Вынесение всех святых

blog_90612_1301986910[1]Бесценное старинное имущество — краса и гордость тысячелетнего чешского государства, произведения замечательного искусства, накопленные веками, — сегодня стараниями воров всех мастей расползаются по частным коллекциям Европы и всего мира

Как украсть шедевр

Чехи честно признаются: проблема похищения предметов их культурно-исторического наследия после „бархатной“ революции 1989 года и полного открытия границ страны, вступившей в „шенгенское пространство“ в декабре 2007 года, превратилась в повальную эпидемию. Очистки совести ради они все же прибавляют, что вопрос этот болезненен вовсе не только для Чехии. В этом нелегальном бизнесе, по данным ФБР, в мире ежегодно вращаются миллиарды долларов.

В списке наиболее громких краж общемирового масштаба преобладают похищения полотен таких гигантов, как Ренуар, Рембрандт и Ван Гог (каковых, конечно, в Чехии негусто). Самым громким ограблением последних лет стал инцидент, произошедший в феврале 2008 года в Цюрихе: из частного музея живописи Эмиля были украдены четыре полотна («Маки в окрестностях Ветея» Монэ, «Мальчик в красном жилете» Сезанна, «Граф Лепик с дочерьми» Дега и «Цветущие ветки каштана» Ван Гога) общей стоимостью $164 миллиона.

Из чувства патриотизма

Хотя жажда прибыли – наиболее частая причина краж предметов старины и искусства, а нелегальная торговля ими принадлежит к одним из самых экономически выгодных видов человеческой деятельности, этот мотив вовсе не является единственным.

Например, 8 июня 2001 года из Еврейского музея в Нью-Йорке была похищена картина Марка Шагала «Полет над Витебском». В январе 2002 года ее обнаружили работники почтового отделения в Миннесоте. До того, как это случилось, похитители выдвигали различные требования в обмен на возвращение картины, вплоть до «прекращения оккупации Израилем палестинских земель».

Не стремление к наживе, но „высшие цели“ двигали итальянским рабочим Винцентом Перуджио, который 21 августа 1911 года украл из Лувра „Мону Лизу“ Леонардо да Винчи. Посещаемость музея нисколько при этом не пострадала: тысячи людей (включая Франца Кафку и Макса Брода) стремились в то время попасть в Лувр, чтобы увидеть пустое место на стене. Два года спустя Перуджио (убедившись в неисполнимости своего желания видеть „Мону Лизу“ во флорентийской галерее Уффици, где ей, мол, ввиду происхождения великого Леонардо, самое место) сдался полиции.

Мамочка клептомана Брейтвайзера

Попадаются и трагикомичные сюжеты на эту серьезную тему. В 90-х годах минувшего века французский официант Стефан Брейтвайзер, 23 лет от роду, работая в разных европейских городах, начал посещать местные музеи. На память он уносил „сувениры“ — картины, статуэтки и прочее.  Действовал просто: незаметно прятал вещь под плащ и уходил. В доме матери в Эльзасе он создал уникальную коллекцию из 200 редких произведений. Через 8 лет в швейцарском Музее Рихарда Вагнера его задержали при попытке умыкнуть сигнальную трубу 15-го века. Полиции и в голову бы не пришло связывать его с кражами в 50 (!) музеях 5 (!) государств. Но матушка Брейтвайзера, узнав о задержании сына, принялась уничтожать все, что потомок в дом натаскал. Картины и рисунки (например, работы Питера Брейгеля-младшего или Лукаса Кранаха-старшего) она разорвала на куски; все остальное выбросила в водоканал. К счастью, их блеск на илистом дне привлек внимание прохожих. Многое удалось спасти. Цену коллекции официанта Брейтвайзера позже определили в $140 миллионов. Он отсидел свое, раскаялся, написал книгу и теперь хочет найти работу. Связанную с искусством.

