Мануфактура тканой живописи

 Первые ковры (точнее — их еще  безворсовых родичей) археологи обнаружили в захоронениях египетских фараонов. Назывались эти тканые полотна неблагозвучным словом шпалеры. В Европу они  дошагали к 12-му веку и выполняли роль так называемых «утепленных» фресок: если в южных странах стены кафедральных соборов и замков украшались настенной росписью, то ближе к северу ту же декоративную функцию взяли на себя шпалеры. При этом холодные стены сохраняли тепло и дополнительно несли образовательную функцию, так как ковры ткались, в большинстве своем, на религиозные темы.

Свое современное название гобелен получил гораздо позже, в 17-м веке, а точнее – в 1662 году, когда мануфактуре братьев Гобеленов было присвоено звание королевской. История ее в двух словах такова: уроженец Реймса Жилль Гобелен открыл в пригороде Парижа красильню пряжи, а потом — и фабрику по производству шпалер. Его трудолюбивые  родственники принимали активное участие в семейном бизнесе, расширили и приумножили фабричные цеха. В именуемом выше году, по рекомендации своего знаменитого советника Жана Батиста Кольбера, Людовик XIV выкупает у братьев Гобеленов ткацкое производство, причем наделяет его громким статусным именем  «Королевская гобеленовая мануфактура». С этого дня только шпалеры, сотканные именно здесь, смели называться гобеленами. Принадлежность к короне закреплялась вытканной по углам или в центре у верхнего края лилией.

Гобелен по-валашски

Безусловно, сравниться с королевскими гобеленами из Франции или Фландрии, чьи традиции берут начало в 14-м веке, коврам из моравского местечка Зашов не суждено. Но задачу догонять и перегонять родоначальников европейской тканой живописи, к счастью, здесь изначально не ставили.

Более 100 лет назад уроженец Моравской Валахии (области, расположенной на северо-востоке республики), художник Рудольф Схалатауер, путешествуя по свету и изучая народные промыслы, познакомился с ручным производством ковров в Норвегии и Дании. Видя, что это не только красивый, но и неплохой бизнес при весьма ограниченных капиталовложениях, художник решил внедрить его в родной Моравии. Несколько лет были потрачены на обивание порогов чиновничьих кабинетов и переписку с бюрократами; наконец,  в 1908 году в местечке Валашскэ Мезиржичи открылось местное ткацкое профтехучилище. Собственно, с той поры и ведется отсчет валашской традиции ткать гобелены; эту же дату можно считать и "днем рождения" Моравской гобеленовой мануфактуры (МГМ).

Дело пошло на удивление быстро, и во время Первой республики мануфактура уже стабильно получала государственные заказы. В основном, это были гобелены для так называемых презентационных целей: подарки зарубежным гостям и оформление залов различных государственных институтов. Первая и вторая мировая война не сильно подкосили производство, хотя заметная стагнация все же ощущалась. Маленькое производство, как водится, всегда гибче и не так уязвимо в пору глобальных катаклизмов. Уже в послевоенном 1945 году мануфактура делает первые шаги в новой для себя отрасли – восстановлении старинных ковров и гобеленов. Как показало время, это было точно выбранное стратегическое направление, благодаря которому фабрика выжила в трудные дни начала девяностых.

Социалистические фантазии

{rokbox size=|244 500|}images/strana/verdura.jpg{/rokbox}

Моравия – удивительная земля. И люди здесь добрее столичных, и климат мягче, и вино вкуснее,  и жизнь течет спокойнее, и дело лучше спорится. Переворот 1948 года и приход коммунистов к власти не вызвал на производстве истерии и не очень-то на него повлиял. Новой власти нужны были красивые гобелены для услады ока и обустройства уютного гнезда на все том же Пражском Граде. Что до ограничения свободы полета фантазии художников– декораторов, с этим чехи всегда справлялись виртуозно: искусством ходить между каплями воды и оставаться сухими они владеют в соврешенстве. За политические убеждения и неприятие коммунистического режима на фабрике никто не пострадал, работали себе тихо-спокойно и дальше. Ткались и ординарные таписсерии, то есть стандартные текстильные панно, но этот тренд нельзя отнести к общей безликости соц-арта, скорее — просто к моде тех лет. С фабрикой работали многие чехословацкие художники (Эрнест Зметака, Антонин Кубала), их работы получали награды на международных выставках. Создавались не только «агитационные плакаты» с серпами и молотами, но и высокохудожественные работы, качество которых ценится и сейчас. Назвать эпоху развитого социализма в Чехии временем творческого застоя для моравской мануфактуры никак нельзя – она жила полнокровной жизнью, с уверенностью глядя в завтрашний день.

В ногу со временем шагала и технология производства: на фабрике экспериментировали с искусственными красителями, материалами, новой техникой. Но технический прогресс не всегда работает на руку высокому искусству: инновации и сегодня оказывают «медвежью услугу» старым добрым гобеленам; те потихоньку отходят на третий план, становясь чуть ли не художественным атавизмом.

