«Опиум для народа»: спрос и предложение

«Религия есть опиум для народа», говорил гениально-противоречивый экономист и философ Карл Маркс. Он забыл прибавить, что таким же опиумом для народа были, есть и будут любые идеи, рожденные человеческим разумом в попытке понять законы жизни. В том числе – его собственная теория. И еще неизвестно, от передозировки каким именно «наркотиком» народ больше всего «ломает».
Люди верили везде и всегда. Религия неразрыно связана с возникновением и развитием культуры на Земле. В тупик заходят и вчерашние твердокаменные дарвинисты, которые, кажется, научились объяснять, как из простейших организмов развились более сложные, но не могут дать ответ на вопрос, как зародилась жизнь изначально. Настолько она – даже на элементарном уровне — сложна и недоступна нашему упрямому, гордому, но, увы, ограниченному человеческому пониманию.

Наши предки не задавались вопросами, вытекающими из новейших открытий астрофизики, генетики или химии. Но, кажется, хорошо осознавали свои малость и несовершенство, истово поклоняясь тому, что сегодняшние ученые с опаской и стыдливо именуют Высшим Разумом.

«Дикий народ, дети гор»

Сначала на территории Чехии жили кельты-язычники, по названию одного из племени которых – бойев – земля впоследствии получила латинское название Bojohemum или Bohemia. Современные исследователи жизни в те далекие времена, отделенные от нашей эры глубоким водоразделом христианизации Европы, отмечают рост интереса современного общества к эзотерическим наукам и язычеству. Приверженцы подобного мировоззрения полагают, что пришел их час показать миру, что «нет ничего совершеннее и чище, чем их вера и философия, основанные на любви к природе». Автор встречал немало чехов, которые гордятся своим якобы генетически подтвержденным родством с кельтами Франции, Англии или Ирландии.

Кельтское язычество было суровым, диковатым и шокирующим даже для римлян, тоже язычников, но более цивилизованных, без «варварского» фанатизма. Вот что писал римский консул Гай Юлий Цезарь, впоследствии дослужившийся до императора:
«Галльский (кельтский – А. Г.) народ в целом чрезмерно верен религии и культу богов. И потому те, кто страдает от особо тяжелых болезней, кто ходит сражаться и потому оказывается часто перед угрозой смерти, или приносят в жертву людей вместо животных, или дают клятву, что принесут такую жертву… Некоторые племена имеют огромных идолов, чьи члены, сплетенные из прутьев, заполняют живыми людьми. Потом идолов поджигают, и люди умирают в пламени этого живого костра…»

Исторические источники доносят до нас примерно 400 наиболее авторитетных кельтских богов. Например, бог Caturix был ориентирован на военное ремесло. Cernunos отвечал за вопросы оплодотворения и мужской силы; при этом он почему-то изображался с рогами на голове. У кельтов были и женские божества – например, богиня лечебной силы Sequana или богиня коней Epona. В Чехии ей поклонялись под именем Kotys. Очевидно, в ее честь названа и гора Котыз возле местечка Конепрусы.

Барды подпевали друидам

О кельтских жрецах тот же Г. Ю. Цезарь в своих заметках о Галлии писал, что они «проводят богослужения, заботятся о принесении государственных и частных жертв, трактуют религиозные вопросы. Молодежь с большой охотой идет к друидам за наукой. Друиды также выносят приговор, если было совершено преступление и устанавливают наказание…»
Друиды были священниками, самыми уважаемыми личностями кельтской общины. Сущностью их учения были вера в богов и бессмертную душу. Они призывали соплеменников к честности и храбрости. Друиды имели большой политический вес, воспитывали детей кельтских вождей. Хотя они знали письменность, но знания свои передавали устно. Чтобы достичь сана друида, человек должен был 20 лет зубрить азы религии. Друидам ассистировали барды, которые исполняли песнопения во время религиозных обрядов и праздников, поддерживали и развивали мифологию.