После падения „железного занавеса“

Однако чехи – увы или к счастью – всегда были далеки от подобной политико-воровской „поэзии“. Кондовые рамки социалистической законности до поры, до времени сдерживали порывы здешних „криминальных талантов“. Поэтому немудрено, что количество краж предметов художественной и исторической ценности с целью банального обогащения неимоверно возросло после открытия границ Чехословакии в 1989 году. В 1991 году в стране был зарегистрирован рост подобных краж на 1600% — 1151 преступление! Наиболее частыми жертвами нашествия воров уже тогда стали католические костелы и часовни. Но, дабы не делать крен только в религиозную сторону (и, очевидно, не гневить чересчур Господа), регулярно обворовывались также экспозиции и депозитарии музеев, галерей и государственных объектов истории и культуры.

Крупнейшей кражей подобного рода в современной чешской истории считается похищение 6 мая 1991 года четырех картин Пикассо из коллекции Национальной галереи в Праге, в Штернбергском дворце. Однако преступники не смогли наслаждаться лицезрением великолепной добычи и подсчетом будущих барышей более двух месяцев. Полиция их вскоре поймала, изъяв три картины. Четвертую злодеям удалось контрабандно вывезти в Баварию. Впрочем, благодаря сотрудничеству с немецкой полицией и это полотно было возвращено в Чехию. Сейчас Национальная галерея по большей части хорошо стережется, причем не только физической охраной, но и с помощью хитроумных систем видеонаблюдения. Ряд головных музеев страны также использует механизм немедленной блокировки дверей, чтобы украденное произведение нельзя было вынести наружу.

„Влюбленный старец“ Лукаса Кранаха…

Чешско-немецкое полицейское сотрудничество пришлось очень кстати, когда группа воров в 1992 году выкрала из замка в Намнести-над-Ославой 14 картин 17-18-го веков, ценой более 9 миллионов крон. Часть из них была четыре года спустя, в июне 1996-го, обнаружена в Германии; вместе с ними была найдена и очень ценная картина Лукаса Кранаха (1531), украденная еще в 1990-м из Картинной галереи Пражского Града. Это полотно принадлежало тогда к числу самых ценных предметов экспозиции; эксперты полагали, что его стоимость равна 5 миллионам крон. „Влюбленный старец“ кисти Кранаха (иногда картину еще называют  „Глупостью старости“) триумфально вернулся домой вместе с еще 22 найденными полицией произведениями искусства.

… и „Кот Микеш“ Йозефа Лады

Как только центральные музеи и галереи поставили надежный „оборонительный заслон“ против воровства, введя гораздо более совершенные системы обеспечения безопасности, злодеи быстро переориентировались на провинцию. Несколько рейдов грабителей нанесли серьезный урон дому-музею знаменитого художника-иллюстратора Йозефа Лады в деревне Грусице у Праги. Первое вторжение в живописную деревеньку было предпринято в 1995 году; исчезли 64 картины ценой 3 миллиона крон. Около 50 из них полиция позже обнаружила в пражских антикварных магазинах и вернула владельцам. Еще одну банду злодеев привлекли изображения кота Микеша и других персонажей детских сказок в исполнении того же бессмертного Лады. В 2002 году были похищены 8 оригинальных картин с этими сюжетами, стоивших примерно 2,25 миллиона крон.

Годом позже полиция задержала банду из 18 гангстеров. Они вовсе не были „узкими специалистами по искусству“: грабили и офисы, и квартиры во всех регионах Чехии; брали все, что, по их мнению, можно было обменять на денежные знаки. Но чувство прекрасного было им явно не чуждо: среди электроники, одежды, сигарет и оружия во время обысков были обнаружены также произведения таких замечательных чешских художников, как Альфонс Муха, Вацлав Шпала или Ян Зрзавый.

