Королевы политических шахмат

 В феминизме дело часто пахнет фанатизмом и экстремизмом. Парадокс, однако, состоит в том, что, если бы этого самого феминизма не было, то мир выглядел бы совершенно иначе, и многие великие и самоотверженные женщины не обогатили бы в течение последних 150 лет общественную, научную, культурную и многие другие сферы жизни своим весомым вкладом. Особенно ярко это видно на примере такого сложного процесса, как вовлечение женщин в политику. Если рассматривать в этом разрезе Чехию, то феминистки дружно называют ее "дремуче-патриархальной". И стремятся внести в ее общественную жизнь немного "прогрессивной матриархальности". Правы ли они изначально, насколько им удается реализация феминистских планов и что из этого выходит, — судите сами.

"Кухарки-универсалки" и "румяные гимназистки"

{rokbox title=|Королевы политических шахмат| size=|667 500|}images/strana/zeny-politice-img/1.jpg{/rokbox}

Крылатая ленинская фраза о том, что всякая кухарка может управлять государством, была в свое время действительно революционной. И неизвестно, с какой стороны она была революционнее: с классовой (что, дескать, деревенщина необразованная, а все туда же, страной рулить) или с половой (мол, только "киндер, кюхен, кирхен" — и ничего более). В России-матушке с этим делом с обеих сторон дела обстояли не ахти. Чуть лучше ситуация была на рубеже 19-20 веков в тогдашней Австро-Венгрии, в том числе — в Чешском королевстве. Но до "разгула демократии" тут тоже было еще далековато.
В позапрошлом веке чешки еще не имели избирательного права, однако уже весьма активно работали в национальном движении и политических партиях. Поэтому для них не было проблемой добиться возникновения женской гимназии "Минерва" в Праге и разрешения на обучение женщин в университетах. С 1903 года женщины боролись за предоставление избирательного права. Уже в 1912 году в чешский Сейм была избрана первая дама — Божена Викова-Кунетицкая.

Родишаяся в июле 1862 года в семье зерноторговца девочка Божена стала впоследствии не только успешным политиком, но и писательницей-феминисткой Виковой-Кунетицкой. Девушка, как водится, мечтала о карьере актрисы, но потом вышла замуж за чиновника сахарного завода Й. Вика, родила троих детей (двое из них, увы, вскоре умерли от дифтерита) и пошла по другой стезе. Уйдя в литературу, она занялась и политикой в партии младочехов, и в 1912 году совершенно уникальным образом была избрана в рейхсрат. Однако воинствующие женоненавистники аннулировали результаты выборов; в парламент Божену так и не пустили. Мечту о политике она воплотила в жизнь лишь в 1918 году, став депутатом от Чехословацкой национально-демократической партии, а потом — и сенатором. Интересный факт: она долго и упорно боролась против дипломатического признания СССР. Помимо антисоветчины, занималась "чехизацией" школ в германоязычных пограничных регионах. В 1927 году ее и Элишку Красногорскую избрали первыми женщинами-членами Академии наук. В 15 томах своих произведений пани Божена защищала принципы женской эмансипации и жесткого феминизма, и это — несмотря на свой весьма счастливый брак. 75 лет назад, в марте 1934 года, она скончалась.
Активное избирательное право женщины Чехии получили лишь после возникновения Чехословацкой Республики; конституция же гарантировала это завоевание демократии в 1920 году. В начале 30-х годов прошлого века в парламенте ЧСР было примерно 10% женщин.

