Война до победного конца

9-may-flowers-and-ribbons

Александр Гайдамацкий

(продолжение. Начало в журнале №1/54 (2015)

«Майскими короткими ночами…»

По мере приближения конца войны военные представители Германии понимали, что конец Третьего рейха неотвратим, и их единственной надеждой было желание вызвать раскол между союзниками и задействовать немецкие войска в потенциальных боях с СССР на стороне США, Великобритании и Франции. На территории Чехии и Моравии была создана „крепость“, под «стенами» которой миллионная армия Шёрнера должна была остановить продвижение Красной Армии, причём было важно воспрепятствовать ожидаемому чешскому восстанию, которое готовилось местным движением сопротивления. С протекторатным правительством велись тайные переговоры о ненасильственной передаче власти, а президент Гаха ещё мечтал о возникновении некой Чешско-Моравской Республики… Но всё это, конечно, были несбыточные мечты проигравших политических лузеров: на повестке дня имелись реальные планы нелегальных групп сопротивления и «Чешского Национального Совета» (ČNR) о создании на территории Протектората революционных национальных комитетов. Всенародное восстание в стране готовилось восточной и западной частью антинацистского сопротивления уже с начала 1945 года. Его целями, в частности, были: создание условий для быстрого освобождения Чехии и Моравии от немецкого засилья; минимизация военных ущербов; препятствование немецкому уничтожению или ограблению промышленного потенциала Чехословакии.

Когда в конце апреля 1945 года советские войска освободили часть Моравии, это, наряду с сообщением о смерти Гитлера, стало поводом для открытого сопротивления. Восстание фактически началось 1 мaя в Пршерове, когда распространилась ошибочная весть о капитуляции Германии. В тот же день пламя «бунта на корабле» перекинулось на Оломоуц и окрестные посёлки, но тут вмешались подразделения СС, которые передавили восставших, как котят. Тем не менее, повстанцам удалось остановить перевозку или уничтожение промышленного оборудования и запасов, которые как раз затеяли немцы, уже давно почуявшие, что пахнет жареным. 2 мая восстали Нимбурк, Подебрады, Хлумец над Цидлиной и Упице. На следующий день мятежи вспыхнули в Семилах, Железном Броде, Турнове, Йилемнице, Старой и Новой Паке, Пршибраме, Бероуне, Визовице. 4 мая зарево «антигитлеровской революции» полыхнуло во Всетине и Кладно, а 5-го массовые беспорядки охватили Лоуны, Йиндржихув Градец, Рокицаны, Клатовы, Домажлице и так далее. Примерно в 1000 различных мест Чехии были отмечены антиоккупационные демонстрации, которые заключались в вывешивании чехословацких флагов, устранении немецких надписей, уничтожении германоязычных ориентировочных табличек, манифестациях по случаю освобождения, акциях протеста против оккупационных властей. Также происходили стачки на фабриках и реквизиция оружия на оружейных заводах в пользу восставших. Уже вскоре переговоры о передаче власти начались в более, чем 120 населённых пунктах Протектората. В некоторых областях восстания разгорелись и благодаря деятельности партизанских групп, которые всё в большей степени и смелее вступали в открытый бой. Например, во Всетине 4 мая бригада имени Яна Жижки из Троцнова напала на немцев, которые начали разрушать в городе объекты инфраструктуры и промышленности. Город был в тот же день освобождён подразделениями чехословацкого армейского корпуса. Партизанские группы играли большую роль в области Подкрконоши и в иных местах. В некоторых местах восстание получило жёсткий отпор: немецкие войска, обозленные ввидуневесть откуда взявшейся чешско-моравской отваги, занимали важные коммуникации, улицы, перекрёстки, вокзалы и почтамты; кое-где было объявлено военное положение, оккупанты брали в плен и убивали заложников, чтобы запугать местное население. Их целью было недопущение создания сплошной повстанческой территории. Тем не менее, восставшим удалось связать значительные силы немецких войск, которые не могли быть использованы для подавления восстания в самом сердце страны – в Праге.

