Союз льва и медведицы

Вилла первого председателя правительства независимой Чехословакии Карела Крамаржа (1860–1937), скончавшегося 75 лет тому назад, является бесспорной и заметной доминантой всемирно известной пражской панорамы. Однако важна и знаменита она не только ввиду её роскошных архитектонических достоинств. Особняк, который около 100 лет назад решил построить пан Крамарж для своей любимой русской супруги, невольно стал символом славянского братства чехов и россиян, которое вот уже несколько веков то торжествующе взмывает на гребне очередной исторической волны, то погружается в пучину, словно терпящий бедствие корабль. Но роскошная вилла в самом сердце Праги благополучно пережила не одну жизненную перипетию, под конец даже выскочив, ни много, ни мало, в официальные резиденции чешских премьеров; её непоколебимому, несуетному каменному спокойствию неплохо было бы поучиться и людям…

kramarova-vila-jidelna

За веру, царя и Отечество

Не будем никого идеализировать: Карел Крамарж был человеком сложным, под стать своему непростому времени. Он родился 27 декабря 1860 года в городке Высокэ-над-Йизероу, на севере Чехии, в семье успешного бизнесмена-строителя Петра Крамаржа. Состояние, нажитое отцом, на всю жизнь сделало Карела весьма обеспеченным человеком. Крамарж-юниор стараниями папочки имел в своём «портфолио» ткацкую фабрику в Либштате, кирпичный завод в Семилах, а также акции иных предприятий. Он успешно окончил гимназию в Праге, а затем – юрфак Карлова университета; потом повышал квалификацию, изучая право в Вене, экономику — в Берлине, а политические науки — в Париже и Страсбурге; собирался было стать профессором права, но политические интересы взяли верх — ещё юношей был унесён ветром «активной национальной жизни». В 1891 году Крамаржа избрали депутатом рейхсрата (парламента западной части Австро-Венгрии) от младочешской партии, выступавшей с требованием большей автономии чешских земель в составе Австро-Венгрии и расширения национально-культурных прав чехов. Но Крамарж был младочехом с секретом: на формирование его политических взглядов повлияло знакомство с Россией, в путешествие по которой молодой политик отправился в 1890 году. За несколько месяцев он объехал немалую часть страны, от Петербурга и Москвы до Баку, познал жизнь в деревнях и больших городах, встретился со многими знаменитостями, включая Льва Толстого и Владимира Соловьева. Крамарж, человек весьма эмоциональный, всей душой полюбил Россию, в которой видел надежду и будущего лидера славянских народов. Наверное, в истории Чехии не существует более политиков, которые, подобно ему, придавали такую важность «большому славянскому соседу», при этом вполне осознавая все недостатки российской жизни. Не случайно в 1899 году Крамарж (пожалуй, самый последовательный русофил во всей чешской истории) выступил против участия Австро-Венгрии в антироссийском Тройственном союзе, а потом стал одним из организаторов двух «всеславянских съездов» – в Праге (1908) и Софии (1910). В январе 1914 года он даже тайно разработал Славянскую конституцию, согласно которой Чешское королевство во главе с одним из русских великих князей должно было стать частью общеславянской федерации, возглавляемой династией Романовых. А тут ещё после начала первой мировой старый знакомец Крамаржа, профессор Томаш Гарриг Масарик организовал в Париже Чехословацкий национальный комитет, объединяющий сторонников независимости. Ну, и понеслось-поехало: Крамарж, как честный человек, будучи в Чехии, не мог не сотрудничать с «мафией» – детищем друга Масарика, Эдварда Бенеша; было то нелегальная агентурная сеть, собиравшая информацию для Антанты. С точки зрения Вены это уже была натуральная государственная измена, по обвинению в которой Крамаржа, «отпетого русофила и панслависта», арестовали в 1915 году. В июле 1916-го его и еще троих подсудимых даже приговорили к смерти. Но власти якобы не рискнули казнить «Крамаржа и компанию», опасаясь народных волнений. Позже приговор был смягчён (до 15 лет каторги), а осенью 1917 года новый император Карл I и вовсе амнистировал Крамаржа с подельниками.

rudolfinum-jizni-fasada

Первый премьер, последний русофил

Конец первой мировой и распад Австро-Венгрии Карел Петрович (как его панибратски окрестили русские друзья-товарищи) встретил на коне — одним из признанных политических лидеров страны. Он стал председателем верховного чешского политического органа — Национального комитета; на первом заседании прообраза парламента – Национального собрания 14 ноября 1918 года именно он провозгласил независимость Чехословакии. «Американофила» Масарика избрали президентом, а «русофил» Крамарж стал первым премьер-министром: ещё свежи были воспоминания о его аресте и смертном приговоре, ореол мученика веял над его рано поседевшей головой. Более того, самоуверенный Крамарж даже надеялся, что скоро и вовсе сменит «старика-пенсионера» Масарика на посту главы государства… Но он просчитался. Масарик, холодноватый рационалист по характеру, ориентировавшийся на союз с западными державами, переиграл горячего панслависта, натравив на него во время Парижской мирной конференции своего активного сторонника, министра иностранных дел Эдварда Бенеша. Крамарж (на которого накануне отъезда во Францию совершил неудачное покушение молодой анархист-коммунист Алоиз Штястный; пуля застряла в портмоне, не добравшись до сердца) с пеной у рта пытался в Версале убедить вождей Антанты в необходимости всемерно поддержать белогвардейцев и освободить Россию от большевиков. Но Антанта не вняла. За Масариком, не желавшим бросать все силы чехословацкого легиона на свержение Советов, стояли США, за Бенешем — Англия и Франция. Держава же, гипотетически маячившая за спиной Крамаржа, была мертва. Активный сторонник белогвардейцев, Крамарж метался между Западом и своим другом Антоном Деникиным, но так и не смог помочь русским единомышленникам. Он проиграл и ушёл в отставку в июле 1919 года. Из Парижа Крамарж вернулся обыкновенным депутатом парламента — младочешская партия «пролетела» на выборах. Ему предлагали стать министром финансов — он отказался, справедливо сочтя, что в республике существуют лишь два поста, достойных его, — премьерский и президентский. Но на самую вершину власти Карелу Петровичу уже не суждено было вернуться; политическая звезда его закатилась так же быстро, как и взошла. В итоге «старый дед» Томаш Масарик оставался у власти 17 лет, а «молодой казак» Карел Крамарж – всего 8 месяцев.

Полностью статью можно прочесть в журнале ЧЕХИЯ-панорама № 3/38-2012.

Поделитесь со своими близкими!

Подпишитесь на нашу еженедельную email рассылку!

PharmMark.Ru - Фармацевтические сайты, создание, продвижение, SEO