От целибата до расстрела

{rokbox title=|Королевы политических шахмат| size=|500 375|}images/strana/zeny-politice-img/2.jpg{/rokbox}

Жизнь нескольких главных исторических персонажей чешского женского политического движения овеяна романтическим героизмом. Первой в троице наиболее известных из них стоит Франтишка Пламинкова, выдающаяся (и первая!) чешская феминистка и политик. Она родилась в далеком 1875 году; с детства мечтала стать учительницей. От этой профессии ее не отвадило даже то, что в Австро-Венгрии по закону учительницы обязаны были жить в целибате. Вскоре отважный педагог Пламинкова занялась и общественной работой, логично борясь за улучшение положения учительниц, в частности, за отмену ненавистного целибата. В 1905 году она стала одной из основательниц Комитета за избирательное право женщин. Незадолго до конца первой мировой войны вступила в национально-социалистическую партию (НСП), а вскоре уже была членом ее правления. НСП принадлежала в области женского вопроса к самым прогрессивным. Партийцу-Пламинковой удалось-таки "додавить" министра образования: тот вынужден был отменить целибат для учительниц. В 1925 году Пламинкову впервые избрали сенатором; на этом посту она пребывала вплоть до роспуска Сената в 1939 году. Годом ранее не побоялась написать письмо Гитлеру, в котором остро критиковала фюрера за оскорбление чехословацкого президента Бенеша. 1 сентября 1939 года Пламинкову арестовали; после выхода на свободу она была под постоянным "колпаком" гестапо и не могла работать в женском движении. Две недели спустя после покушения на рейхспротектора Гейдриха Пламинкову снова арестовали. Храбрая женщина была расстреляна 30 июня 1942 года.

Из бухгалтеров — в сенаторы

{rokbox title=|Королевы политических шахмат| size=|750 500|}images/strana/zeny-politice-img/3.jpg{/rokbox}

Второй крупной фигурой "ранней женской" политики в Чехии является тезка Пламинковой, "Франя" (уменьшительное от Франтишки – прим. авт.) Земинова. Она родилась 15 августа 1882 года в поселке Долни Хватлины. Ушла в политику еще до окончания школы. Поскольку женщины в Австро-Венгрии до 1912 года не имели политических прав, их рабочие секции полиция постоянно разгоняла. Чтобы выйти из положения, Земинова со товарищи основала в 1901 году Земское объединение работающих женщин и девушек, став его первым исполнительным директором. На этом посту она боролась за улучшение условий труда женщин, представив ряд законопроектов, например, о коллективном договоре, об оплачиваемом отпуске или о сокращении рабочего дня. В ноябре 1918 года Земинова "катапультировалась" со скромного стула бухгалтера издательства Kober на депутатскую скамью, где и пребывала (с перерывом на время оккупации) 30 лет. Неизвестно, участвовала ли она во время второй мировой войны в движении сопротивления. Но, поскольку перед войной Земинова не скрывала антифашистские убеждения, правдоподобной кажется версия о том, что от неизбежного ареста ее спасла смерть родственницы-тезки. После войны Земинова вернулась в высокую политику, но отказалась от депутатского кресла после коммунистического путча 1948 года,  вступив в движение сопротивления. В 1950 году 65-летняя Земинову судили на сфабрикованном "процессе группы Милады Гораковой" и дали 20 лет каторги. "Франю" выпустили на свободу по президентской амнистии в 1960 году и позволили жить в Праге, но под неусыпным присмотром госбезопасности. Умерла она 26 сентября 1962 года.

За идеалы — на виселицу

{rokbox title=|Королевы политических шахмат| size=|667 500|}images/strana/zeny-politice-img/5.jpg{/rokbox}