Кельты строили квадратные храмы, так называемые Viereckigschanz. В Чехии их обнаружили в поселках Мшэцкэ Жэгровицэ, Скршиплэ у Бероуна, Мерквартицэ у Йичина. Возможно, в этих храмах, как и в Галлии, были колонные залы с вытесанными на столбах головами. В отдельных помещениях находились и отрубленные человеческие головы: времена были, подчеркиваю, суровые и «чисто конкретные».
Каждый бог требовал определенную жертву, а также разный способ ее умерщвления. Жертв топили, сжигали или вешали. Люди приносили богам также дары в виде золота, драгоценностей и так далее. В Чехии один из таких кладов был обнаружен в 1892 возле поселка Духцов, в местном Большом гейзере. Археологи здесь нашли бронзовый котел, в котором было примерно 400 пряжек, 600 браслетов, множество колец и других предметов, — всего 1200 штук.

«Один юбер аллес!»

Примерно в середине первого века до нашей эры кельты ушли из Чехии, не выдержав натиска более мощных и агрессивных германских племён, прежде всего – маркоманов, которыми верховодил некто Марбод, «авторитет», объединивший под своим началом многочисленные восточногерманские племена от среднего Дуная до нижнего течения Вислы.
Германцы, как и кельты, были язычниками. Их пантеон тоже был достаточно обширен и солиден. Вот лишь наиболее значительные обитатели германского «Олимпа».
Один – отец всех, бог войны, учения и стихосложения. Хотя его почитают именно как бога воителей, он сам больше всего на свете ценил мудрость, и за возможность ее пополнения даже пожертвовал собственным глазом.
Фригга была главной женой Одина, божественной хранительницей всех женщин, богиней брака и материнства, матерью богов Балдра (отвечавшего за свет и весну), Года и Тира.

Тор – сын Одина от брака с Йорд, матерью Земли, защитницей права, порядка и стабильности. Творец громов и молний, он обладал молотом Мёллни, который наводил ужас на зловредных великанов, создававших германским богам проблемы.
Тир – бог чести, внушавший всем бойцам отвагу. Символ возвышенной жертвенности (чтобы спасти Одина в его бою с волком Фенри, Тир не пожалел для борьбы правую руку).

Фрея – богиня любви и красоты; руководила валькириями на поле брани, подбирая убитых воинов для последующего их перемещения в Валгаллу. Была женой Одина, который ее, однако, бросил. Фрея проливала по поводу его ухода золотые слезы.
Локи – бог-хулиган, искуситель, бог неожиданных перемен. Положение побратима Одина не мешало ему вносить в мир германских богов разнообразные неприятности путем провокаций и прочих нехороших поступков.
Балдр – бог утреннего света. Почти бессмертный, он, как и греческий Ахилл, имел слабое место – его можно было убить стрелой из омелы, что и случилось ввиду интриг нехорошего бога Локи. Балдр остается в мире теней до времени Рагнарок, то есть, согласно германским преданиям, конца мира.

Германцы ушли, выдавленные отсюда в 5-6 веках более сильным славянским соперником. Ушли, чтобы потом прийти в средние века, будучи вооружены новой религией, новой идеологией и стремлением завести здесь свои порядки.

Для Перуна ничего не жалко

Славяне тоже были изначально язычниками. Продвигаясь на Балканы и в другие регионы Европы, воюя и торгуя с византийцами, они постепенно попадали под влияние христианства. Историк Прокопий, который в 527-536 годах участвовал в походах военачальника Велизария, писал в своих книгах, что «славяне признают существование единого Бога, творца молний и Господина всего сущего, и приносят ему в жертву скот и разнообразных животных». Конечно же, Прокопий заблуждался, богов у наших предков было гораздо больше; очевидно, речь шла о Перуне как о титульном славянском божестве. Князья Киевской Руси, например, чаще всего клялись именно его именем да именем бога стад Велеса.

