Президенты: господа и товарищи

ПрагаС тех пор, как Альберт Эйнштейн сформулировал свою теорию относительности, не только физики, но и лирики вздохнули с облегчением. Стало окончательно ясно, что скорость истины, удаляющейся от нас, прямо пропорциональна скорости, с которой мы к ней пытаемся приблизиться. Однако это не охладило пыл ни тех, ни других в стремлении  за этой самой истиной гоняться.

История Чехии – один из примеров яркой относительности и сложной неоднозначности. Что она собой представляет? Когда началась?  Почти 1400 лет назад, в 624 году, когда франкский купец Само, эдакий самоприглашенный чешский «варяг», организовал здесь движение сопротивления местных западнославянских племен против аварских оккупантов, а потом ему тут так понравилось, что он и империю свою (пусть недолговечную) основал? Или 89 лет назад, в 1918 году, когда рухнула Австро-Венгрия, «тюрьма народов с курортным режимом», и на ее обломках возникла, в том числе, и демократическая Чехословацкая Республика? Кто на самом деле творил эту историю – яркие индивидуальности, короли, президенты, властители дум — или широкие и анонимные народные массы? Автор далек от мысли, что ответы на эти вечные вопросы удастся найти, всего лишь вспомнив поименно десятерых главных «ответственных квартиросъемщиков» чешской президентской резиденции последних девяти десятилетий, а также некоторые подробности и события, сопровождавшие их на трудном жизненном пути. Однако, возможно, кое-какие детали станут подспорьем для размышлений славян восточных над судьбами своих западных братьев.

«Папочка Масарик» и конь Гектор

В стране, которая до того почти 1300 лет видела во главе себя лишь королей да императоров, президенты появились вместе с республикой. А самостоятельность и демократическое политическое устройство этой страны тесно связано с именем доктора философии Томаша Масарика. Не будь его – может, эта история сложилась бы совсем иначе. Томаш Гарриг Масарик значится первым в списке обитателей Пражского Града с «неголубой» кровью в жилах.
Он жил много долго (родился в 1850-ом, умер в 1937-ом!) и плодотворно, а любимой фразой его были слова: «Скажи мне, что ты читаешь, и я скажу, кто ты». Отчасти излишне идеализируемый и превозносимый после «бархатной революции» 1989 года, он был, разумеется, заклеймлен прежним режимом как верный слуга чехословацкой буржуазии. Это тем более странно, если вспомнить о его происхождении. Масарик родился в моравском Годонине, в семье работников императорского имения – кучера-словака и кухарки-немки. Прежде, чем, мобилизовав все материальные ресурсы, окончить гимназию и поступить на философский факультет Венского университета, молодой Томаш учился на слесаря и кузнеца.

Честность и прямолинейность «плебея» дважды чуть не погубили его репутацию. Первый случай связан со спором о подлинности так называемых «краловодворской и зеленогорской рукописей», якобы подтверждавших высокий уровень развития ранней чешской культуры. Молодой ученый выступил за научную проверку происхождения документов (которая в конце концов вскрыла факт фальсификации). Тем самым для немалой части чешских националистов Масарик автоматически стал чуть ли не изменником Родины.

Второй эпизод связан с неприятием Масариком такого распространенного в Австро-Венгрии явления, как антисемитизм. В 1899 году он, уже профессор пражского Карлова университета, активно вмешался в дело еврея Леопольда Гилснера, который был приговорен к смерти за якобы совершенное ритуальное убийство молодой чешки. Настырный профессор настоял на том, чтобы дело снова расследовали; приговор был в конце концов смягчен, жизнь Гилснера была спасена. А Масарик снова стал объектом массовой ненависти.

Профессор был жестким нонконформистом и в политике, где даже сформулировал новое направление — реализм, основанный на «точном научном познании предмета вопреки романтической фантастике». «Реалистов» приняла под свое крыло сильная партия «младочехов»; в 1891 году Масарик как ее представитель получил мандаты депутата рейхсрата (австрийского парламента) и чешского Земского сейма. Однако уже в сентябре 1893 года с обоими депутатскими креслами из-за чрезмерного радикализма «младочехов» расстался. В 1907 году Масарик снова становится депутатом австрийского парламента, на этот раз – от родной партии «реалистов».
После начала первой мировой войны профессор решил бороться за независимость своего порабощенного народа против австрийского абсолютизма. В январе 1915 года он эмигрировал: Швейцария, Франция,  Англия, Россия… Креативный и харизматичный «старик» инициировал создание чехословацких легионов для борьбы с немцами; он же убедил президента США Вильсона, что нужно поддержать идею возникновения свободной Чехословакии. Вильсон согласился – и 28 октября 1918 года Прага провозгласила независимость своей страны.