Самой младшей, но и самой знаменитой из этой троицы была Милада Горакова, родившаяся 25 декабря 1902 года в Праге. Из гимназии ее исключили за участие в антиавстрийской демонстрации. После первой мировой войны она поступила на юрфак Карлова университета. Значительную часть жизни посвятила борьбе за права женщин. С 1929 года была членом и функционером Чехословацкой национально-социалистической партии. После мюнхенского сговора 1938 года добилась, чтобы в Женском национальном совете был создан комитет помощи беженцам из судетских областей страны. Позже вступила в движение сопротивления. Нацисты ее посадили в концлагерь Терезин. На допросах ее жестоко истязали; шрамы на теле остались на всю жизнь. Ей повезло: суд в Дрездене вместо смертной казни ограничился 8 годами каторги. После освобождения ЧСР Горакова активно работала в руководстве национально-социалистической партии, была избрана депутатом парламента. Но в 1948 году добровольно сдала мандат в знак протеста против таинственной смерти министра иностранных дел Яна Масарика (уже тогда поговаривали, что он не покончил жизнь самоубийством, но был выброшен из окна Чернинского дворца сотрудниками всесильного сталинского МГБ). Решительная дама принялась организовывать антикоммунистическое сопротивление. Вместе с единомышленниками ее арестовали в 1949 году. В тюрьме Горакову снова допрашивали и истязали, принуждая признаться в подготовке переворота и сотрудничестве с разведкой США. То, на что не решились нацисты, совершили коммунисты: 8 июня 1950 года суд приговорил Горакову к смертной казни. 27 июня она была повешена. В странах "восточного блока" (кроме, разумеется, СССР) Горакова была единственной женщиной, казненной по политическим причинам.

Дамы приглашают кавалеров

{rokbox title=|Королевы политических шахмат| size=|750 500|}images/strana/zeny-politice-img/4.jpg{/rokbox}

Эти трагические истории подчеркивают, что в бурном 20-м веке женщины-политики с неменьшим рвением, нежели многие отважные мужчины, вступали в схватку с недругом во имя идеалов. Но феминистки от политики при этом горько добавляют, что сей факт часто забывается. В школах, говорят борцы за права женщин, изучение литературы, истории и общественных наук направлено почти исключительно на выдающихся мужчин. Женщины фигурируют в истории только как супруги или любовницы великих мужчин, а в литературе и искусстве они, чаще всего — лишь музы или героини произведений.
Эра коммунизма принесла существенные изменения в общественном положении женщин. Их в максимально возможной мере задействовали в экономике; была сильно нарушена социальная схема, в которой деньги зарабатывает мужчина, а женщина заботится о доме. То, что процент трудоустроенных женщин в Чехии сегодня существенно выше, чем в западноевропейских странах, — несомненно, наследие коммунизма. При так называемом "чехословацком тоталитаризме" власти заботились и о существенном представительстве женщин на политических постах. Эта идея была спущена сверху в виде квот. В парламенте женщины составляли примерно треть депутатов. Именно из-за квот такое положение дел воспринималось как неестественное и до определенной степени недобровольное.

"Острые локти" "бархатного периода"

{rokbox title=|Королевы политических шахмат| size=|529 500|}images/strana/zeny-politice-img/6.jpg{/rokbox}

Время после краха коммунистического режима в 1989 году характеризовалось большими изменениями. Выявилась большая разница между женщинами в Чехии и западных странах. Работа и карьера, которые западными дамами часто завоевывались в упорной борьбе, чешкам достались "в наследство" от "проклятого социалистического прошлого". Однако они не были избавлены от других задач, прежде всего — от забот о домашнем очаге. Ввиду социальных стереотипов (общество часто оценивает женщину по тому, какая она хозяйка, хорошо ли умеет готовить; кроме того, экономическая ситуация чехов не так уж идеальна, чтобы они могли себе позволить обедать в ресторане или оплачивать уборку домашних помещений) слабый пол воспринимает политику по большей части как чисто мужское дело, где царят борьба за власть и жесткое отстаивание интересов, для чего нужны "острые локти". Вот почему дамы приходят к избирательным урнам реже, чем мужчины, да и в партии вступают в гораздо меньшем количестве.