Восточные братья чехов почитали также Сварога, Даждьбога и Сварожича, управлявших соответственно Солнцем, огнем и благосостоянием. Западные славяне считали Сварожича также богом войны. Боги Хорс, Стрибог, Симаргл, трехглавый Троян и богиня плодоносящей силы и любви Мокош – их идолы стояли в Киеве, и им киевляне якобы приносили в жертву своих сыновей и дочерей. Святой огонь, который горел у статуи Перуна, не должен был погаснуть, иначе его хранитель рисковал головой.
Почитались и идолы животных, которых одновременно же приносили в жертву. Фигурки животных, а также куриные яйца, кур, петухов и цыплят археологи находят и в могилах чешских князей, похороненных на Пражском Граде в 10-11 веках, причем как в дохристианские, так и в христианские времена.
{mospagebreak}
«Чешский пирог»: претензии с Запада и Востока

По записанному в XII веке Козьмой Пражским преданию, первым князем славянского племени чехов был Крок, чья дочь Либуше вышла замуж за Пршемысла, простого пахаря. В результате этой романтической истории потянулась цепочка потомков: Незамысл, Мната, Воён, Унислав, Кресомысл, Неклан, Гостивит. И — Борживой, первым из Пршемысловичей принявший христианство.
На богатства местных язычников зарились со всех сторон. И по всему было видно, что недолго им осталось пребывать в своей языческой «бесхозности», скоро их духовным окормлением и совершенствованием их административно-хозяйственной вертикали должны заняться сильные соседи.

И в Риме, и в Константинополе решили, что пора чехов приводить к христианскому знаменателю. И католики, и православные, разумеется, тянули чешское одеяло каждый на себя. Борьба долго шла с переменным успехом. Сначала немецкие товарищи провели удачную пиар-акцию: в 845 году завезли в Регенсбург и окрестили 14 западночешских князей. Но через год Людовик Немецкий потерпел тяжкое поражение в Чехии; регенсбургское крещение не привело к немедленному основанию западно-христианской церкви в Чехии.
Политические связи Чехии с Моравией, где с 863 года началась просветительная и миссионерская деятельность византийско-славянских вероучителей Константина (Кирилла) и Мефодия, способствовали поначалу внедрению христианства по восточному обряду: чешский князь Борживой и его супруга Людмила были крещены епископом Мефодием при дворе моравского князя Святополка. Но, когда Святополк в 894 году умер, то Спитигнев и Вратислав, сыновья Борживоя, признали верховную власть немецкого короля Арнульфа, обязались платить ему дань и согласились подчинить Чехию церковной власти регенсбургского епископа. С этого времени в страну стал проникать латинский церковный обряд.

«Любимый город может спать спокойно…»

Тем не менее, славянский ритуал в Чехии удерживался ещё более 200 лет. Опорой и просветительным центром его был славянский монастырь на Сазаве, основанный святым Прокопием. Лишь в 1097 году славянские монахи были разогнаны из Сазавского монастыря, оккупированного бенедиктинцами. Святая Людмила осталась заветам Кирилла и Мефодия верна; по её желанию, старший её внук Вацлав, будущий святой и патрон чешского государства, был обучен славянской письменности.

Князь Вацлав был ревностным христианином, но неумелым государем: при нем немцы одержали над чехами ряд побед и принудили их платить дань. Преемник Вацлава, его брат Болеслав, коварно пригласив князя на церковное торжество, приказал его умертвить. Болеслав-Каин, по совместительству оказавшийся весьма способным правителем и военачальником, вёл упорную борьбу с Германией, но в 950 году признал-таки политическую зависимость от неё. Его сын Болеслав II (967—999) добился основания в Праге епископии. Первым пражским епископом был саксонец Детмар, знавший хорошо славянский язык, а вторым — Войтех (Адальберт).
Годы христианизации Чехии ознаменовались тесным переплетением церковной и политической властей; князья нуждались в поддержке епископов, и наоборот. Одни были заинтересованы в укреплении мощи других; вот почему, например, великий князь Вратислав II (1061—1092), когда представилась возможность, основал в Оломоуце отдельную моравскую епископию. Чем больше было в государстве епископских престолов, тем уважаемее было оно на континенте.

Принадлежность к сфере влияния римской католической церкви, участие в экспансионистских проектах, связанных с ее именем, приносили политические дивиденды. Например, историки отмечают, что наиболее спокойной порой раннего чешского средневековья было время правления Владислава II (1140-73). У него были основания дать народу пожить в свое удовольствие: в благодарность за участие в крестовом походе 1147 года император Фридрих пожаловал Владиславу королевский титул.