Национальное собрание заочно избрало Масарика первым президентом Чехословакии (фактически – главой правительства). 20 декабря 1918 года Масарик вернулся из США  на Родину. В Праге, куда он въехал как триумфатор, приветствуемый миллионом сограждан.
Потом он избирался президентом еще трижды (в 1920, 1927 и 1934 годах), уже на основании новой конституции, которая значительно урезала президентские полномочия, передав бразды исполнительной власти в руки премьер-министра. В 1920 году была положена еще одна традиция: во время слета национального спортобщества «Сокол» 70-летний президент приехал на стадион Летна на коне Гекторе. В 1926, 1932 и 1933 годах торжественные кавалерийские выезды повторялись. Они носили вполне политический подтекст: все должны были видеть, что и после 80 лет старик Масарик (в 1921 году чуть не умерший от тромбоза) еще остается в седле. Пражане его обожали за демократичность – президент ходил пешком по столице, встречался и разговаривал с людьми прямо на улице.
14 декабря 1935 года он подал в отставку по состоянию здоровья и с тех пор жил в замке в Ланах. В сентябре 1937 года старик заболел и скончался. Тихо, без боли, во сне. Говорят, так умирают праведники.

Эдвард Бенеш: от «Мафии» до Сталина

После отставки Масарика президентом Чехословакии был избран его верный соратник Эдвард Бенеш. Ему досталась от предшественника и учителя страна на распутьи: республика еще по инерции пользовалась наработанным при Масарике авторитетом, экономическим и дипломатическим капиталом, – но в ее тело постепенно и со всех сторон вгрызались черви предательства, уныния и сомнения.

Бенеш вошел в историю как чехословацкий президент, формально им бывший 13 лет (1935–1948 гг.), но из них долгих семь лет проведший в эмиграции; последние же три года правления будут кошмаром, предшествующим коммунистическому перевороту.
Бенеш был личностью яркой и сильной, под стать своему наставнику Масарику. Второй «селфмейдмен» из числа президентов Чехословакии был десятым ребенком в семье простых крестьян. Благодаря способностям и целеустремленности ему удалось получить блестящее образование: философский факультет Карлова университета, Сорбонна, Берлин, защита диссертации в Дижоне…

Идейные враги доцента Бенеша сегодня обвиняют его в связи с некими темными силами, искусственно нарушившими ход истории. Для оправдания своих теорий они приводят факты, вырванные из контекста: например, после начала первой мировой войны Бенеш организовал так называемую «Мафию» (Maffie) – чешский комитет сопротивления Австро-Венгерской монархии. «Мафия» действительно существовала, но, кроме названия, ничего с итальянской «коза ностра» не имела. Она действовала в подполье, и без конспирации в ее работе обойтись было невозможно.

В 1916 году Эдвард Бенеш участвовал в создании Чехословацкого национального совета, в котором занимал пост генерального секретаря. После провозглашения суверенитета и независимости Чехословакии был назначен министром иностранных дел, и занимал потом эту должность 17 лет (1918—1935) в 14 (!) разных кабинетах министров. Эдвард Бенеш помогал основывать Лигу наций, был заместителем ее председателя, членом Совета, а потом и председателем (в 1935 году).
Еще одним «пятном» на парадном фраке политика Бенеша, по мнению его недругов, является то, что в 1927 году он вступил в ложу «свободных каменщиков» – масонов. Якобы именно деятельность этой организации в Европе носила мощный антигерманский характер, что и привело к росту агрессивности гитлеровского нацизма. Масонство ли Бенеша или что-то другое стало причиной тому, что Гитлер в сентябре 1938 года объявил его своим личным врагом, — но не было, наверное, и у вождя нацистов последовательнее неприятеля-чехословака, нежели Эдвард Бенеш.

После мюнхенского сговора он эмигрировал в Англию, а потом — в США, где читал лекции в Чикагском университете. В 1940 году переселился обратно в Лондон, где создал правительство в эмиграции, координировавшее борьбу с нацизмом внутри Чехословакии и за ее пределами.
В декабре 1943 года он заключил в Москве союзнический договор с СССР. Так открылась последняя, противоречивая и трагическая страница политической жизни Бенеша: в Москве он начал переговоры с земляками-коммунистами о послевоенном устройстве страны. В апреле 1945 года в Кошице (Словакия) он назначил первое послевоенное правительство, в котором господствовали коммунисты. 28 октября 1945 года была подтверждена его функция президента; он вновь был избран на этот пост 19 июня 1946 года, причем единогласно.