Партийный подход

{rokbox title=|Королевы политических шахмат| size=|499 500|}images/strana/zeny-politice-img/7.jpg{/rokbox}

Единственной политической доктриной, весьма сложно кореллирующей с феминизмом, является консерватизм, в Чехии наиболее полно представленный Гражданской демократической партией (ODS). «Женщинам надо не лобби создавать да квоты с антидискриминационными законами "выбивать", а вступать в партии и выдвигать кандидатуры. Если общественность этого действительно захочет, то число женщин в политике увеличится», — считает сенатор от ODS Ярослав Кубера.
Программа социал-демократической партии (ČSSD) уделяет женщинам больше внимания, однако, по сравнению с некоторыми социал-демократическими партиями Западной Европы, это внимание выглядит весьма скромно. А вот Коммунистическая партия Чехии и Моравии (из 26 ее парламентариев 8 — женщины) среди первых трех кандидатов всегда выдвигает одну женщину. Отстают от коммунистов не только партии правого толка (гражданские демократы (9 "депутатш" из 81) и христианские демократы (2 из 13)), но и близкие по левой платформе социал-демократы, имеющие в парламентской фракции 9 женщин из 74 депутатов. Но зато эта партия, недавно выигравшая выборы во всех 13 краях Чехии, провела своих людей в гетманы; две из них — представительницы прекрасной половины человечества.
Партия зеленых (появившаяся в парламенте только в 2006 году и представленная в нем тремя дамами и тремя джентльменами) на прошлогодних довыборах в Сенат и в краевые представительства ввела у себя минимальную (30%) квоту по количеству женщин в кандидатском списке. Имеет ли тот факт, что "изумрудная партия"  выборы с треском проиграла, отношение к смелому введению женской квоты, сказать пока трудно.
По данным негосударственной организации (НГО) «Форум 50%», в Чехии 40% женщин либо непосредственно участвуют в политической жизни, либо всерьез хотят подключиться к этому процессу. Кстати, эта организация проводит спецкурсы — как для активных женщин-политиков, так и для начинающих. Здесь дамы учатся правильно организовывать время, совмещать семейные обязанности с политической карьерой; получают уроки риторики, искусства аргументирования, правил ведения переговоров и партийной работы, общения с прессой и избирателями.

На пути к "шведской семье"

{rokbox title=|Королевы политических шахмат| size=|750 500|}images/strana/zeny-politice-img/8.jpg{/rokbox}

Чтобы изменить подход к дамам в политике, нужно изменить менталитет общества. Женщин в Чехии чаще принимают на ассистентские, административные позиции; работодатели ценят их старательность, внимание, умение сосредоточиться на деталях. Но при этом руководство исходит из того, что женщина потенциально может в любой момент уйти в "декрет". Социальные клише приводят к тому, что чешкам не хватает опыта и умения пробиваться на руководящие посты. Все это парадоксально связано и с дискриминацией мужчин. Они в ЧР при необходимости (скажем, смерти супруги) не могут уйти в декретный отпуск. Мужчине признается только право на отпуск по уходу за ребенком. При котором выплачивается гораздо меньшее пособие. Вот почему чешские НГО стремятся изменить существующее положение дел. Вдохновение они во многом черпают в немецком опыте мер по поддержке прав родителей, или же в скандинавских странах, например, в Швеции.
В 2003 году возник смелый план: сделать из Чехии "славянскую Швецию". Или "славянскую Финляндию". Причем именно по гендерной линии: упомянутые скандинавские страны известны тем, что в тамошних органах власти женщины и мужчины имеют равное представительство.   Отчаянные головы в Праге даже планировали, что в чешском правительстве появится спецминистр, отвечающий за половое равноправие. Был реализован чешско-шведский проект, целью которого было приведение местного законодательства в соответствие с легислативой ЕС. Еврокомиссия признала, что в Чехии с этим делом все нормально. Осталась самая «малость» — обеспечить реальное равенство.