Получите вашу инвеституру

Но немцы и «латиняне» никогда не давали ничего «просто так». Когда Владислав умер и Чехию охватили междоусобные смуты, германский император Фридрих I отделил от Чехии Моравию и сделал ее маркграфством, а в 1187 году объявил епископа пражского Генриха-Брячислава «имперским князем», расчленив Чехию на два княжества — светское и церковное.

После смерти «имперского князя» избран был государем Владислав III. Он способствовал восстановлению чешской государственности тем, что провёл на сейме избрание нового епископа Даниила, лично дав ему инвеституру (символический предмет, утверждающий возведение в сан). Инвеститура была ключевым вопросом, как право первой ночи – для феодалов: в 1198 году король Филипп отказался от привилегии давать инвеституру пражским епископам в пользу короля чешского.

Подарки влиятельных западных друзей надо было отрабатывать. Знаменитый чешский «король златой и железный», Пршемысл-Отакар II (1253—1278) два раза отправлялся в поход на пруссов-язычников, содействуя распространению немецкого владычества.
Другой чешский «суперкороль», Карл IV добился у папы Климента VI учреждения в Праге архиепископской кафедры. А вот сын Карла, Вацлав IV, понимая, что влияние церкви может подорвать его собственный вес, стремился клерикалам противостоять. Этот конфликт закончился ссорой короля с архиепископом Яном из Йенштейна. Ссора была по-королевски бурной; по приказу государя был замучен и утоплен генеральный викарий архиепископства Ян из Непомука.

Но остановить экспансию католической церкови королю-кровопийце не удалось. Ее иерархи приватизировали не только моральный капитал, связанный со смертью мученика; они становились владельцами огромных финансовых капиталов. Одновременно шла и немецкая колонизация; мало-помалу в руки немцев попали все города Чехии. В народном сознании власть католической церкви и засилье немецких бюргеров слились воедино и кончились потом гуситским террором, «бессмысленным и беспощадным».

Пепел Гуса стучал в их сердца

Чехи гордятся тем, что пражский богослов, священник и ректор Пражского университета Ян Гус представил Европе идеи Реформации за сто лет до Мартина Лютера. Первенство – всегда вещь относительная: в середине 80-х годов 14 века в Чехии стали распространяться труды английского реформатора Джона Виклифа, которыми увлекся и Гус. Опрометчивую искренность Гуса католическая Европа не оценила: 6 июля 1415 года по решению собора в Констанце он был сожжён вместе со своими трудами.
Папа Римский еще в 1409 году послал Гусу «последнее китайское предупреждение» в виде буллы, позволявшей архиепископу проповеди Гуса запретить, а подозрительные книги, которыми он «смущал добрых чешских католиков», сжечь. Но король Вацлав тогда поддержал Гуса. В Чехии начались дискуссии вокруг интимной темы — института индульгенций, отпущения грехов за деньги. Гус индульгенции раскритиковал в пух и прах. Папа понял, что «несговорчивый чех» так просто не угомонится. И вызвал его на собор под залог императорского обещания личной безопасности. Император оказался хозяином своего слова: чешского реформатора немедленно взяли под стражу и приговорили к сожжению на костре.

В Праге был составлен протест против сожжения Гуса, подписанный 452 вельможами Чехии и Моравии вместе с аппеляцией к папе и с заявлением готовности покоряться лишь в той мере, насколько требования церкви соответствуют Священному Писанию. Гуситы настаивали на причащении с предоставлением мирянам не только просвиры, но и чаши с символической кровью Христовой. «Ну, это уж слишком!» возмутился папа, ревнитель церковных канонов.
{mospagebreak}
Чаша, полная крови

Причащение из чаши стоило стране и региону моря крови и слез. Рим объявил гуситов еретиками. Католики тут же замучили некоторых последователей Гуса, в частности, его сподвижника Иepoнима Пражского. Тогда толпа под предводительством шляхтича Яна Жижки взяла приступом пражскую ратушу; власть перешла в руки гуситов.