В тогдашней Чехословакии, где установился режим так называемой «народной демократии», Бенеш был безусловно самым популярным политиком, однако, сочувствуя демократическим силам в борьбе за власть с коммунистами, он практически не вступал в публичную политическую полемику.
Нерешительность Бенеша в феврале 1948 года облегчила коммунистам захват власти в стране. Поручив составить новое правительство председателю компартии Клементу Готвальду, Бенеш поселился в своей вилле в городке Сезимово Усти. В мае президент отказался подписывать новую, коммунистическую конституцию Чехословакии. Конфликт закончился тем, что 7 июня 1948 года Бенеш подал в отставку с поста президента.
3 сентября 1948 года Эдвард Бенеш умер. За три недели до смерти, в беседе с госпожой Поссе-Браздовой он сказал: «…Теперь я вижу, что кто коммунист, тот лжец… Моей самой большой ошибкой было то, что я до самой последней минуты отказывался верить тому, что и Сталин меня хладнокровно и цинично обманывал…»

Тот, кто хотел перехитрить Гитлера

Один мой чешский приятель так подытожил деятельность человека, о котором пойдет речь:  «Его обвиняли во всех смертных грехах, а он всего лишь стремился облегчить участь своих сограждан в совершенно трагических и безвыходных условиях…» Речь шла об Эмиле Гахе, чье президентство было омрачено эпохой оккупации и сотрудничества с нацистским режимом.

Гаха родился 12 июля 1872 в местечке Трговэ Свины; в университете получил юридическое образование. После возникновения Чехословакии в 1918 году стал членом Верховного административного суда, а в 1925 году был назначен его президентом. Был членом гаагского арбитражного суда и законодательного совета правительства ЧСР. Как политик, Гаха принадлежал к «правому» крылу, и потому, наверное, не случайно, именно на него пал выбор растерянного и дезорентированного Национального собрания ЧСР, которому после Мюнхена нужно было выбирать президента «кастрированной» Чехо-Словацкой республики. 30 ноября 1938 года им стал именно Гаха. По масариковским меркам – еще совсем не старый, 66 лет от роду, он чувствовал себя с самого начала принесенным в жертву государственным интересам.

14 марта 1939 года Гаху пригласили в Берлин на переговоры с высшими руководителями Третьего рейха, на которых его с помощью угроз (графологи утверждают, что в момент подписания берлинских договоренностей с Гитлером президент ЧСР перенес инфаркт миокарда) вынудили согласиться с возникновением Протектората Богемии и Моравии. Гаха тогда ошибочно предполагал, что Гитлер будет уважать заключенные соглашения, и лучше всего для ведения дел с фюрером подходит он, умудренный опытом юрист. Поэтому он согласился стать государственным президентом протектората (1939–1945). Но Гаха просчитался.
В первые годы он очень активно боролся за права чешского народа. Гаха непрестанно обращался к рейхспротектору Константину фон Нейрату с протестами против германизации, в октябре 1939 года дерзко отказался присягнуть на верность Гитлеру. После приезда Рейнхарда Гейдриха, сменившего фон Нейрата на посту в Праге, оккупанты стали оказывать на Гаху огромное давление. Роковым стало покушение на Рейнхарда Гейдриха, в июне 1942 года совершенное чешскими парашютистами. Террор нацистов и прогрессирующий артериосклероз надломили физическое и душевное здоровье 70-летнего президента.
13 мая 1945 года Эмиль Гаха был арестован в замке в Ланах и препровожден в тюремную больницу на пражском Панкраце, где 27 июня 1945 года скончался. Согласно заключению послевоенного Национального трибунала, с января 1943 года Гаха уже не мог по состоянию здоровья нести ответственность за свои поступки.

Голова столяра Готвальда

Первый коммунистический президент Чехословакии появился на свет 23 ноября 1896 года, в маленькой моравской деревеньке; вне брака его родила бедная батрачка. Накануне первой мировой войны Готвальд успел получить в Вене профессию столяра-краснодеревщика. В 1915-1918 годах служил солдатом в австро-венгерской армии; летом 1918 года дезертировал. В независимой Чехословакии служил в армии, работал столяром. Потом дерево ему наскучило, и он взялся за людей.
Готвальд считается одним из основателей компартии Чехословакии в 1921 году. Он был партфункционером в Словакии, корреспондентом коммунистических газет, работал в пражском секретариате КПЧ. С 1929 по 1945 год был генеральным секретарем ЦК КПЧ.
После того, как крмпартия была запрещена, Готтвальд эмигрировал в ноябре 1939 года в СССР, где стал одним из лидеров чехословацского коммунистического сопротивления в Москве. 10 мая 1945 года Готвальд вернулся в Прагу вице-премьером правительства и председателем Национального фронта. После победы партии на демократических выборах 1946 года становится премьер-министром.
{mospagebreak}
Осенью 1947 года стало ясно, что демократия во главе с коммунистами – это фантастический проект. В феврале 1948 года некоммунистические политики решились было сопротивляться, но было поздно: Готвальд уже заручился поддержкой армии (министр обороны Свобода по его приказу окружил танками Прагу), полиции и так называемой «народной милиции».

