кршивоклат, стоявший в дремучей глуши густых лесов. Вместе с Карлом в отдаленную провинцию отбыла и его молодая жена Бьянка Валуа. После шумных увеселений французского двора, где она выросла, тихая и безрадостная жизнь в маленьком лесном замке угнетала ее. Увидел молодой наследник престола, что чахнет любимая жена от тоски, и стал думать, как развеселить свою красавицу.

Как-то летним вечером стоял Карл Янович у окна и грустно наблюдал закат. Внизу переливистым хором пели птицы; вдруг он заметил, что Бьянка с фрейлинами выходит на дорожку, бегущую под стенами замка. "Эврика!" — мысленно воскликнул Карл. Он велел слугам регулярно ловить во всей округе самых голосистых птиц и каждые два дня выпускать их из клеток около стен замка. Молодая Бьянка повеселела; ее лицо покрыл прежний румянец. Вскоре она узнала, что это ее горячо любимый муж так о ней заботится. Разве может быть лучше подарок для женщины? Тропинка же от кршивоклатских стен к ручью, по которой 650 лет назад гуляла Бьянка, называется теперь поющей. {mospagebreak}

Локетский метеорит, или Гранитный камушек в груди

Говорят, что из всех управляющих замка Локета самым жадным и жестоким был пан Ботто из Эуленбурга. Не знал он жалости при сборе налогов и податей; провинившихся сажал в тюрьму, которая находилась в подземелье замка. Случилось так, что одна бедная женщина не могла заплатить налоги. У нее недавно умер муж; после похорон осталась лишь хата, полная голодных детей. Пошла она в замок, просить управляющего, чтобы отсрочил уплату. Тот в роскошных одеждах стоял во дворе и наблюдал за сбором податей. На дворе толпились крестьяне. Когда подошла очередь бедной вдовы, она кинулась пану в ноги. Но тщетно надеялась беднячка на милость, не внял управляющий ее горю: «Зря льешь слезы, женщина, нет денег на налог — пойдешь в тюрьму».

Убитая горем вдова встала, посмотрела в лицо надменному пану и сказала: «У тебя каменное сердце, так превратись же ты и сам в камень!» Небо разверзлось, загремел гром, загудела земля и закрутились в воздухе камни, люди со страху попадали… Когда все успокоилось, на месте, где стоял злой господин, взору очевидцев предстала большая яма, на дне которой лежал огромный раскаленный камень. Когда камень остыл, отнесли его в городскую ратушу. Весил он более центнера и переливался золотом да серебром. Чтобы не случилось пожара от этого камня, бросили его в колодец. Когда колодец чистили, камень достали и положили в глубокое подземелье замка. С тех пор существует поверье: если камень снова бросить в колодец, он обернется злым "менеджером".

Любушка versus Петровский

О граде Кокоржин рассказывают вот какую легенду. После окончания Тридцатилетней войны эта опустевшая крепость стала пристанищем разбойников. Главарем их был бывший рыцарь Петровский, опытный и жестокий воин, не знавший ни страха, ни жалости. Как-то решил он организовать налет на Еленицкую мельницу, что вблизи города Мнелник. Но хозяин мельницы и его люди сражались так отчаянно, что разбойникам пришлось ретироваться. Один из них даже потерял руку в схватке.

Решил Петровский отомстить мельнику. Оделся покрасивее, приехал на мельницу, представился знатным торговцем из близлежащего города Мнелник. Хозяин мельницы по доброте душевной пустил разбойника в дом. Увидев дочку мельника, Любушку, коварный негодяй стал рассказывать старику, что мечтает женится. Любушка же была как раз на выданье; стал разбойник званым гостем в доме, а вскорости попросил и руки девушки, на что получил отцовское согласие.

Однажды разбойник выманил невесту за околицу и захватил ее в плен. Петровский сообщил бедняжке, что потребует у ее батюшки обещанное приданое и, если его получит, то отпустит Любушку. Но перед этим, в качестве компенсации за увечье, понесенное его бандитом, экс-рыцарь решил в буквальном смысле заполучить руку девушки — отрубить ее! Любушку спасла старушка, бывшая у разбойников в услужении: она смиловалась над девушкой, дала ей жареного гороху, свечу и указала потайной ход из Кокоржина. Любушка сама не помнила, как добежала домой; даже не заметила она, что из кармана потихоньку высыпался старушкин горох. По горошинам солдаты, вызванные отцом девушки, нашли потайной вход в логово разбойников. Все они были перебиты, а Петровского, словно дикого зверя, выставили в клетке на главной площади города. С того времени люди смогли жить спокойно и без страха. А Любушка каждую неделю ходила в церковь, ставила свечку и молилась за старуху-спасительницу.

О гноме из Мнелника, глупом писаре и жене его

И напоследок — чешская иллюстрация к известной поговорке: "Выслушай женщину и сделай все наоборот". Эта легенда, кстати, подтверждает, что в местном фольклоре есть место и иным сказочным существам, кроме призрачных дам разных цветов. Итак, когда-то жил в замке Мнелник очень прилежный писарь. Работал он с утра до ночи. Они с женой мечтали разбогатеть. Как-то ночью на кровать к писарю забрался маленький человечек с посохом и кожаным мешком в руках. Гном спросил, действительно ли писарь хочет золота. Тот робко подтвердил. Тогда человечек высыпал из мешка несколько золотых монет и сказал: «Если не сглупишь, во второй раз принесу больше!» Писарь поначалу испугался, но потом спрятал добычу. В следующую ночь гном отдал целый мешок монет с той же фразой: «Только помни — не глупи!» В третий раз гном притащил столько денег, что они еле поместились на кровати. После его ухода писарь, словно зачарованный, смотрел на монеты, как вдруг проснулась жена. Пришлось рассказать ей о загадочном госте. «Боже, какой же ты дурак! — прокричала она. — Неужели ты не понимаешь, что в обмен на деньги он потребует твою душу? Утром немедленно беги к священнику!» Писарь послушался. Священник, естественно, пригрозил, что, если он не отдаст золото на строительство костела, то попадет прямехонько в пекло. Испуганный писарь молча расстался с деньгами и поплелся домой.

Ночью ни писарь, ни его жена не могли заснуть — ждали ночного гостя. И вот дверь заскрипела. Но в руках гнома на этот раз был лишь посох. «Что я тебе говорил! – закричал он. — Я дурням денег не даю, им я только поддаю за то, что они раскрывают мою тайну!» Посох взметнулся в воздухе и изо всех сил принялся колотить писаря. Тот тщетно призывал на помощь жену, спрятавшуюся под кроватью. Когда крики утихли, она вылезла из укрытия и долго приводила мужа в чувство. С той поры гном ни разу не появлялся в Мнелнике. А писарь и его жена больше никогда о богатстве не тужили. Жили они долго и относительно счастливо. Чего и нам с вами желали.