Вор нынче грамотный пошел

Чешские преступники в последнее время переориентировались на кражи из неохраняемых памятников культуры. Отсюда они чаще всего уносят скульптуры (40%), картины (20%) и литургические предметы (9%). 67% всего криминала в этой области приходится на кражи со взломом из костелов и церковных построек. Количество ограблений музеев и галерей снижается прежде всего благодаря их лучшему обеспечению. Техника имеет и превентивный эффект: многие воры еще семь раз подумают, стоит ли ломиться в здание, нашпигованное камерами. Однако системы видеонаблюдения довольно дороги; многие объекты по-прежнему обеспечены недостаточно. Преступники берут все, что, по их мнению, обладает некой ценностью. Первую скрипку сегодня играют организованные группы; ключевые фигуры – перекупщики. Полиция регистрирует и кражи на заказ. Продать украденные произведения – не проблема, причем как в Чехии, так и за рубежом. Если новый хозяин приобретет вещь в добросовестном заблуждении, не подозревая о ее криминальном прошлом, то он может потом потребовать от чешской стороны компенсации расходов, связанных, например, с реставрацией предмета. Государству в таком случае часто невыгодно добиваться возвращения. Раскрываемость краж художественных предметов невысока, от 5 до 10%.

Гроза костелов и часовен

Многие церкви Чехии имеют на двери табличку: „Господа воры, внутри вы уже не найдете ничего ценного!“ Криминальный элемент, однако, постоянно пробует – а вдруг господа священники кривят-таки душой? Товар-то пользуется стабильно бешеным спросом. „Полезным опытом“ южноамериканских богатеев, украшающих резиденции предметами оригинального колониального искусства, украденными из костелов Перу, Мексики или Гватемалы, в свое время вдохновились голландские рестораторы. Тамошние оригинальные барные стойки создавались, по некоторым данным, путем переделки… церковных кафедр, украденных в Чехии. Да, сегодня уже было бы проблематично такую кафедру найти и утащить. Многие ценные вещи предусмотрительные чешские „хранители древностей“ спрятали в депозитарии. Однако неутомимые местные преступники вновь и вновь пытают счастья, доказательством чему служат регулярно выламываемые костельные двери и окна.

В первой волне, когда обеспечение охраны было минимальным, а воровской напор нарастал со страшной силой, ежегодно полиция регистрировала не менее 1000 насильственных проникновений в объекты, начиненные предметами искусства и старины. Ущерб, нанесенный воровским варварством, оценивается в десятки миллиардов крон. Примерно с 1995 года и вплоть до наших дней эта преступная деятельность в Чехии снизилась до уровня „всего-навсего“ 500 случаев в год. Местные СМИ подчеркивают, что массовое разворовывание церковных и исторических памятников продолжается при попустительстве со стороны политиков.

Чешская полиция в данный момент разыскивает примерно 16000 украденных предметов, представляющих культурную ценность. Кроме того, органы правопорядка располагают 1400 подобными предметами, найденными при расследовании различных уголовных дел; полиция ищет хозяев этих ценностей.

Банда Лемонов села на 50 лет

Чехи искренне радуются, когда удается какую-нибудь из многих воровских шаек поймать и надолго упрятать в тюрьму. Одним из таких успешных процессов стало рассмотрение в 2006 году Краевым судом в Пльзени дела о массовых кражах из костелов. 11 гангстеров во главе с антикваром Йиндржихом Лемоном и его сыном были приговорены в общей сложности к 50 годам пребывания за решеткой. Династии Лемонов Фемида отмерила больше всех: 8,5 лет — отцу и 8 — сыну. Именно по их заказам  остальные обвиняемые – рядовые воры – обворовывали костелы „до нитки“.

