Князья Шварценберги

JB489bc9_KS_rodice[1]Старинный аристократический род Шварценбергов, рассказом о представителях которого в прошлом и настоящем журнал «Чехия Панорама» открывает серию публикаций о знатнейших чешских дворянских фамилиях, имеет франкские корни; первое документально подтвержденное упоминание о нем датируется 1172 годом; тогда фамилия будущих князей была иная — Seinsheim (под этим именем они действовали на европейской арене вплоть до 15-го века). С 13-го века фамилия начинает активно участвовать в европейской истории. Постепенно семья, происходящая из баварского Шайнсфельда, расширила свои владения в Австрии, Чехии (где до сих пор им принадлежит немало имущества) и Швейцарии.

Дело было так: некто Эркингер из рода Seinsheim (1362-1437) приобрел имение Schwarzenberg (в переводе с немецкого – Черная гора) и начал именовать себя Seinsheim из Шварценберга; впоследствии имя первое позабылось, осталось лишь второе. В 1420-21 годах сей дворянин участвовал в военном походе против гуситов. На этом основании, а также благодаря значительным кредитам, предоставленным им королю, он получил от императора Сигизмунда под залог города Жатец, Кадань и Бероун. В 1429 году Эркингер был повышен в звании, став «свободным господином из Шварценберга».

В 1599 году его потомок, Адольф Шварценберг получил за победу над турками в битве у Раба (сегодняшнего венгерского города Дьор) титул имперского графа; он также обрел право добавить в фамильный герб поле с головой мертвого турка, которому ворон выклевывает глаза. Через год, в 1600 году храбрец геройски погиб при осаде Будина. Дело было так: ландскнехты, которые страдали от недостатка еды и денег, решили сдаться туркам. Адольф воспротивился, но был сражен пулей в голову. Пышные похороны проходили в Вене; император даже велел поставить лихому рубаке памятник. То были времена активного гербового творчества: на родовом знаке уже появился и чисто шварценберговский символ: половина щита с башней на черной горе и тремя золотыми снопами.

Княжеская держава: взлет и падение

В 1670 году потомок Адольфа, Ян Адольф (1615-83), мальтийский рыцарь, обосновавшись в Чехии, получил «повышение» и стал имперским князем. Известный дипломат, служивший в Вене и Голландии, он именно этим прославился и внес свою лепту в родовую копилку. Был он очень образованным, знал несколько языков; ему удалось собрать богатые коллекции произведений искусства, которые стали основой богатства рода. Первым постоянным владением рода в Чехии стало имение Тршебонь (1660); потом пришли Кршивоклат и Крушовице. Ян Адольф был хорошим хозяином, свои имения модернизировал, ввел выращивание новых культур и поддерживал развитие ремесел. Он также занимался решением социальных проблем и основывал приюты для бедных. Следующим его приобретением была Глубока-над-Влтавой (Frauenberg), ныне известная на весь мир своим прекрасным замком. Здесь гостями князей были австро-венгерский император Франц-Йозеф I, английский король Эдуард VII или принц Уэльский. В 1940 году этот замок у Шварценбергов реквизировало гестапо.

Скупая имения и концентрируя в своих руках наследство родственников — дворян Эггенбергов, — Шварценберги создали обширную державу в южной и северной Чехии (например, Чешский Крумлов, та же Глубока, Нетолице, Прахатице, Волары, Вимперк, Орлик), присоединив ее к территориям, имеющимся в Баварии, Австрии и Штирии. Появились и владения на севере Чехии, в частности, Новый Град и Йимлина (район Лоуны), город Постолопрты. В 1723 году Шварценберги обзавелись еще и титулом герцогов крумловских.

Шварценберги были всегда неплохими бизнесменами. Например, Ян Непомук (1742-89) велел прокопать канал между Влтавой и Дунаем, чтобы он мог транспортировать дерево из своих крумловских и вимперкских лесов в Линц и Вену. Совместно с иными аристократами он стоял у истоков возникновения коммерческого банка для стимулирования торговли и промышленности в стране. Его потомки разделили род на две ветви – майораты глубокский и орлицкий. Один из представителей первого, Феликс (1800-52) был выдающимся дипломатом, работал в австрийском посольстве в Петербурге, потом был послан в Париж, Лондон, Лиссабон и Берлин. В 1844 году был послом в Неаполе. Его влияние на политику в монархии было так велико, что его за глаза называли «австрийским конституционным Ришелье».
Младшую, орлицкую ветвь рода, основал Карел I (1771-1820), младший сын Яна Непомука и славный полководец наполеоновских войн, воевавший против «корсиканца» у Аустерлица и под Лейпцигом, где  он командовал всеми армиями антинаполеоновской коалиции.