14 июня 1948 года, Готвальд был «избран» на пост чехословацкого президента. В стране отныне фактически правили советские советники, особенно  по линии «силовых» органов. Были проведены национализация производства и насильная коллективизация; коммунисты монополизировали образование, науку и культуру.
Ярый сталинист Готвальд провёл серию чисток: сначала устранил некоммунистов, а позднее повесил и 11 высших коммунистических функционеров, в том числе — генсека ЦК КПЧ Рудольфа Сланского и министра иностранных дел Владимира Клементиса. Был развязан политический террор: более 230 смертных приговоров, пожизненные или многолетние сроки заключения для более, чем 100 тысяч граждан.

Казалось, Чехословакия еще долго будет трепетать под железной рукой верного ученика Иосифа Сталина – ведь ему в ту пору было чуть более 55 лет. Но 5 марта 1953 года умер сам «дядюшка Джо». Готвальд полетел его хоронить; возвращаясь из СССР, он пожаловался премьер-министру Запотоцкому на плохое самочувствие: «Может, грипп в этой холоднющей Москве подхватил?» Но это был не грипп. Организм президента был ослаблен алкоголизмом и запущенной формой сифилиса. Эти проблемы, надо полагать, и послужили причиной аневризмы — вздутия сердечной аорты. Она не выдержала изменения давления в самолете, лопнула, и «пламенный революционер» умер.

Его тело было уложено в мавзолее, наскоро устроенном в Национальном мемориале на пражской горе Витков. Готвальда демонстрировали здесь посетителям в 1953-1962 годах по аналогии с московскими мумиями Ленина и Сталина. Согласно одной из версий, тело начало быстро разлагаться. Проблему безуспешно пытались решить путем изготовления искусственных муляжей ног, рук, туловища в спецлабораториях киностудии «Баррандов». Наконец было принято политическое решение о кремации. Согласно другой народной легенде, все тело вождя, кроме головы, было сожжено немедленно после похорон; к искусственному туловищу в мавзолее приделали «натуральную» голову, которая со временем изветшала, и после того, как тело сына сапожника Джугашвили покинуло мавзолей в Москве, была сожжена и голова столяра Готвальда.

Запотоцкий: «душка-писатель» и «отец рабочих»

Второй коммунистический президент Чехословакии Антонин Запотоцкий родился 19 декабря 1884 в семье известного чешского социалистического журналиста и функционера. Юный Антонин выучился на каменщика-каменотеса; с 1914 года работал в Кладно, в органах социал-демократической партии, где стал корреспондентом тамошней партийной печати. После 1918 года он — один из основателей левой фракции в социал-демократии и организатор рабочих советов. В 1920 году – один из главных организаторов всеобщей забастовки в Кладно и участник попытки «левого» путча; приговорен к 9 месяцам тюрьмы.

В 20-х годах — в руководстве компартии. КПЧ послала его организовывать «Красные профсоюзы». Известная стачка пролетариата в городе Мост в 1932 году – дело рук Антонина Запотоцкого. Нацисты в 1939-45 годах заключили его в концлагерь Боцов. В 1945 году вчерашний узник стал председателем Центрального совета профсоюзов, членом президиума ЦК КПЧ и депутатом Национального собрания. 15 июня 1948 года его назначили председателем правительства. 21 марта 1953 года Национальное собрание проголосовало за избрание Запотоцкого президентом.
Роль его на этом посту весьма противоречива. Он поначалу пытался что-то изменить в стране к лучшему. Известны его выступления против насильной коллективизации деревни. Однако благие намерения, столкнувшись с сопротивлением партаппарата во главе с первым секретарем КПЧ Антонином Новотным, быстро сошли на нет.

Фигура Запотоцкого часто идеализируется – его называют «интеллигентом-писателем» (он действительно сочинял повести на пролетарские темы), «отцом рабочих»,  но все это, мягко говоря, не совсем правда. События после грабительской денежной реформы июня 1953 года, жесткое подавление выступлений рабочих показали, что Запотоцкий мог быть по отношению к «неправильному пролетариату» очень жестоким и бескомпромиссным. При нем курс Готвальда продолжался, реабилитация репрессированных откладывалась, проводились новые репрессии.
13 ноября 1957 года Антонин Запотоцкий внезапно умирает от инфаркта.