Выяснилось, что среди них есть радикалы (строго следовавшие духу и букве Священного Писания) и умеренные. Первые окопались на юге и основали город Табор; вторые («чашники» или утраквисты) были представлены жителями Праги. Разбив войско императора Сигизмунда под Прагой, гуситы выдвинули ему четыре требования: свободной проповеди Божьего слова; причащения под обоими видами; секуляризации владений церкви и духовенства и строгого преследования преступлений и пороков. Сигизмунд прочитал и решил воевать дальше. Эти войны (1420-1431) гуситов, черпавших вдохновение в истории борьбы ветхозаветных евреев, прославили; в свою очередь, пример гуситов вел вперед пуритан Кромвеля.

Сначала гуситы успешно оборонялись под предводительством Яна Жижки и Прокопа Голого, а потом перешли в наступление, опустошая соседние области и увозя громадную добычу. Наконец собор в Базеле утвердил мирное соглашение, разрешившее причащение под обоими видами.

От утраквистов до лютеран

Поняв, что религия есть продолжение войны и политики иными средствами, профессиональные чешские протестанты-утраквисты взялись устанавливать порядки «пражского двора». Вместе с католиками они интриговали против стойких утраквистов, которых возглавил верховный гетман Йиржи из Подебрад.

Вот пример: папа категорически отказался утверждать утраквистского ставленника Яна Рокицанского пражским архиепископом. Партия Йиржи Подебрадского взялась за оружие и захватила Прагу; Ян Рокыцанский стал главой всех утраквистов, а Йиржи – «лордом-протектором» Чехии, а потом — и королем. Папа Пий II потребовал от него безусловного подчинения авторитету церкви; Йиржи энергично запротестовал; другой папа, Павел II объявил его еретиком, лишённым королевского сана. По указанию Йиржи утраквисты избрали на престол Владислава II (1471—1516), старшего сына польского короля Казимира. Ожидания утраквистов не оправдались: безвольный и слабый король сблизился с католической партией. Религиозный накал общественно-политической жизни не спадал; в Чехию начало проникать учение Лютера, быстро распространяясь среди утраквистов. Чтобы усилить католические позиции, император Фердинанд пригласил в Прагу орден иезуитов, основал для них коллегиум святого Климента (1556) и восстановил архиепископство пражское.

Выпасть из окна и остаться в живых

Император Рудольф (1576—1611), слабый и больной человек, не преследуя протестантов, отвечал отказом на их просьбы помочь в распространении их религии. Иезуиты же тем временем основали в Крумлове вторую коллегию, пользуясь покровительством могущественных католических панов. Протестантская партия, исчерпав мирные методы борьбы, собрала войско и силой принудила Рудольфа подписать необходимые документы. Захватив в свои руки консисторию и университет, протестанты образовали государство в государстве. Рудольф попытался усмирить их, но дело кончилась низложением его самого.

Протестанты явно стремились к захвату власти. 23 мая 1618 года вожди движения во главе с графом Турном ворвались на Пражский Град. После бурного выяснения отношений мятежники выкинули из окна двух наместников, Ярослава из Мартиниц и Вильгельма Славату, а также секретаря Филиппа Фабриция. Лишь счастливый случай спас всех троих от смерти.
Иезуиты и архиепископ были изгнаны; временное правительство начало переговоры с протестантскими князьями Германии. Решительный император Фердинанд выслал в Чехию войска; началась 30-летняя война.

Раздавленные Фердинандом

Чехи избрали королём Фридриха Пфальцского. Он оказался неспособным правителем и вызвал неудовольствие тем, что окружил себя иностранцами и превратил чтимый народом собор святого Вита в кальвинистскую молельню. Между тем, осенью 1620 года войска католической лиги вошли в Чехию. Решительная битва произошла на Белой Горе. Чешское войско было разбито наголову; так была решена судьба протестантизма и сословной монархии в Чехии. Некоторые из главных участников восстания благоразумно покинули родину, боясь мести короля, но было много и тех, кто остался. Аресты главных мятежников начались по всей Чехии почти одновременно. 48 из них были преданы суду чрезвычайной комиссии; 27 — казнены.