Преследуя Бонапарта вплоть до Парижа, он был награжден высшими орденами почти всех европейских государств. Карел был инициатором чешской ориентации Шварценбергов. Это был также искушенный дипломат, которому удалось удержать в согласии очень разных по своим взглядам монархов — русского царя Александра I и прусского короля Фридриха Вильгельма III. Карел не был фанатичным полководцем, он отдавал себе отчет в том, что «война – дело отвратительное», и стремился к тому, чтобы кровь напрасно не лилась. Его сын Бедржих (1799-1870) прославился под именем «последний ландскнехт». Этот прирожденный воин, где только не воевавший, всегда полагался на свое оружие, а природный милитаризм обосновывал тезисом: «Если бы Каин обнаружил, что Авель вооружен, то первого убийства на земном шаре бы не произошло».

Накануне первой мировой войны две ветви рода – глубокско-крумловская и орлицкая – лишь в Чехии владели 176146 гектарами земли с солидным лесным, полевым и рыбным хозяйством, а также шахтами, пивными, сахарными, известковыми и иными заводами. Только старшему майорату принадлежали, помимо упомянутых, имения Хынов, Цитолибы, Йинонице у Праги, Мшец, Длоуга Вес, Либейице, Ловосице и Противин.

После земельной реформы 1922 года чехословацкое государство постепенно взяло в свои руки 61 тысячу гектаров шварценберговских земель. В 1942 году имущество орлицкой ветви перешло под управление немцев. В 1947 году по так называемому закону Lex Schwarzenberg все недвижимое имущество, включая 11 замков, а также 30 тысяч гектаров земли, инвентарь и текущие капиталы глубокской ветви рода были также национализированы. Поводом было лишь то, что законодателям книжеское имущество показалось слишком большим для того, чтобы оно могло принадлежать одному человеку. Спустя два года представитель орлицкой ветви Карел, 6-й князь Шварценберг, был вынужден с семьей бежать из коммунистической Чехословакии.

Министр, дворянин, диссидент

Сейчас главным представителем фамилии является его сын, Карел Шварценберг, который был в 1967 году усыновлен Йиндржихом Шварценбергом, членом глубокско-крумловской ветви. Он родился 10 декабря 1937 года. Полным именем Карл Иоганн Непомук Йозеф Норберт Фридрих Антониус Вратислав Мена фон Шварценберг, он является бывшим заведующим канцелярии президента Вацлава Гавела, сенатором и министром иностранных дел Чехии. Его матерью была Антония, принцесса Фюрстенбергская. Бывшая супруга князя Тереза, графиня фон Хардегг (прожили вместе с 1967 по 1988 год), родила ему трех детей: Яна Непомука (1967), Анну Каролину (1968, в замужестве Морган) и Карла Филиппа (1979, взявшего фамилию приемного отца Принцхорн).

Князь попеременно живет в Швейцарии, в родовом замке Шварценберг в баварском Шайнфельде, в Држевиче у Бероуна, в замке Орлик (Южная Чехия), в Праге или венском дворце Шварценберг. Говорит, что его профессии – лесничество и трактирно-гостиничное дело. Также называет себя жителем Центральной Европы со швейцарским паспортом (Шварценберги уже в средние века имели цюрихское гражданство, а Карел имеет и чешское).

В 1957 году юный Карел получил аттестат зрелости в Вене и начал изучать право и лесное дело; учебу не окончил, потому что вынужден был управлять имуществом после того, как его приемный отец скоропостижно скончался в 1965 году. В 1979 году Карел получил наследство приемного дядюшки Йозефа, стал главным представителем рода и соединил в себе обе ветви и их имущество.
Карел Шварценберг смолоду поддерживал движение за восстановление демократии в Чехословакии. После подавления «Пражской весны» 1968 года он активно встал на сторону чехословацких диссидентов. С тех пор он дружит с Вацлавом Гавелом, впоследствии — президентом Чехословакии. С июля 1990 до 1992 года Шварценберг был шефом его президентской канцелярии.