Как Новотный «дал Дубчека»

Пришедший на смену Запотоцкому Антонин Новотный был первым чехословацким президентом, родившимся в ХХ-м веке — в 1904 году. Как и полагается настоящему коммунистическому президенту, он тоже происходил из бедной семьи; соответствующим было и образование — слесарь-механик. В 1921 году вступил в КПЧ, где сделал партийную карьеру, и к моменту запрета компартии в 1938 году работал секретарем краевого комитета КПЧ в Годонине. Во время второй мировой войны участвовал в нелегальной деятельности КПЧ, в 1941 году его арестовали и вплоть до 1945 года содержали в концлагере Маутхаузен.
После победы над нацизмом молодой герой сопротивления вернулся к партийной работе, и достиг на этом поприще максимума — в 1953 был избран первым секретарем ЦК КПЧ. Но после смерти Готвальда этот пост на некоторое время утратил былое значение, и Новотный считался «лишь» вторым человеком в Чехословакии после президента.

Когда Запотоцкий умер, ничто не препятствовало Новотному в монополизации власти: 19 ноября 1957 года он, сохранив за собой кресло главного партийца страны, стал президентом Чехословакии. Его правление памятно некоторым послаблением коммунистического режима. Были частично реабилитированы некоторые незаконно репрессированные. По натуре консерватор, Новотный парадоксально был вынужден смягчать сталинскую систему, которая всё заметнее терпела крах, особенно в экономике. В 1960 он объявил широкую амнистию политзаключённым. Одновременно Новотный добился одобрения новой, «социалистической» конституции. Была провозглашена «победа социализма» в Чехословакии, которая стала ЧССР.

Новотный был президентом вплоть до кризиса 28 марта 1968 года, когда, политически себя полностью скомпрометировав, вынужден был подать в отставку с обоих постов. Новым 1-м секретарём ЦК КПЧ был избран Александр Дубчек (ходила даже шутка: «Новотный дал Дубчека»). Началась знаменитая Пражская весна. А экс-президент Новотный скончался 28 января 1975 года.

«Троянский конь» и учитель венгерского

Следующим чехословацким «товарищем президентом» стал Людвик Свобода, генерал, Герой Советского Союза (1965) и Герой ЧССР. Он родился в 1895 году в крестьянской семье, в моравском селе Грознатин. В 1915 году окончил Высшую земледельческую школу, был призван в австро-венгерскую армию и послан на Восточный фронт. Попав в плен, в 1916 году в Киеве вступил в Чехословацкий легион. После войны вернулся на родинц. С 1922 года был армейским офицером; в военной академии в Границе преподавал венгерский язык. Во время мобилизации перед лицом гитлеровского вторжения в сентябре 1938 года командовал пехотным полком. Бежал в Польшу; в Кракове командовал чехословацким подразделением, которое в сентябре 1939 года попало в советский плен. Свободу приговорили к смерти за шпионаж, но вердикт вскоре отменили по приказу из Кремля (якобы потому, что Свобода согласился сотрудничать с НКВД).

После нападения Германии на СССР в 1941 году он вступил в боевые части чехословаков, сражающихся на стороне Красной Армии. Командовал 1-м чехословацким отдельным батальоном; с июня 1943 года подразделение, выросшее до бригады, освобождало Киев. Свобода быстро рос в чинах, поскольку водил дружбу с эмигрантами-коммунистами; в августе 1945 года он — уже генерал-майор, командующий корпусом. В освобожденной Чехословакии становится министром национальной обороны как беспартийный член правительства (хотя уже в то время был всецело предан компартии).

Его тайная лояльность по отношению к КПЧ была одним из ключевых элементов коммунистического переворота 1948 года. Свобода заявил президенту Бенешу, что армия ни в коем случае «не пойдет против народа», сыграв роль коммунистического «троянского коня». Но коммунисты хорошо понимали, что популярный министр обороны, который уже однажды окружил Прагу танками, может окружить ее еще раз. В 1950 году Свобода был снят с поста министра. До конца 1951 года он занимал «дежурную» должность вице-премьера и председателя госкомитета по физкультуре и спорту. В 1952 году Готвальд даже ненадолго засадил Свободу в тюрьму. После выхода на волю, чтобы военачальник не слишком «отрывался от земли», его отправили в родной Грознатин, работать в сельхозкооперативе. Но вскоре, благодаря тесным связям с советскими товарищами, Свобода снова возвращается в политику. В 1954-64 годах, будучи членом президиума Национального собрания, он руководил родной Военной академией в Границе, где, помимо исполнения управленческих функций, снова преподавал любимый венгерский язык. Потом под его начало передали Военно-исторический институт.