Король провел «католическую реформацию»: все храмы передал в руки католиков; некатолики лишались гражданских прав и не допускались к занятию ремёслами и промыслами; их браки не венчали, не дозволяли им хоронить умерших на кладбищах. Наконец, в Чехии запретили всякое иное вероисповедание, кроме католического. Все эти меры вызвали массовую эмиграцию десятков тысяч семейств.

Бедствия Тридцатилетней войны довершили разорение Чехии: тысячи поселений были уничтожены; многие города были обращены в пепелище; из 2,5 миллиона жителей (1618 год) к 1650 году оставалось около 700 тысяч.

Паны дерутся – пусть их чубы и трещат

Пройдя через религиозно-политическую мясорубку средних веков, чехи уже в 17-19 веках, во времена абсолютной монархии, католизации и германизации страны сделали для себя четкий вывод: довольно предаваться фанатизму, бороться за осуществление идей всеобщей справедливости или Царства Небесного на земле. Надо заниматься решением своих личных, небольших, конкретных и насущных проблем, пить пиво, растить детей и с философской отстраненностью слушать речи тех, кто сулит торжество тотального счастья и искупление всех грехов. Гуситско-протестантское мессианство подорвало религиозные силы чешского народа; он философски сосредоточился на частной жизни, сытом мещанстве и эгоистических радостях бытия. Пусть короли и архиепископы, президенты и патриархи выясняют между собой отношения, спорят, чей Бог сильнее, — а мы посмотрим. Немцы научили чехов дисциплине – и с той же четкостью, с которой чешский солдат печатал шаг на плацу, он потом отправлял и культовые обязанности среднестатистического гражданина империи. Но умирать за эти идеи он уже не хотел. И эту нехитрую мораль буржуа-индивидуалиста чех бережно пронес через весь безумный 20-й век с его нацизмом и коммунизмом, войдя с нею в новое тысячелетие.

Чехия – «Турция Европы»?

Самой секуляризированной страной исламского Востока считается Турция, где религия столь же четко отделена от остальной жизни, как и мухи от котлет как в анекдоте об английских джентльменах. Чехия в Европе обладает тем же качеством — но с маленькой поправкой: в турецкие мечети тамошний народ ходит несравненно более массово и часто. Религия в Европе переживает упадок. В Чехословакии времен социализма эта тенденция еще более усугубилась; режим церковные институты «прессовал», атеизм же пропагандировался на государственном уровне. Результат – налицо: в 1921 — 1950 годах в стране было достаточно высокое и стабильное количество верующих (92 — 93%); в 1991 году эта цифра снизилась до 44%.

После революции 1989 года люди инстинктивно искали некое общечеловеческое и универсальное вероисповедание, религию толерантности и гуманизма («опиум для народа» все же нужен). Но ее не было, и тогда в дело пошли старые идеи секуляризации, то есть строгого отделения дел церковных от остальной жизни социума. Чехи – не исключение; во всей Европе происходит «структурная дифференциация» (отдельные сферы общественной жизни — политика, экономика, право, семья, религия — становятся самостоятельными и самодостаточными) и «приватизация» религии.

Богу – Богово, кесарю — кесарево

В конце прошлого – начале нынешнего столетия изучением этих вопросов в Чехии специалисты занимались в рамках исследований European Value System Studies. Выводы были для религий неутешительные: Чехия – одна из наименее религиозных стран Европы, наряду с Эстонией, Нидерландами и Швецией.

В группе людей, имеющих определенное вероисповедание, христиане составляли 97,5 %, в том числе 84 % респондентов были католиками. Религия в Чехии, особенно христианского толка, — это дело людей старшего возраста, поколений, рожденных в первой половине 20-го века. Чехов попросили разделить определенные сферы жизни по мере их важности. Была выстроена такая пирамида: в основании — семья, потом — работа, друзья и знакомые, досуг; замыкали список политика и религия.
Подавляющее большинство (до 80%) считает, что церковь не должна влиять на результаты выборов или решения правительства. Из общественно-политической жизни церкви все сильнее «выталкиваются» в сферу благотворительности, заботы о стариках, больных и бедняках.