Банда в 1998-2001 годах действовала в Пльзени, районах Тахов, Марианскэ Лазне и Праге, „специализируясь“ на статуэтках святых. Обвинение полагает, что общий ущерб, причиненный преступной деятельностью, равен 26 миллионам крон. Однако, по словам экспертов, культурно-исторические потери, понесенные чешским государством, невозможно вычислить арифметически. Суд признал группу под командой Лемонов виновной в совершении 75 преступлений. Антиквар и его сын с самого начала „ударились в несознанку“. Йиндржих Лемон-старший до последнего твердил, что невинен, как дитя: „Много вещей возвращалось по реституции, я их покупал, как и другие антиквары. Понятия не имел, что они краденые.“ Но эта испытанная тактика на сей раз не сработала.
Преступники тщательно готовились, прежде чем „идти на дело“. Они посещали место будущего преступления несколько раз, изучая объект, фотографируя его внутреннее убранство; потом делали предложение покупателям, получали конкретный заказ и заранее выбранные предметы педантично крали.

Западночешские стражи порядка в сотрудничестве с пражскими коллегами и полицейскими из соседних государств работали по делу несколько лет. Главных членов банды полиция задержала в пльзеньском ресторане „На Спилце“ в феврале 2001 года, при передаче 16 статуй ценой в миллион крон. Следствию и суду оказали большое содействие свидетели из ФРГ — агенты немецкой полиции, в деле выступавшие в качестве псевдоторговцев-антикваров. Именно они помогли раскрыть большую часть воровских проделок банды.

Прикрываясь Синим щитом

Стремясь защитить свои культурные ценности от воровской эпидемии, чешское государство учредило специальный комитет Синего щита, который занимается вопросами охраны уникального и часто невозместимого художественно-интеллектуального имущества. В январе 2009 года Национальный музей Чехии под эгидой комитета провел семинар на тему „Кражи в архивах, библиотеках и музеях“.
Побывавшие на нем с ужасом убедились, что масштабы разворовывания фондов этих государственных учреждений головокружительны. Оказывается, злодеи встречаются и среди исследователей, которые злоупотребляют специальными знаниями и доверием к ним со стороны музейщиков. Вор ищет способ, как заменить оригинал фальсификатом, а потом ценную добычу продает за кругленькую сумму (чаще всего — в Германию). Формы и методы воровской работы бывают разными, от дилетантских до высокопрофессиональных. Преступники отлично знакомы с музейной системой, особенно – с прорехами в ней. Серьезной угрозой становятся и собственно работники госучреждений с их небольшими зарплатами: эти-то воруют самые лучшие экземпляры.

С 1989 года кражи из читальных залов и исследовательских кабинетов все более учащаются, катастрофически уменьшая национальное наследие Чехии. Примерно 41% украденных документов и экспонатов потеряны навсегда. Тенденция эта – общемировая, но, к примеру, в западноевропейских музеях безопасности ради предпочитают работать с электронными копиями исторически ценных экземпляров. Чехам тоже было бы весьма полезно проанализировать расходы по созданию подобных электронных версий редких книг, сравнив с ними ущерб, связанный с полной утратой книги.

Специалисты в данной области лоббируют принятие легислативной нормы, согласно которой хозяева антикварных магазинов и бирж не привлекались бы к материальной ответственности, если сами на украденный экземпляр обратят внимание полиции.
К чести Чехии надо сказать, что уже 15 лет местное отделение охраны культурного наследия Центра криминальной полиции (ЦКП) использует специальную охранную электронную систему, связывающую все краевые филиалы ЦКП с Прагой и способную в течение нескольких минут информировать соответствующую службу МВД о краже исторически или художественно ценного предмета. Система функционирует на весьма высоком уровне. Уровень ее эффективности, однако, снизился с момента ликвидации пунктов пограничного контроля: теперь воров приходится ловить по всему Евросоюзу…

Законспирированные „академики“

А преступники становятся все изощреннее и ловчее. Особенно опасны те, кто маскируется под „научных работников“. Один такой „академик“ долго водил за нос чешских и моравских архивариусов. Темы исследований, которые он декларировал, были очень широкими: история почтовых марок, почта и телеграф во второй половине 19-го века, политические личности чешской истории 19-20-го веков, телесное воспитание, организации Sokol и Skaut в довоенный период, подготовка публикаций о прикладной графике… Вместо тщательного исследования ценных документов он часто лишь листал их, что, однако, работников архивов или музеев вовсе не настрожило. Похищенное он уносил в кармане пальто Vesh, между заметками или в портфеле. Но не все-то коту масленица: не перевелись еше в чешских музеях бдительные кадры, кое-кому „почтмейстер-физкультурник“ показался подозрительным. В конце концов, его задержали и препроводили на скамью подсудимых.