1945-vojak

Прага ударила кулаком о стол

Там оно вспыхнуло 5 мaя, будучи организовано подпольной комендатурой «Бартош», собравшей 30000 бойцов сопротивления. Стимулом для беспорядков в Праге стало сообщение, изданное 4 мая 1945 года протекторатным правительством, об отмене директивы, касавшейся двуязычного делопроизводства, двуязычных надписей и запрета на вывешивание национальных флагов. Было опубликовано распоряжение: на официальных зданиях водрузить чешские знамена и вести делопроизводство только на чешском. В тот же день в Праге начали устранять ненавистные немецкие надписи; волна бурного восторга и скрываемой почти семь лет ненависти к поработителям захлестнула всю столицу, в городе царила эйфория. Однако немцы тут же начали охлаждать горячие чешские головы силой оружия: первые стычки начались на Вацлавской площади; полицейское подразделение, которое должно было взять столичный комплекс радиовещания в чешские руки, натолкнулось на сопротивление немецких солдат. Начался бой; дикторы радио подали в эфир сигналы о необходимости оказания помощи. Премьер-министр протекторатного правительства Р. Бинерт, между тем, попытался взять революционную инициативу в свои руки и сообщить по радио, что отныне он тут самый главный, но Национальный комитет его быстреноко арестовал.

В полдень 5 мая и мэр Праги Алоис Ржига передал руководство магистрата в руки представителей Национального комитета. Казалось бы, все у повстанцев шло как по маслу. Но тут немецкие солдаты начали стрелять в людей, вывешивавших чехословацкие флаги. Трансляция пражского радио, которое провозгласило передачу власти в руки чешских органов, сменилась призывом к борьбе с оккупантами. В эфире прозвучала просьба о помощи редакции радиовещания, адресованная полиции, жандармерии и вооружённым подразделениям: «Поддержите радио на Шверинском проспекте, где сражаются чешские граждане!“ Реакция людей была спонтанной: вооружённые и безоружные – все спешили на помощь. Разгорелись уличные бои. Местное радио передало призыв к военнослужащим немецких вооружённых сил на немецком языке, чтобы сложили оружие и не проливали кровь. Некоторые немцы призыв восприняли положительно и оружие действительно сложили, а вот бойцы Waffen-SS ещё ожесточённее принялись атаковать повстанческие центры: не только здание Чехословацкого радио, но и Старомнестскую и Новомнестскую ратуши.

В рядах повстанцев сражались 30000 бoйцов, ещё 100 000 человек помогали при строительстве баррикад, снабжении, оказании помощи раненым и так далее. Им противостояли 40000 немцев. Чешский национальный совет издал заявление о конце Протектората и взятии власти в свои руки. Восставшие в Праге захватывали оружие, занимали почтамты, железные дороги и другие важные коммуникации. К сопротивленческим и партизанским группам присоединялись тысячи восставших из рядов чешского населения (бывшие военные, жандармы), а также освобождённые советские пленные. Повстанцы отдавали себе отчёт в том, что против немецкой атаки извне у них нет шансов устоять, поэтому в ночь с 5 на 6 мая в Праге выросли около 2000 баррикад. Их защитники были вооружены по большей части только винтовками, лёгкими пулемётами, гранатами да фаустпатронами. Поэтому им пришлась очень кстати неожиданная помощь от 18000 власовцев 1-й пехотной дивизии ВС КОНР генерал-майора Буняченко, которые имели и тяжёлую технику: в ночь на 6 мая они уже приняли участие в боях с немцами. Дивизия бывшей РОА, развернувшись в боевые порядки, вошла в окрестности города; её военнослужащие получили бело-сине-красные повязки, чтобы восставшие не путали солдат немецкого гарнизона и власовцев. 3-й полк подполковника Рябцева блокировал аэродром в Рузыне и авиачасть «Хогебак» с реактивными истребителями Ме-262; 1-й полк подполковника Архипова, захватив мосты через Влтаву, вошел в город и с боями двигался к центру Праги. Артиллерия дивизии Буняченко подвергла обстрелу места скопления эсэсовцев и штаб немецкого командования. 2-й полк подполковника Артемьева преградил путь войскам СС с юга. Помощь власовцев помешала немецкой армии разгромить повстанцев в первые же дни. К восстанию активно подключились и военнослужащие протекторатной армии, которые привезли повстанцам много оружия и амуниции. Провинция поставляла в Прагу продукты питания, медикаменты, лёгкое вооружение; строились заграждения, взрывались мосты, чтобы максимально затруднить передвижение вермахта и подразделений СС.