7 марта 1968 года Свобода играет ва-банк, совершает беспрецедентный дотоле политический шаг – возлагает цветы на могилу президента Масарика, практически вычеркнутого коммунистами из истории. На волне энтузиазма Пражской весны Свобода 30 марта 1968 года избран президентом вместо Новотного. Генерал поддержал коммунистов-реформаторов во главе с Дубчеком. В период оккупации ЧССР войсками Варшавского договора вел сложную двойную игру: с одной стороны, отказался утвердить в должностях членов коллаборационистского рабоче-крестьянского правительства и спас жизни реформаторов, похищенных и отвезенных в Москву; с другой стороны, вынудил их подписать «московский протокол». Его сопротивление оккупантам было скорее пассивным — Свобода прекрасно понимал, на чьей стороне сила. Поэтому в последующие годы он активно участвовал в «нормализации». С апреля 1974 года из-за ухудшившегося здоровья уже не мог исполнять обязанности президента, но наотрез отказывался добровольно с этой должности уйти. В мае 1975 года был принят специальный закон, позволяющий лишить президента его поста по медицинским показателям, что и было сделано 29 мая 1975 года. Пенсионер Людвик Свобода умирает 20 сентября 1979 года в Праге.

Сушеная гвоздика от товарища Гусака

Смещение Свободы с поста президента освободило место для партийного босса Чехословакии — Густава Гусака. Человек, родившийся 10 января 1913 года в Братиславе, в семье рабочего, был последним президентом социалистической Чехословакии. В 1929 году прилежный студент братиславской гимназии вступает в местный комсомол; в 1933 году студент юрфака Гусак становится членом компартии. Во время Второй мировой войны выступал против марионеточного словацкого фашистского государства, четыре раза арестовывался. Был членом движения сопротивления, активно участвовал в Словацком национальном восстании 1944 года.
Правда, есть и неясные факты его военной биографии, например, тесная дружба с лидером словацких фашистов Александром Махом и их совместная поездка в оккупированный СССР, в печально знаменитую Катынь. После парламентских выборов в мае 1946 года, Гусак становится председателем словацкого правительства. Осенью 1947 года он изгоняет некоммунистических министров, подчиняет себе словацкую полицию и госбезопасность. Гусаку поначалу сопутствовал политический успех, но в 1950 году он вместе с В. Клементисом, Л. Новомеским и другими словаками был обвинен в «буржуазном национализме». В апреле 1954-го, на сфальсифицированном процессе Гусаку дали пожизненный срок. Он был одним из немногих, кто не признал себя виновным; это и спасло ему жизнь. По иронии судьбы наказание он отбывал в одной тюрьме с Александром Махом и другими бывшими членами фашистского правительства Словакии…

В 1960 году, после амнистии Гусака выпустили на свободу, а в 1963 году –  полностью реабилиторовали. В 60-х годах Гусак был поначалу одним из главных реформаторов в КПЧ, во времена Пражской весны выступал как верный приверженец Дубчека. Но в августе 1968 года Гусак «сменил курс» и перешел на сторону Брежнева. Дружба с Москвой помогает ему возглавить КПЧ – до мая 1971 года он был ее первым секретарем, а потом — генсеком партии. В 1975 году на долгих 14 лет становится президентом Чехословакии. Курс Гусака получил название «нормализации» — устранения последствий политических реформ Пражской весны, что компенсировалось экономическими выгодами.

В начале 70-х годов (в качестве реакции на снижение количества населения после массовой эмиграции 1968 года) настоял на огромном повышении пособия на ребенка (из расчета 300 крон в месяц на одного ребенка). Семья с 3 детьми получала в качестве пособий 900 крон в месяц (в нынешних ценах – около 6000 крон в месяц). Поколение детей, рожденных в 1970-80 годах, называют «детьми Гусака». Рождаемость тогда головокружительно возросла со 120 тысяч новорожденных в год до 290 тысяч.