За свою халатность поплатились работники одного из знаменитых моравских архивов. Задачей приехавшего к ним в „научную командировку“ внештатного сотрудника АН Чешской Республики было составление каталога имеющихся здесь старинных книг. После того, как он ловко втерся в доверие, ему позволили в сопровождении работника архива посещать депозитарий; в конце концов, рабочее место «академику» соорудили прямо на складе, где он трудился совершенно безнадзорно. Лишь после отъезда столичного гостя было обнаружено, что старые книги он крал и продавал в чешских и зарубежных антикварных магазинах. После определенных перипетий «ученый» был арестован и осужден к нескольким годам лишения свободы.

Как книга из Дечина на eBay „всплыла“

Некоторые украденные и, казалось бы, безвозвратно потерянные экспонаты все же могут вернуться к прежним владельцам. Чаще всего, правда, это происходит весьма сложным путем: артефакты появляются на аукционах за рубежом; если они будут вовремя определены как отчужденные, то потом их можно заполучить. Но, как правило, речь тут идет о выкупе. Не всегда такие сделки выгодны государству. Лишь иногда удача действительно широко улыбается хранителям чешской истории и культуры. В конце января 2008 года такой чрезвычайно ценный подарок они получили от Интерпола. Спустя 13 лет после кражи полиция нашла и вернула дечинским архивариусам редкую рукописную судебную книгу поселка Северный.

«Велено всем бурмистрам, чтобы их сыновья научились читать и писать,»- гласит одна из записей книги, датируемая 1561 годом. Таков был приказ тогдашнего хозяина имения, саксонского дворянина Георга Шлейница из града Толштейн. «Судебную книгу вели в 1542-95 годах. 247 листов содержат записи о денежных трансакциях деревенских жителей, смене бурмистров и других событиях,»- говорит директор Государственного районного архива в Дечине Ян Немец. За 500 лет книга пережила многое: войны, пожары, моровые эпидемии… Но никогда не покидала родной город. До тех пор, пока в 1995 году неизвестный преступник не взломал дверь дечинской синагоги, где располагался депозитарий районного архива, похитив при этом ряд предметов старины. Судебная книга была самым ценным из украденного. Поиски преступника окончились безрезультатно. Полиция и архивариусы могли лишь надеяться, что украденные вещи „вынырнут“ на рынке антиквариата. Так и произошло. Судебную книгу в 2006 году выставил на интернет-аукцион eBay лондонский магазин. Бдительный работник университетской библиотеки в Штутгарте сообщил об этом в Дечин. Архивариусы  информировали полицию, которая тут же связалась с Интерполом.

Следы из лондонской „лавки с древностями“ вели прямо в Чехию: директор антикварного магазина оказался чешским гражданином, прописанным в Новом Йичине и уже длительное время занимающимся бизнесом за рубежом. Однако полиции не удалось обнаружить ничего, что бы позволило подозревать его в связи с похитителями. Он активно сотрудничал со следствием, немедленно выдал книгу, а также предоставил описание человека, продавшего ему краденый артефакт. Однако надежда на возвращение остальных ценностей, увы, невелика. И речь идет не только о похищенном в Дечине, но и о тысячах других редчайших чешских артефактов.

Поделитесь со своими близкими!

Подпишитесь на нашу еженедельную email рассылку!

PharmMark.Ru - Фармацевтические сайты, создание, продвижение, SEO