Слабонервных просят удалиться

{rokbox title=|Королевы политических шахмат| size=|670 500|}images/strana/zeny-politice-img/9.jpg{/rokbox}

Нельзя сказать, что женщин-депутатов считают "народными избранниками второго сорта". Но к серьезным вопросам их сильный пол старается особенно близко не подпускать. Из 31 женщины с депутатским мандатом лишь две (Вера Якубкова (SZ) и Габриэла Калабкова (ČSSD)) работают в комитете по экономике, еще две — в комитете по безопасности (Зузана Бебарова-Руйброва (KSČM) и Катержина Жак (SZ)) и одна (Милослава Востра (KSČM)) — в бюджетном. В комитете по иностранным делам — три женщины: зампред Катержина Конечна (KSČM), Катержина Жак и Гелена Маллотова (ODS). Должности зампредов нижней палаты парламента занимают Мирослава Немцова и Луцие Талманова (обе — ODS). До недавнего времени Катержина Жак возглавляла депутатский клуб родной Партии зеленых, но потом и ее с этого поста "ушли". Не помог ей и пылкий роман с председателем партии, вице-премьером правительства и министром по охране окружающей среды Мартином Бурсиком…
В Сенате с женским представительством (из 81 сенатора лишь 10 — дамы) дела обстоят еще хуже. В руководстве верхней палаты нет ни одного "политика в юбке".  В комитеты, занимающиеся серьезными делами, их не подпускают и на пушечный выстрел. Лишь беспартийная сенаторша Соня Паукртова пробилась в комитет по народному хозяйству, земледелию и транспорту.

За 16 лет существования Чехии в ее правительствах было всего 11 женщин из 121 министра. В нынешнем кабинете женщин — две: министр обороны Власта Парканова (KDU-ČSL) и министр здравоохранения Даниэла Филипиова. 57-летнюю г-жу Парканову при последней перетасовке министерских кадров повысили до уровня вице-премьера. Кстати, вот ее карьера – как раз пример весьма успешной женщины-политика (11 лет назад она уже была министром юстиции), опровергающий предрассудки, что, мол, слабый пол во власти может заниматься только просвещением, культурой или здравоохранением.
Наконец, есть еще одно "крыло" на верхнем этаже чешской политики — депутатство в Европарламенте. Там страна представлена пятью дамами. Три из них — Яна Бобошикова, Яна Гибашкова и Зузана Ройтова — медиально весьма "раскручены". А вот имена еще двух "евродепутатш" — Яны Шкоттовой (ODS) и Веры Фласаровой (KSČM) — крайне мало известны широкой публике.

Комета по имени Гана

{rokbox title=|Королевы политических шахмат| size=|667 500|}images/strana/zeny-politice-img/10.jpg{/rokbox}

Дама у руля крупной партии — диковинка для Чехии. Когда в конце июня 2001 года Гана Марванова была избрана на пост руководителя одной из парламентских партий, это произвело эффект разорвавшейся бомбы. В борьбе за кресло председателя Унии свободы (входившей в так называемую "Коалицию четырех", которая имела в парламенте около 20% голосов) плечистого и видного мужчину Владимира Млынаржа одолела хрупкая экс-диссидентка. Через год она стала  первой женщиной в истории Чехии, участвовавшей в формировании правительства. Но в политике важно не только победить, но и удержать власть в своих руках. Для этого у слабой женщины сил не хватило. Дело в том, что Уния свободы была важна как "второй номер" для самого мощного сегмента "Коалиции четырех" — христианских демократов. Которые программу всегда строили на основе традиционной, патриархально-крепкой католической семьи. Либерально-феминистические ценности лидера Унии свободы били по нежным идеалам коалиционных коллег со свирепостью пресловутого серпа. Собственно, Бог с ними, с идеалами. Но ведь речь шла о святая святых политики — голосах консервативных избирателей!.. Которые при имени Ганы Марвановой быстро осеняли себя многократным крестным знамением.  