za-osvobozhdenie-pragi

6 мaя Прагу начали бомбить отдельные немецкие самолёты, однако ковровые налёты организовать не удалось: большая часть авиации рейха в это время из последних сил отражала атаки Красной Армии… Бои на баррикадах тормозили продвижение нацистов, которые на многих местах использовали бесчеловечные методы, например, впереди танков гнали чешских мужчин, женщин и детей. Нацисты также устраивали невероятный по жестокости террор в захваченных кварталах, массово уничтожая гражданское население. 7 мая особенно интенсивные бои разгорелись за Старомнестскую ратушу, которую атаковали четыре лёгких и один тяжёлый немецкий бронетранспортёр; нацисты били по ратуше зажигательными зарядами. Радиовещание призывало на помощь – прежде всего мужчин, вооружённых фаустпатронами. Пражане надеялись на помощь американской армии, которая 6 мaя освободила Плзень и хотела продолжить движение далее к чешской столице, однако по военно-политическим причинам вынуждена была остановиться на демаркационной линии: Сталин не разрешил, а генерал Эйзенхауэр, вопреки протестам генерала Паттона, отказался трубить наступление и отдал Прагу на откуп Красной Армии. Союзники не предоставили повстанцам и воздушную поддержку, хотя имели над Германией ясное авиационное превосходство и могли легко разгромить бронированные подразделения в окрестностях Праги.

Так что дела восставших были плохи: против повстанцев шли тысячи солдат из Невеклова, где был тренировочный полигон немецкой армии; они вторглись в Прагу со стороны микрорайонов Хухле и Крч. Всюду им оказали сопротивление; через Хухле немцам удалось прорваться, а вот на Панкраце они основательно застряли. Именно здесь проходили самые ожесточённые бои. Поэтому и станция метро на Панкраце 30 лет спустя была названа в честь Пражского восстания, да и другая топонимика тут соответствующая: улицы 5 мая и Жертв 6 мая, площадь Героев… Немецкие войска были остановлены перед баррикадами на тогдашней чешскобудейовицкой дороге, против них отчаянно дрались водители трамваев из пражского депо, узники тюрьмы Панкрац и местные жители. Разъярённые немцы вымещали злобу на гражданских, расстреливая женщин, детей и стариков. Командир отряда СС отомстил за личное унижение: горстка плохо вооружённых повстанцев долгие часы держала его подразделение в окружении, а жену и детей шарфюрера чехи не отдавали до тех пор, пока эсэсовец не отпустил рабочих фабрики «Яначек», взятых в заложники. На Доудлебской улице немцы приказали 23 пленным выкопать могилу, а потом их застрелили. Раненые умирали уже в засыпанной могиле… На перекрёстке Венской улицы и Южной автомагистрали, близ пивзавода «Праговар» немцев блокировали повстанцы, которым потом пришлось бежать от надвигающихся германских подразделений; они спрятались в одной из вилл на улице Горнокрчская. Немцы-соседи выдали их эсэсовцам – те перебили 14 чехов. 18-летний Вилем Бреттшнейдер чудом выжил, соседи его перевязали, но эсэсовцы вернулись и добили юношу…