48 % граждан считают, что церкви должны быть финансово самодостаточными (при отсутствии налоговых льгот), но лишь 8 % жителей страны согласилось бы с возвратом церквям всего имущества, которым они владели во времена Первой республики; 19 % вернули бы служителям культа то, что у них изъяли коммунисты после февраля 1948 года. Ярким примером противоречий является дискуссия о том, кому принадлежит кафедральный собор святого Вита. Церковь предъявляет свои права, тогда как светская власть ссылается на то, что строительство собора до его окончательного завершения в 1929 году всегда финансировалось государством и патриотически настроенными частными лицами.
{mospagebreak}
Разнообразие выбора

Крупнейшей религией Чехии является римско-католическая церковь. Иные христианские церкви объединены в Экуменическом совете. Его членами являются:

Церковь чехословацкая гуситская
Евангелическая церковь чешских братьев,
Евангелическая церковь методистская,
Братское объединение баптистов,
Объединение братьев,
Церковь братская,
Православная церковь земель чешских,
Старокатолическая церковь в ЧР,
Силезская церковь евангелическая аугсбургского исповедания,
Евангелическая церковь аугсбургского исповедания  в ЧР,
Апостольская церковь.

Ассоциативные церкви-члены Совета — Армия спасения и Чешская епископская конференция, представляющая римско-католическую церковь (в которую входят и греко-католики). Статус наблюдателей при Экуменическом совете имеют Церковь адвентистов седьмого дня и Федерация 10 еврейских общин в ЧР.

В последнее время часто упоминается чешский ислам, насчитывающий в своих рядах несколько тысяч приверженцев. Среди новообращенных мусульман-чешских граждан якобы преобладают женщины. Первая мечеть в Чехии была торжественно открыта в июле 1998 года. Проповедники ислама наиболее активно действуют в восточных регионах страны.
Есть несколько индуистских групп. В Чехии представлены все направления буддизма. Растет интерес к эзотеризму («религии посвященных»), в котором смешаны традиции христианства, иудаизма, ислама и древних религий Египта и Ближнего Востока.

Священный реестр

При коммунистах религии и церкви в Чехии строго контролировались: разрешалась деятельность лишь тех, которые были официально зарегистрированы (в 1989 году их было 18); государство платило служителям этих культов жалованье (одновременно имея возможность их контролировать).

В 1990 году первой ласточкой перемен была легализация Церкви Иисуса Христа Святых последних дней (мормонов). Потом был принят закон 308/1991 „О свободе религиозной веры и o положении церквей и религиозных сообществ». Духовные представители зарегистрированных государством на основании этого закона церквей имеют право доступа в общественные социальные и медицинские учреждения, жилые помещения воинских подразделений, тюрьмы и так далее. В качестве одного из главных условий регистрации было определено количество членов данного религиозного сообщества (по закону 161/1992 – 10 тысяч совершеннолетних лиц; для организации-члена Мирового совета церквей – хотя бы 500 членов). К зарегистрированным в 1991 году церквям прибавились лишь свидетели Иеговы да Лютеранская евангелическая церковь аугсбургского исповедания в ЧР.

Регистрация сегодня уже не имеет на повседневную религиозную жизнь никакого влияния. Церкви, которые не были зарегистрированы, могут свободно исполнять религиозные обряды, издавать и распространять специальные сочинения по литературе и литературу. Чтобы получить статус юридического лица, они регистрируются как общественные объединения или фонды.

Столпы христианства

Ведущее место среди чешских религий занимает католицизм, приверженцами которой являются 39,2% населения. Духовенство дает обет безбрачия (целибат). Особенностью является также почитание Богоматери, признание догматов о непорочном зачатии Христа и телесном вознесении Девы Марии.