Ныне уже бывшую руководительницу Унии свободы — Демократической унии (US-DeU), юриста по образованию, Гану Марванову часто называли "чешской Жанной д'Арк" или "святой Ганой". В этом был свой скрытый подтекст, зачастую — издевательский. Намекали на личную жизнь дамы. Дело в том, что пани Гана воспитывает троих детей, но никогда не была замужем. Этот факт особенно никому не мешал, пока она в 90-х годах была рядовым депутатом парламента. Но стоило ей стать председателем партии, как последовала массированная атака недоброжелателей. Например, журнал  Hustler живописал личную жизнь политика. Что в этой истории было правдой, а что — ложью, сказать трудно, но фактом остается то, что информация сия стоила единственной пока даме-руководителю партии в Чехии не только поста шефа US-DeU, но и целой политической карьеры. "Пуританские политкруги" могли пропустить мимо ушей рассказы о наркомане-отце ее первого ребенка, покончившем жизнь самоубийством, или об отце второго сына, известном диссиденте Петре Цибулке, прославившемся публикацией списка агентов госбезопасности. Но то, что позже в постели "Ганы д'Арк" якобы один за другим появлялись политики и журналисты, в основном — женатые (прозвучали, например, имена бывшего зампреда ODS Либора Новака, комментатора радио "Свободная Европа" Радко Кубичко, замредактора еженедельника Respekt Ярослава Спурного), было для лицемерной политической общины слишком "жестким бифштексом", который она не смогла переварить.

Политик — раб, который не принадлежит себе. У него не может быть личной жизни в том виде, в котором бы ему этого хотелось; она должна соответствовать моральным критериям и общественным предрассудкам, которые он — воленс-ноленс — обязан декларировать и уважать. Например, по информации того же "желто-сексуального" журнала, депутат Вацлав Фишер не смог в свое время скрыть свой гомосексуализм, Карел Бржезина и Ярослав Башта — наличие внебрачных детей, Станислав Гросс — крах первого брака, а "сладкие депутатские парочки" Марек Бенда — Эва Дундачкова или Рихард Манделик — Анна Рёшова вынуждены были признать наличие между ними романтических отношений. Политик должен уметь держать очень коварные и сильные удары. Для ранимо-уязвимых (особенно в сфере интимной жизни) женщин эта задача — не из легких. Выдерживают далеко не все.

Секс-символ социал-демократии

{rokbox title=|Королевы политических шахмат| size=|667 500|}images/strana/zeny-politice-img/11.jpg{/rokbox}

Доктор юриспруденции 43-летняя Петра Бузкова принадлежала как раз к числу тех, кто долгое время "держал удар ниже пояса". Эта дама прославилась не только тем, что является правнучкой знаменитого социал-демократа времен Первой республики Франтишека Модрачека. И не только тем, что в 1990-2006 годах была в активной политике как член ČSSD, бывшая зампред партии, парламента и министр образования, а под занавес карьеры выставляла кандидатуру на пост мэра Праги. В начале нового тысячелетия ушлые папарацци "поймали" ее на отдыхе, среди природы и без верхней части купальника. Вокруг этого поднялся такой шум, словно деловые качества политика Бузковой напрямую зависят от размера ее бюста.
"Вам хочется плакать от досады и оскорблений? Пожалуйста, но только не прилюдно. Политик не имеет права выдавать свои эмоции, — так звучит совет коллегам-женщинам от Кветославы Коржинковой, экс-министра федерального правительства Чехословакии. — Когда я была  ангажирована в политике, СМИ на нас не "охотились". Счастье, что я не оказалась в центре скандала, связанного с тем, что я ношу юбку. В отличие, например, от Петры Бузковой, которая вытерпела от СМИ более, чем достаточно. Женщине-политику особенно необходимо сохранять спокойствие».
Да уж, легко сказать: "сохраняй спокойствие"… Впрочем, дотошный читатель понимает, что в таких случаях всегда возникает сомнение, не была ли заинтересована в публикации пикантных снимков и сама их героиня. Известно ведь, что подобное "паблисити" поднимает популярность не хуже любого другого. Бузкова в свое время гордилась титулом самого известного политика Чехии; согласитесь, даме особенно сложно расставаться с такими титулами.

