Наш пражский Пушкин

pushkin-2

«Брожу ли я вдоль улиц шумных…»

Где-то посередине «золотого пражского туристического пути» (от Старомнестской площади к Карлову мосту), среди бесчисленного количества сувенирных лавок, на улочке Гусова, на углу дома номер 14 стоит кафе «Пушкин». Русские туристы очень радуются, видя знакомое название, и, как правило, думают, что это специально для них рестораторы придумали ловкий коммерческий ход – зазывать на рюмочку чая соотечественников поэта, играя на их патриотичности и запрограмированной с детства любви к «солнцу русской поэзии». Однако, даже те, кто вкусно здесь отобедал и принял на грудь 50 граммов водки «Александр Пушкин», могут так и не узнать, что побывали в гостях у прапраплемянника незабвенного Александра Сергеевича.

Сам поэт, как известно, за рубежи Отечества не езживал — не хаживал: царский режим ревностно держал его на коротком поводке. Ближайшим родственникам повезло больше: они не только много путешествовали, но впоследствии покинули Россию, пустив корни во Франции, Англии, Бельгии, Америке, Швейцарии, Аргентине, Марокко и даже на Гавайских островах. Чешские Пушкины — прямые наследники Льва Сергеевича Пушкина, младшего брата и личного литературного секретаря поэта.

«Краев чужих неопытный любитель»

Павел Вацлавович (естественно, что в Чехии его так никто не называет) принимает нас в одном из своих ресторанов радушно, по-русски. Глядя на него, подсознательно и невольно выискиваешь черты портретного сходства со знаменитым родом. Нос с лёгкой горбинкой, высокий лоб, копна пшеничных кудрей, богатырский рост – типичный русский королевич Елисей из сказки, но никак не внук (в шестой степени) африканца Ганнибала…

vodka-pushkin

Какими судьбами Пушкины оказались в Чехии? «Родители моего отца переехали сюда во время второй мировой войны. Они жили на Западной Украине, в деревне Здолбунов. Дед Антонин работал врачом, единственным на всю округу. Бабушка была родом из волынских чехов, поэтому в 1945-м году решили переселиться на её родину. Что и говорить, соображения безопасности играли не последнюю роль: здесь было гораздо спокойней. Семья поселилась в Йичине. Сейчас же и я, и отец (ему 88) живем в Праге. Не могу сказать, что у нас в семье был культ Пушкина, скорее наоборот. Родители старались не акцентировать на этом внимание: ни наше, ни тем более – окружающих. Мой дед всегда говорил: «Тише едешь – дальше будешь», — с сильным акцентом произносит Павел (кстати, по-русски он говорит с трудом). – До 68-го года я никак не ощущал на себе бремя фамилии Пушкин. После известных августовских событий, мне, 13-летнему подростку, пришлось его почувствовать. Одноклассники, вчера ещё бывшие друзьями, дразнили меня «русаком» и всячески выказывали свою неприязнь. Как было им объяснить, что я родился в Чехии и к тогдашним амбициям СССР, тем более к оккупации никакого отношения не имел?» Павел явно не любит вспоминать это время и быстро переходит на более оптимистическую тему.

«Интерес к Александру Сергеевичу и моим российским корням пришел после революции 1989 года. Я тогда как раз вернулся из Австрии, где прожил 12 лет. Решил заняться в Праге ресторанным бизнесом. Вернее, сначала это был небольшой винный погребок. Хозяйка дома, узнав мою фамилию и степень родства с поэтом, настаивала на том, чтобы назвать заведение «Пушкин». Я же никак не решался. С одной стороны вспоминалась реакция соотечественников на мое русское имя, а потом, нас в Чехии СМИ пугали страшной русской мафией и их жестокими «разборками». Сейчас я рад, что «Пушкин» называется так, а не иначе. Между прочим, в этом есть определённый перст судьбы. Давно, больше 15 лет назад, в кафе случайно зашла Марта Алексеевна Титкова, тогдашний секретарь общества почитателей А. С. Пушкина в Калининграде. Собственно, благодаря её энтузиазму мы восстановили все документы, уничтоженные украинскими националистами во время войны, которые подтверждают наше прямое родство с Львом Сергеевичем Пушкиным, братом поэта…»

pushkin-se-zenou

«Дар напрасный, дар случайный…»

Вопрос, унаследовал ли кто-то из чешской ветви рода дар Александра или Льва Пушкиных, показался мне неуместным: у каждого своя жизненная стезя, свой талант. Но Павел будто прочитал мои мысли: «Многие спрашивают: не проявляются ли творческие гены у нас в роду? А мне кажется, самое главное – это быть в ладу с самим собой и заниматься любимым делом, в какой бы сфере человеческой деятельности оно не находилось. Жизнь не была ко мне слишком ласкова, много чего пережито: была непростая эмиграция, разные ситуации с финансами, страшнаая потеря близких, предательства. Теперь я гораздо больше, чем в молодости ценю каждый день в кругу своей семьи, детей и внуков, друзей…» Слегка понизив голос и явно смущаясь, Павел продолжает: «Знаете, я ведь пишу книгу. Пока назвал её «Судьба». После определённых, совсем не радостных событий в моей личной жизни, я понял, что хочу поведать о жизни другим людям. Может быть, кому-то мои рассуждения и истории помогут разобраться в себе и сделать шаг в правильном направлении. Жизнь ведь очень пёстрая штука, совсем не чёрно-белая и надо знать, что она безжалостно пробует нас на прочность. Как ты относишься к окружающему тебя миру, так и мир относится к тебе. И по опыту скажу, что всё плохое нам дано для того, чтобы понять и оценить, что же на самом деле хорошо в этой жизни…» Ну что тут скажешь? Пушкин, как всегда, прав!

Павел и Дагмар Пушкины никогда не были в России, хотя пропутешествовали полмира. Павел считает себя космополитом, политику предпочитает не обсуждать, а людей оценивает только по их поступкам, вне зависимости от национальности.

У Павла – четверо детей: Павел (36), Михаил (24), Николай (15) и Наталья (8). Старшие сыновья помогают отцу в ресторанном бизнесе, полностью управляют вторым рестораном. Николай (домашние его называют Николас) – студент театрального института; с детства мечтает стать режиссером и имеет на своем счету несколько постановок в детской опере. Папина любимица – младшая дочка. Дискуссий о том, какое имя дать малышке при рождении не возникало, – только Натали. Она и вправду похожа на красавицу Натали Гончарову, может быть, ещё и потому, что всем хочется видеть в ней легендарную femme fatale пушкинского рода. Но, кажется, юной чешской школьнице эта роль не только нравится, но и вполне удается. Девочка хорошо играет на рояле, занимается вокалом, языками, отличница и при этом очень скромна и даже не по-современному застенчива: «ангел кроткий, безмятежный»…

Полностью статью в журнале в можете прочитать №37/2 (2012)

Поделитесь со своими близкими!

Подпишитесь на нашу еженедельную email рассылку!

PharmMark.Ru - Фармацевтические сайты, создание, продвижение, SEO