В Чехии есть немногочисленная протестантская прослойка. Служитель этого культа лишен права исповедовать и отпускать грехи, он подотчетен общине. В протестантизме упразднены многие таинства (за исключением крещения и причастия). Молитвенные дома освобождены от алтарей, икон, статуй, колоколов.

Существуют также немало других западно-христианских конфессиональных общин; наиболее крупная — гуситская церковь. Она образовалась в 1920 году после разрыва с Римом, который тогда был непреклонен в осуждении Яна Гуса и его учения. Сейчас многие чешские католики приходят к выводу о необходимости канонизации Гуса с целью сохранения и увеличения влияния католической церкви.
Чешская православная церковь, к которой принадлежат 3% здешних верующих, входит в состав Церквей Вселенского православия. Богослужение здесь продолжительнее, поскольку включает в себя большое количество ритуалов. Духовенство в православии делится на белое (женатые приходские священники) и черное (монашествующие, дающие обет безбрачия).

Чешско-европейская религиозность в разрезе

Адальберт Пражский (Adalbertus Pragensis), он же Войтех или Войцех (955—997) — чешский епископ, католический святой. Особо почитаем в Чехии, Польше и Венгрии. Ему приписывается авторство старейших известных чешских и польских духовных песен — «Господи, помилуй ны!» и «Богородицы» (Bogurodzica).

Принадлежал к княжескому роду Славниковичей, конкурентов Пршемысловичей. Учился в Магдебурге, где при миропомазании получил имя своего учителя. В 982 году против своего желания был избран пражским епископом. Жил аскетично, отличался благотворительностью, ревностным служением церкви и необычайной строгостью. В 989 году добровольно сложил с себя сан епископа и поселился отшельником в бенедиктинском монастыре в Риме.

Спустя четыре года, вопреки желанию чешского князя Болеслава II, Адальберт снова стал здешним епископа. Основал в пражском предместье Бржевнов первый в Чехии мужской монастырь. Активно боролся с языческими верованиями, которые все ещё были здесь сильны. В 995 году по приказу князя Болеслава II четверо братьев Адальберта-Войтеха были убиты. Он вторично удалился в Рим, но в 996 году майнцский архиепископ потребовал, чтобы Адальберт в третий раз попробовал поруководить пражским епископатом. Папа Иоанн XV разрешил Адальберту в случае непокорности чехов уехать к язычникам; так он вскоре и сделал. После краткой миссии в Венгрии Адальберт поселился в Польше. Весной 997 года отправился с братом Гауденцием (Радимом) и другом Бенедиктом проповедовать христианство среди пруссов. 23 апреля 997 года погиб от руки прусских язычников неподалеку от нынешнего Калининграда. Его останки были выкуплены польским государем Болеславом Храбрым, причем вес выплаченного золота равнялся весу мощей великомученика. Спустя два года после смерти Войтех был канонизирован папой Сильвестром II.

В 1997 году, по случаю тысячелетия мученичества св. Адальберта, которое отмечала вся Европа, в Калининградской области на предполагаемом месте его смерти был установлен 10-метровый крест.

Преподобный Прокопий Сазавский (970—1053) — чешский пустынник, основатель Сазавской обители. Получив хорошее образование, был рукоположен в священники; женился, от брака родился сын Эммерам. Позднее избрал жизнь монашескую и поселился в бржевновском монастыре, потом — в пещере (Далеи у Йинонице) и, наконец, в лесах в долине реки Сазавы, где вёл аскетическую жизнь. Согласно легенде, однажды местные жители увидели, как он пашет поле на запряжённом в плуг чёрте, которого он погонял крестом. Постепенно рядом поселяются его ученики, жаждущие иноческой жизни; под покровительством князя Олдржиха возникает монастырь, первым игуменом которого и становится св. Прокоп. Монастырь был последним местом в Чехии, где совершалось богослужение на церковнославянском языке. В 1204 году Прокоп был канонизирован.

26.11.2008
журнал «ЧЕХИЯ – панорама» №11/2007
Александр Гайдамацкий

Поделитесь со своими близкими!

Подпишитесь на нашу еженедельную email рассылку!

PharmMark.Ru - Фармацевтические сайты, создание, продвижение, SEO