Немного политики в стакане воды

Под занавес дадим слово и ярым антифеминистам. Вот, к примеру, жесткий взгляд анонимного чешского "борца против женской политики" образца 2007 года: "События последних дней убедительно показали, что тенденция к вовлечению женщин в политику является ложной, непродуктивной и бессмысленной. Увеличение количества женщин в политической жизни не ведет к смягчению политики, но лишь придает ей сильный оттенок "курицеобразности". Когда бульварная пресса начала писать о внесупружеских отношениях премьер-министра Тополанека, все было в порядке — в этом и состоит задача "желтых" СМИ. Но, когда госпожа депутатша Луцие Талманова (нынешняя гражданская жена премьера, отбившая его у законной супружницы — прим.авт.) на полном серьезе заявила, что боится, как бы ее будущего ребеночка (совместный сын премьера Тополанека и зампреда палаты представителей Талмановой Николас благополучно появился на свет в июле 2007 года — прим.авт.) не сглазили журналисты, впору было обеспокоиться о судьбе страны. Может ли госпожа депутатша, все внимание которой сконцентрировано на "заговаривании" потомка от сглаза, компетентно оценить качество важных законопроектов?
Следующим номером женского политшоу была пресс-конференция Яны Бобошиковой и ее новой партии. Политический брифинг, главной идеей которой было торжественное заявление о том, что госпожа супруга премьер-министра Павла Тополанкова развода ему, уведенному коварной разлучницей, не даст, — такого в Чехии еще не было!..

Женщины в политике демонстрируют все, на что они способны, что им от природы щедро дано, — заботу о доме, семье и детях, ожесточенную борьбу за партнера… Все это очень даже прекрасно и достойно похвалы; боюсь только, как бы эта частная борьба с матримониальным уклоном не нанесла ущерб государству и обществу, жизнь которого состоит из не менее важных вещей, нежели интимные дела премьеров и парламентариев". С последним пассажем из этой гневно-саркастической антифеминистской филиппики трудно не согласиться.

В ожидании "пани президентки"

Некоторые политологи считают, что в Чехии есть целый ряд выдающихся женщин, достойных высокого поста президента. Причем речь не обязательно идет о политиках; здесь и ученые, и общественные деятельницы, и представительницы культуры. Ведь в 2003 году сенатор Ярослава Мозерова (ныне уже покойная) была весьма серьезным кандидатом на должность главы государства.

Свободная внепартийная платформа "Чешская президентка" объединяет женщин из разных политических партий. Большинство из них составляют выпускницы курса "Тренировок для женщин-политиков и беспартийных", финансированного фондом Slovak Czech Women´s Fund и общественным объединением Fórum 50%. Выпускницы решили регулярно встречаться и работать во имя достижения заветной цели — инаугурирования в будущем женщины-президента.
Многие считали, что и в 2008 году впору выдвигать в президенты целый ряд достойных женских кандидатур. Назывались имена социолога Йиржины Шикловой, бывшего генпрокурора Марии Бенешовой, экс-председателя Сената Либуши Бенешовой, бывшего депутата Тани Фишеровой, экс-зампреда социал-демократической партии Петры Бузковой, бывшего председателя Унии свободы Ганы Марвановой, министра обороны Власты Паркановой, депутата Европарламента Зузаны Ройтовой. Но дальше слов и сотрясения воздуха эти идеи не пошли. Снова победила грубая мужская сила. Ничего не поделаешь. Политика — искусство возможного.

журнал ЧЕХИЯ – панорама №2(19)/2009

Поделитесь со своими близкими!

Подпишитесь на нашу еженедельную email рассылку!

PharmMark.Ru - Фармацевтические сайты, создание, продвижение, SEO