Заботливые руки капитализма

Возрождение производства гобеленов и целой фабрики началось в 1993 году, когда молодой талантливый художник Ян Стрычек стал ее арт-директором и соучредителем. «Парадоксально, что после окончания художественно-промышленной академии я поклялся, что ткацкое производство буду обходить десятой дорогой, – рассказывает пан Стрычек. – И вот однажды смалодушничал, уступил уговорам заказчика «присмотреть» за выполнением заказа на мануфактуре в Валашском Мезиржичи. Так здесь и остался с 1978 года. Должен сказать, что по сегодняшний день о своем решении не жалею.»

Сейчас ткацкая фабрика в Моравии – это современное производство со штатом около 30 работников. Хозяин дорожит каждым мастером, так как качественное выполнение заказа обеспечивается благодаря их золотым рукам. «Найти нового мастера — задача не из легких,- говорит директор. – Кто переживет стартовый шок на производстве и не уйдет в первый год, проходит «закалку» в коллективе профессионалов без скидок на неопытность и возраст. Из десяти новичков до третьего года работы дотягивают один-два. На первый взгляд — работа несложная, но в действительности от ткача требуется сосредоточенность, быстрота реакции, терпеливость и художественный вкус, а также безупречное чувство цвета. После пяти лет стажа можно сказать, что человек у нас будет до пенсии. Это наш золотой фонд».

Художественный скальпель

То, что коммерческий директор по образованию и призванию — художник, определяет и общую концепцию развития мануфактуры. В 1995 году Стрычек вместе с группой  талантливых художников, декораторов, скульпторов, графиков дает жизнь амбициозному проекту –  Actual Textile Art (ATA). Возникла беспрецедентная коллекция современных ковров, которая положила начало новому витку моды на тканые изделия. Благодаря гибкости производства и мастерству рабочей команды, мануфактура сейчас может выполнить любой заказ по перенесению художественного произведения на холст. По словам международных экспертов, именно в этом заключается уникальность моравской техники – максимальное соответствие «тканого клона" оригинальному образцу.

{rokbox size=|750 500|}images/strana/snovadlo.jpg{/rokbox}

Еще одна уникальность предприятия – реставрация исторических гобеленов. Глядя на огромные полотна старых мастеров в интерьерах чудесных чешских замков, вряд ли кто-то задумывается, как они могли сохраниться в таком прекрасном состоянии до сих пор. Ответ прост: работа пластического хирурга не должна откровенно бросаться в глаза, но лишь подчеркивать естественную красоту объекта. В роли косметолога выступают ткачихи, и не назвать их труд чудом просто невозможно. Миллиметр за миллиметром, проводя долгие месяцы за ювелирной работой несколькими иголками одновременно, они восстанавливают лицо гобелена. Ковры приносят, в основном, хозяева замков, доставшихся им по реституции и теперь требующих комплексного восстановления интерьеров. Как правило, декоративные предметы находятся в плачевном состоянии, и реанимация их проходит болезненно — как для «пациентов», так и для «докторов».
Техника реставрации  ковров и гобеленов далека от техники штопанья старых носок, хоть принцип один и тот же – латание дыр. Здесь важно сохранить аутентичность окраса, мельчайших технических и художественных деталей. Известно, что многие старые мастера грешили подрисовыванием  обычной краской крошечных деталей на гобеленах: лиц святых, фигур животных и так далее. Так что ткачихи занимаются не только отстранением вековых «морщин», но и ликвидацией ляпсусов нерадивых коллег времен барокко и ренессанса.  

Построй дом, посади дерево, сотки гобелен

В условиях глобализации всего и вся маленькие предприятия редко могут вступать в конкуренцию с монополистами. Отличительной чертой Моравской гобеленовой мануфактуры от стандартного ткацкого производства является ее художественная составляющая: это не фабрика, а своего рода рабочая студия.

С растущим благосостоянием люди расстаются с привычкой заполнять свой дом стандартными вещами серийного производства. Для кого-то дизайнерская мебель для сппльни и предметы интерьера служат атрибутом статусности (чем дороже – тем круче); для кого-то — исполняют роль "альтер-эго". Дальновидные бизнесмены денежные знаки превращают в художественные ценности, к которым можно причислить и гобелены. Для категории последних  МГМ  предоставляет полный сервис: выбор произведения, которое «ляжет» на холст, консультации с дизайнером и мастерами-исполнителями. Можно даже соткать гобелен (или ковер) по личному эскизу заказчика. За деньги покупателя – любой каприз. Но тем и отличаются старые традиции ведения бизнеса от хватательных рефлексов нуворишей, что естественное желание заработать деньги от продажи товара не превращается в «разводку» клиента. В Моравии мудро готовят задел на будущее: на совесть работают с сегодняшним клиентом, чтобы потом его потомки обратились на мануфактуру с новыми заказами.

Журнал ЧЕХИЯ – панорама» №2(19)/2009
Знакомство с Моравской гобеленовой мануфактурой можно продолжить на сайте www.gobelin.cz

Поделитесь со своими близкими!

Подпишитесь на нашу еженедельную email рассылку!

PharmMark.Ru - Фармацевтические сайты, создание, продвижение, SEO