В 1984 году он был избран председателем Международного хельсинкского комитета по правам человека; на этом посту князь пребывал до 1990 года. В 1989 году его вместе с Лехом Валенсой наградили Премией Совета Европы по правам человека.
В ноябре 2004 года он был избран по округу Прага-6 сенатором сроком на шесть лет.
В Праге он финансирует и издает еженедельник «Респект». Некоторые критики считают, что это СМИ представляет его хозяйственные и политические интересы. Однако редакция утверждает, что она совершенно свободна в своем творчестве. В 2006 году противоречивые споры вызвал приход в «Респект» капитала предпринимателя Зденека Бакалы, которого его старый друг Шварценберг попросил помочь экономически санировать издание.
{mospagebreak}
9 января 2007 года Карел Шварценберг был назначен министром иностранных дел Чехии от Партии «зеленых».

Реституция, или Чьи замки, поля и луга?

После смерти приемного отца и его родственников Карел Шварценберг соединил обе ветви и их имущество в единое целое. Возвратившись в Чехию в 1990 году, он без особых проблем получил по реституции обратно имущество орлицкой ветви семейства. Но потом настали времена борьбы и судебных тяжеб. На более поздней стадии реституции один из оппонентов Шварценберга, бывший коммунистический генеральный прокурор Ярослав Крупауэр, который отказался отдать князю леса близ населенного пункта Сметанова Лгота, через суд подверг сомнению право князя на наследие имущества биологических родителей со ссылкой на то, что Карел был в Австрии усыновлен дядей из глубокской ветви, а посему не имел права на реституцию.

Произошел конфликт между чешской юриспруденцией, согласно которому наследственные права по линии биологических родителей аннулируются, и законами австрийскими, где право наследия сохраняется. Дело было еще осложнено и тем, что Шварценберг был усыновлен в зрелом возрасте, что чешские законы делать не позволяют. Суд после консультаций со специалистами по международному праву постановил, что основополагающим в данном случае является право австрийское, что согласно праву чешскому никакого усыновления не произошло, и что наследственные права Шварценберга, таким образом, непоколебимы.

Из автобиографии

«Детство я провел в Праге, на Орлике и в имении Чимелице. День рождения отмечаю в День прав человека, и потому, возможно, символично, что я в этой области долго работал. В качестве председателя Международного хельсинкского комитета по правам человека я – особенно в 80-х годах – боролся за соблюдение прав человека в Европе. По этим вопросам я вел потом переговоры в бывшем СССР, Болгарии, Косово и Чехословакии.

В семейной резиденции в Баварии, в Шайнсфельде, мы с доктором Вилемом Пречаном разместили так называемый Чехословацкий центр документации, или архив запрещенной в те годы литературы. Сегодня эта коллекция является частью Национального музея в Праге.
Осенью 1989 года я вернулся на Родину, а 10 июля 1990 года меня назначили канцлером президента республики. В 1992 году я был руководителем первой делегации ОБСЕ в Нагорном Карабахе, после начала войны между Арменией и Азербайджаном. С поста канцлера я ушел в 1992 году в связи с отставкой президента Вацлава Гавела.

С тех пор я прежде всего руковожу своим предприятием, то есть, главным образом, занимаюсь лесным делом и эксплуатацией памятников истории и культуры, которые были мне переданы по реституции; кроме того, по-прежнему работаю в ряде фондов, комиссий и союзов, где применяю на практике свой опыт долгой работы в области международных отношений.

Радости жизни сегодня у меня связаны с детьми и внуками. К моим хобби принадлежат политика, древнее и современное искусство, особенно новая архитектура. В последние годы постепенно передаю дела хозяйственные старшему выну Яну и собираюсь использовать все силы и опыт полностью использовать на благо Чехии и ее жителей.»

Бремя шляхтича

Несмотря на возраст и занятость, Карел Шварценберг – остроумный и мудрый собеседник, у которого чешские журналисты вот уже 18 лет беспрерывно добиваются интервью. Естественно, людей интересует, как была организована жизнь юного князя еще в ту пору, когда он принадлежал к чешской «золотой молодежи» по праву рождения, и будущее могло казаться ему безоблачным.

«Мое воспитание – это заслуга моего отца. Он был прекрасным рассказчиком и имел прекрасный дар приблизить детям исторические события. Нельзя забывать о том, что, если человек вырос на Орлике, то он и вырос в истории. Стоило посмотреть по сторонам, и я видел на стене портрет маршала князя Карла, который у Лейпцига разгромил Наполеона; или лицо Адольфа, сражающегося с турками… Например, на Орлике была знаменитая карта битвы у Аустерлица в 1805 году, которую Наполеон подарил маршалу. Помню, что на карте были еще собственноручные пометки, сделанные французским императором, и вспоминаю отца, который нас с картой знакомил, чтобы популярнее рассказать о ходе сражения. Но для отца не так важна была история рода; скорее он интересовался историей человеческого мышления. А также чешской историей. От него я многому научился.