На фоне неповоротливо-заскорузлой официальности коммунистического режима Гусак сохранял имидж обаятельного и сильного харизматика-интеллектуала. Мать моего приятеля-чеха, которую трудно заподозрить в симпатиях к коммунистическому режиму, с умилением хранит дома засушенную алую гвоздику, полученную на первомайской демонстрации в Праге из рук товарища Гусака.
В 1987 он ушёл в отставку с должности генсека ЦК КПЧ, однако сохранил пост президента ЧССР. После ноябрьских событий 1989 года Гусак 10 декабря подписал назначение «правительства национального согласия» под руководством Чалфы, а вскоре подал в отставку с поста президента.
18 ноября 1991 года Густав Гусак умер в родной Братиславе как частное и полузабытое лицо. С уходом Гусака кончилась эпоха товарищей президентов и пошли опять президенты-господа.

«Бархатный сезон»  Вацлава Гавела

Рухнувшая комунистическая система вынесла на гребне огромной волны революционных событий 1989 года нового лидера страны — Вацлава Гавела, чешского драматурга и диссидента. Он родился 5 октября 1936 года в Праге, в известной семье предпринимателей и интеллектуалов. Его дед построил пражский Дворец Люцерна, его дядя основал киностудию «Баррандов». После коммунистического путча в 1948 году Вацлав, окончивший начальную школу, из-за «неправильного» социального происхождения не смог продолжить дневное обучение. По „кадровым“ же соображениям его не приняли в гуманитарный вуз, поэтому он учился на экономическом факультете Чешского высшего технического училища. Отслужив в армии, работал сценотехником в театрах, заочно изучая драматургию в Академии музыкальных искусств. В 1964 году была поставлена его первая пьеса «Праздник в саду».

После подавления Пражской весны Гавел вынужден был из театра уйти. Началась жизнь диссидента: в 1975 году он основал самиздатовскую машинописную издательскую серию независимой литературы Edice Expedice. Последовательно выступал против политических репрессий. В 1975 году написал открытое письмо президенту Густаву Гусаку; апогеем его деятельности явилась публикация Хартии-77 в январе 1977 года. Все это стоило ему пяти лет жизни, проведенных в заключении, и потери здоровья.

В ноябре 1989 года Гавел стал ведущим представителем «бархатной революции», ее трибуном и вождем; 29 декабря 1989 года коммунистическое Федеральное собрание избрало его на пост президента, и он стал первым за 40 лет главой Чехословакии без коммунистического партбилета в кармане. Вторично был избран президентом 5 июля 1990 года. Когда стало ясно, что федерация со Словакией идет к распаду, Гавел подал в отставку. 26 января 1993 года чешский парламент избрал Вацлава Гавела первым президентом Чешской Республики.

Сбылось то, что Гавел когда-то говорил Дубчеку и другим «отцам» Пражской весны: «При капитализме я был бы миллионером». Согласно закону о реституции Вацлав и его брат Иван получили дедовский Дворец Люцерна в совместную собственность. Вацлав Гавел продал свою долю в 1997 году компании Chemapol Reality за 200 миллионов крон. В беседе с Дубчеком в 1968 году Гавел прибавлял: «Но зачем писателю миллионы?» Высказывание было теоретическим, и потому опрометчивым: применение миллионам, конечно, нашлось. В 1996 году умерла жена Ольга; самому президенту впоследствии удалось успешно справиться с раковым заболеванием. В 1997 году он женился на актрисе Дагмар Вешкрновой. 50 миллионов из реализованного дедовского наследства он вложил во вновь возникший Фонд Дагмар и Вацлава Гавелов VIZE 97.

В 1998 году Гавел был снова избран президентом. В последующие годы Гавел скорректировал прежнюю пацифистскую позицию, и несколько раз поддержал военные акции, например, бомбардировки NATO в Югославии и войну США против Ирака.
Чешское общество воспринимало президента Гавела весьма противоречиво. Одним из его первых шагов была обширная амнистия, освободившая две трети уголовных преступников, что, мягко говоря, восторга не вызвало. Многие чехи не соглашались и с количеством помилований, предоставленных Гавела, особенно если это касалось судебных процессов против знакомых президента. Его популярность снизил и второй брак: Ольга Гавлова была любима народом, чего нельзя сказать о новой супруге, на 17 лет младше Гавела.
Однако его реноме за рубежом это никак не затронуло. Гавел остался в определенном смысле героем борьбы за свободу и демократию, несколько раз выдвигался на Нобелевскую премию мира.

2 февраля 2003 года 66-летний Вацлав Гавел ушел на политическую пенсию. Его роль в чешской истории попытался демифологизировать Джон Кен  в своей книге „Вацлав Гавел: Политическая трагедия в шести действиях», где откровенно говорится о триумфах и падениях политика и писателя.
За 28 лет активной драматургической работы (1960-88 года) из-под пера Вацлава Гавела в общей сложности вышло 16 пьес. Пожилая чешка, заядлая театралка и знакомая автора, язвительно заметила, что не видела ни одной постановки гавеловской пьесы, и не считает, что много потеряла. Это – приговор, который рискует услышать каждый драматург, идущий в политику.