1945-vojak-dite

В ночь с 7 на 8 мая повстанцы готовились к новым атакам. Чешский национальный совет вёл с власовцами безуспешные переговоры, которые завершились решением генерала Власова покинуть Прагу: чешское политическое руководство не желало дискредитировать себя перед СССР. Повстанцы потеряли в лице власовцев источник существенной помощи, но зато к пражанам на подмогу пришли новые отряды партизан. К атаке готовились и немцы, которые уже знали, что в Реймсе генераль Йодль подписал акт о безоговорочной капитуляции, вступающей в силу 8 мaя в 23.01. Фельдмaршал Шёрнер понимал, что не имеет смысла продолжать бои, и стaрался обеспечить, чтобы как можно больше его солдат попали в американский плен. Для этого ему нужен был свободный проход через Прагу. Ранним утром 8 мaя началась массированная атака на город с использованием танков и пехоты. С утра пылала Старомнестская ратуша (её неоготическое крыло пришлось после окончания боёв и вовсе снести). Продолжилась резня чешских гражданских лиц. В городе разгорелись новые, невиданные для пражан по силе бои, при которых защитники успешно использовали захваченные фаустпатроны, уничтожив много танков и бронетранспортёров. Побежал, не выдержав накала боя, и штаб фельдмаршала Шёрнера (на который у деревни Горжице напали и частично его рассеяли повстанцы; назавтра штаб был разбит у города Жатец танковыми войсками Красной Армии; сам Шёрнер удрал-таки к янки на самолёте с курорта Велиховки). После обеда шли переговоры между ČNR и представителями немецкой армии, в результате которых ближе к вечеру бои прекратились, подразделения вермахта подписали капитуляцию и им позволили свободно покинуть Прагу. Кроме того, из чешской столицы убрались восвояси административные, судебные, полицейские и другие оккупационные департаменты, а также некоторые немецкие гражданские лица. Кстати, зa этo сoглашение в 1949 году был осуждён к пожизненному заключению командир восставших, генерал Карел Кутлвашр. Однако военнослужащие Waffen SS приказу Шёрнера не подчинились и под руководством группенфюрера СС Карла фон Пюклера продолжали сражаться.

9 мая, ранним утром в Прагу въехали танки 1-го Украинского фронта под командованием генерал-майора Ивана Зиберова. Нaчaлись столкновения между Красной Армией и последними частями немецких войск, которым не удалось покинуть Прагу: подразделениями 2-й бронетанковой дивизии SS Das Reich и 44-й бронетанковой гренадёрской дивизии Waffen-SS Wallenstein. В течение дня Прагу зачищали от немецких фанатиков-снайперов, которые забаррикадировались в зданиях или на крышах и расстреливали советских солдат и чехов. Нацистский террор последних дней кое-где аукнулся аналогично жестокими расправами в отношении немцев – солдат и гражданских лиц. После перехода власти в руки революционных органов, при поддержке советских военных эти эксцессы частично удалось прекратить. Пражане приветствовали Красную Армию: охапки сирени, которыми люди осыпали советские танки и боевую технику, на долгие годы стали одним из символов освобождения. Праге пришлось долго приходить в себя после всех ран, которые ей были нанесены: гасить пожары, сносить разбитые здания, разбирать баррикады… Впрочем, помимо ощутимых материальных потерь, налицо были и потери убитыми и ранеными.

Хотя никогда так и не удалось точно выяснить количество мёртвых, сообщается, что в боях за Прагу погибло примерно 1690 повстанцев-чехов и ещё 663 человека иных национальностей, 300 власовцев (187 из них были похоронены на Ольшанском кладбище), 692 бойца Красной Армии, 4000 гражданских лиц; немецкие потери оцениваются в 1000 убитых. Если брать потери Майского восстания в целом, то ещё примерно 8000 граждан погибли в чешской и моравской провинции. Как бы потом ни извращала та или иная политическая власть в Чехословакии и Чехии итоги Майского восстания, как бы ни тянули на себя одеяло его триумфа то «русофилы-коммунисты», то «западники-капиталисты», народный протест с оружием в руках показал, что в чешской нации существует значительное количество людей, способных во имя свободы пожертвовать собой и восстать против врага. Пусть даже в этом последнем жесте национального отчаяния был несоменный элемент всё того же желания подправить в глазах международного сообщества имидж «народа профессиональных коллаборационистов и оппортунистов». К тому же, в рамках заключительных боёв второй мировой чешское восстание имело немалое стратегическое значение: в результате рухнул тыл немецкой группы армий «Центр». Освобождение же территории Чехии союзническими войсками привело к упразднению ненавистного Протектората и возрождению Чехословацкой Республики.

Полную версию статьи можно прочесть в журнале ЧЕХИЯ-ПАНОРАМА №2 (55)/2015

Сертификат качества

Поделитесь со своими близкими!

Подпишитесь на нашу еженедельную email рассылку!

PharmMark.Ru - Фармацевтические сайты, создание, продвижение, SEO