Большую часть детства я провел дома, не ходил я и в школу. Было ли это приятной привилегией, или мне это мешало? Чувствовал ли я себя в изоляции? Иногда мне это казалось достаточно мучительным; особенно – эта изоляция от других детей, плюс постоянный надзор, за который ребенок обычно стыдится. Остальные свободны, а я – нет. Однако это имеет и свои положительные стороны, это ведет к дисциплине, самообладанию. Впрочем, я пережил и времена, когда все политически изменилось, и вдруг из всего этого была привилегия негативная. Примерно года с 1948-го, вдруг мы стали «бывшими», и это отразилось и на детях. Помню, как однажды, вскоре после февраля 1948-го толпа детей на улице Воршилска. Этот опыт учит человека понимать, что каждая монета имеет две стороны. Но чаще всего человеку не повредит, если он что-то такое переживет в детстве.»
Человек, проживший такую сложную и богатую на впечатления, встречи и потрясения жизнь, безусловно, ценен для современников рассказами о трудном прошлом своей страны:

«Самое прекрасное воспоминание, связанное у меня с Чехией, относится ко времени моего второго приезда в ЧССР, в 1978 году. Это путешествие я предпринял по просьбе сына и младшей сестры, которая родилась в 1946 году, и когда мы уезжали, ей было всего два года. Они очень хотели повидать Чехию. Мы взяли с собой еще одного нашего друга. Приехали на Орлик, идем вниз, к замку, смотрим по сторонам, но я уже никого не узнаю. Все знакомые умерли, вокруг — лишь чужие люди. Я попросил приятеля, чтобы он купил вступительные билеты. Мне не хотелось платить самому, чтобы войти в собственный дом. Пришла гид, такая симпатичная девчонка, наверное, студентка; когда она родилась, мы были уже в Австрии. Она открыла дверь, впустила нас внутрь, хорошенько их затворила, потом посмотрела на сына, повернулась ко мне и говорит: «Ведь это же маленький Ян Шварценберг, не так ли?» Это было самое тактичное приветствие, которое я когда-либо слышал.

Что я помню о немецкой оккупации? Однажды дядюшке Йиндржиху сообщили, что к нему в Глубоку-над-Влтавой приедет шеф штаба СА господин Лютце. Йиндржиху нужно было срочно решить проблему, как этих людей поприветствовать, чтобы при этом не выбрасывать руку вверх по нацистскому образцу. Думаю, ему удалось придумать нечто, что ни один Шварценберг до него не сделал. Начштаба СА приехал точно в срок, тут дядюшка подскочил к машине, открыл дверцу и говорит: „Grüss Gott!“ Так он вышел из положения — ведь в закрытом автомобиле сделать «хайль Гитлер» невозможно физически.»

Карел Шварценберг как бывший диссидент и активный чешский политик, с удовольствием рассуждает о месте людей своего (пусть и неофициального) звания в обществе, о мировоззрении и назначении человеческой жизни вообще.

«Что это означает – быть дворянином? Раньше ведь это, наряду с иными вещами, означало и право носить оружие… Впрочем, шляхтич был, с одной стороны, членом вооруженной дружины государя, а с другой стороны, нес ответственность за своих подданных и обязан был их защищать. Скажу так, что эта ответственность была и есть для нас самым важным. Все воспитание моих родителей, собственно, систематически вело нас к ответственности за наших людей.

Кто меня в последнее время вдохновил? Каждый, кто ставит в заклад свое собственное существование ради защиты прав других людей. То есть ведет себя как настоящий благородный дворянин.»

14.02.2008
журнал «ЧЕХИЯ – панорама» №1(12)/2008
Александр Гайдамацкий
***
Историки случайно находят дневник одного чудаковатого исследователя – профессора Артимуса Родса, в котором он описывает свои поиски Атлантиды. Вместе с дневником они находят и карту, которая начертана на гранях маленькой египетской пирамидки. Новые приключения начинаются. А значит, и новая серия конструкторов lego atlantis

Поделитесь со своими близкими!

Подпишитесь на нашу еженедельную email рассылку!

PharmMark.Ru - Фармацевтические сайты, создание, продвижение, SEO