Подарки от «папочки Клауса»

Один «левый» философ и публицист назвал нынешнего чешского президента, 66-летнего Вацлава Клауса «Санта-Клаусом наоборот» – мол, приходит не для раздачи подарков, как его новогодний тезка, а чтобы их отобрать. Суждение спорно и субъективно, но имеет право на существование: его автор жил в стране, в которой Клаус долго определял (да и в немалой степени определяет теперь) политику исполнительной власти. До революции – скромный банковский чиновник и специалист по экономическим прогнозам, Вацлав Клаус с ноября 1989 года сделал блестящую карьеру: министр финансов, премьер-министр, спикер нижней палаты парламента, наконец — президент.

В 1958-63 годах он изучал международную торговлю в Экономическом институте в Праге. После службы в армии устроился на работу в НИИ экономики АН ЧССР. В 1968 году защитил кандидатскую по экономике.

В 1970 году, согласно его автобиографии, был уволен из института за критические высказывания насчет политики партии. В 1971-87 годах работал в Чехословацком нацбанке. В 1987 году вернулся к академической деятельности в Институте прогнозов АН ЧССР. В ноябряе 1989 года познакомился с Вацлавом Гавелом, включился в работу оппозиционного Гражданского форума (ГФ) и занялся политикой. В декабре 1989 года Клаус становится министром финансов в правительстве Мариана Чалфы.
В конце 1990 года он — уже председатель Гражданского форума; впоследствии это движение раскололось на Гражданскую демократическую партию (чешская аббревиатура — ODS) и Гражданское движение. Клаус был одним из отцов-основателей  ODS, партии с четкой структурой и «правой» политической программой.
В октябре 1991 года Клаус был назначен вице-премьером правительства ЧСФР. ODS под его руководством победила на выборах в июне 1992 года, и Вацлав Клаус стал премьер-министром Чехии (тогда еще в рамках чехословацкой федерации). Он и его словацкий коллега Владимир Мечиар были главными участниками переговоров о «разъединении» Чехословакии, которое произошло 1 января 1993 года. В 1993-97 годах Клаус — премьер Чешской Республики. Под его руководством прошла трансформация социалистического планового хозяйства в рыночную экономику, в том числе – приватизация. Большая часть госимущества перешла в частные руки «купоновым методом».

В 1996 году ODS опять выиграла выборы, но успех социал-демократов (ČSSD) под руководством Милоша Земана позволил Клаусу составить лишь правительство меньшинства. Второй кабинет министров Клауса был вынужден весной 1997 года  принять ряд жестких бюджетных ограничений, названных «пакетом мер по экономии средств». Потом пришел скандал вокруг неясного финансирования ODS (например, даров от предпринимателей, участвовавших в приватизации, переданных подставными или несуществующими лицами). Подозрения подтвердились лишь частично, но приговор кабинету был подписан: в ноябре 1997 года Клаус подал в отставку.
Он отмел подозрения в коррупции и на чрезвычайном съезде партии получил доверие большинства делегатов и мандат председателя партии. После выборов 1998 года правительство составил председатель социал-демократов Милош Земан, но ему пришлось просить поддержки у оппозиционной ODS; условия их сотрудничества были определены в так называемом „оппозиционном договоре», критикуемом за «циничный прагматизм». Согласно нему, Вацлав Клаус получил пост спикера Палаты депутатов.

На следующих выборах в 2002 году опять победили социал-демократы; это было воспринято как неудача Клауса и его команды. Он решил больше не выставлять кандидатуру на пост руководителя партии, и был избран ее почетным председателем.
Участие Клауса в выборах президента, апогей его политической карьеры и стараний, было в конечном счете успешным, 28 февраля 2003 года в третьем туре выборов он получил 142 из 281 голоса членов обеих палат парламента. Клаус смог победить благодаря поддержке части коммунистов (KSČM). Инаугурация состоялась 7 марта 2003 года.

Президент Клаус добился большой популярности среди чешской общественности, однако критики полагают, что успех достигнут благодаря его почти популистской политике. Он явно позиционирует себя как нового «папочку Масарика», любимца народа. И это ему неплохо удается: вот уже несколько лет подряд он возглавляет рейтинг самых популярных политиков страны.

9.04.2009
журнал «ЧЕХИЯ – панорама»
Александр Гайдамацкий

Поделитесь со своими близкими!

Подпишитесь на нашу еженедельную email рассылку!

PharmMark.Ru - Фармацевтические сайты, создание, продвижение, SEO