Кровавая тайна Бычьей Скалы

При произнесении словосочетания «Моравский карст» в глазах чешских любителей таинственностей и неразгаданностей и по сей день вспыхивает пламя неизбывной любознательско-исследовательской страсти. Этот уникальный природный комплекс возбуждает разгул буйного воображения посетителей при одном воспоминании о наличии в нём таких достопримечательностей, как извилистый лабиринт сталактитово-сталагмитовых пещер, окутанная преданиями и легендами подземная река Пунква или жутковатая пропасть Мацоха. И хотя сегодня Моравский карст (расположенный к северу от столицы края, города Брно) является прежде всего местом паломничества обкновенных туристов, а уж потом магнитом, притягивающим к себе разного рода авантюристов и любителей приключений, в этих местах по-прежнему много непознанного, неизученного, каковое влечёт к себе исследователей и любителей загадок.

moravsky-karst-2-n

Голоса из каменного века

Таких, каким во второй половине 19-го века был восторженный пионер чешской археологии и спелеологии, врач Йиндржих Ванкель. Крупнейшие открытия этого столпа любительских поисков древностей связаны именно с пещерой Бычья Скала, на полных правах входящей в Моравский карст. Вход в неё скрыт в глубине незаметного оврага, густо заросшего деревьями и кустарником. Здесь, близ деревни Крштины, Ванкель впервые начал раскопки в далёком 1867 году; ему удалось найти следы обитаемости данных мест времён начального периода каменного века: простые каменные орудия труда, изделия из костей мамонтов и медведей, гальку, украшенную короткими поперечными бороздками, а также человеческую челюсть. В те времена это была, бесспорно, научная сенсация: речь шла о древнейших следах существования человека в Чехии! Находки из моравской пещеры немедленно были поставлены бок о бок с уже прославленными в то время открытиями аналогичного рода в пещерах Франции, Англии или Германии.
Однако на самую большую тайну Бычьей Скалы, как ни странно, наткнулся вовсе не любознательный пан Ванкель, но двое скромных студентов, летом 1869 года приехавшие на каникулы в деревню Оломучаны, лежащую неподалёку. Влекомые жаждой приключений, двоюродные братья Густав и Эрнест Фелклы отправились на разведку в ставшую уже знаменитой пещеру. Густав, пытливый слушатель медицинского факультета, обратил внимание на то, что на дне «предбанника» Бычьей Скалы, в наносном слое песка (который тут время от времени добывали рабочие для недалёкой рудоплавильни) лежат какие-то кости. Немётанный глаз медика немедленно распознал в них фрагменты человеческого скелета; в надежде на какую-нибудь интересную находку братья начали рьяно рыться в песке. Вскоре их усердие было вознаграждено: студенты наткнулись на древнюю глиняную посуду. Когда молодые люди осматривали её, из доисторического «сервиза» выпала спёкшаяся глыба, которая тут же разрушилась у них под руками, явив взорам студиозусов… бронзовую статуэтку бычка. Молодые люди не поверили своим глазам. Ведь только представьте: пластическое изображение быка было найдено в пещере, с незапамятных времён называемой не иначе, как Бычьей Скалой! Студенческие души затрепетали в предвкушении великих открытий.

Пение из подземелья

Сообщение о фантастической находке между тем по «исследовательскому телеграфу» докатилось и до Ванкеля. Археолог-любитель понял, какую он допустил оплошность, изучая до сих пор лишь внутреннюю часть пещеры и пренебрегая её «предбанником». Находка двух студентов тут же навела его, известного чешско-моравского патриота, на мысль, что Бычья Скала, очевидно, была славянским святилищем, где далёкие предки нынешних жителей Богемии поклонялись некоему быкообразному божеству, подобному древнеегипетскому божеству Апису, воплощавшему бога Птах, создателя мира и себя самого, праотца богов и людей. В этих мыслях Ванкель был не одинок. Романтически настроенные исследователи 19-го века активно полагали, что славянские культы могли быть связаны с древнеегипетской религией, заимствовать её мотивы и вдохновляться ею. Бронзовая же статуэтка из моравской пещеры, совершенно очевидно, была именно культовым предметом.
И тут Йиндржих Ванкель вспомнил о легенде, которую о Бычьей Скале рассказывают. Якобы отсюда в полночь доносится пение и причитания; тут будто бы зажигаются таинственные огни и дико стучат костями скелеты. Ванкель, как и иные археологи того времени, верил, что легенды отражают некие стародавние факты действительности. Находка бронзового бычка явно подтверждала его предположение о языческом святилище, которое он в патриотически-восторженном порыве немедленно отнёс на счёт древних славян. Решив проверить гипотезу на месте, он самолично в 1872 году вновь исследовал пещеру. Эта экспедиция принесла ему главное открытие всей его жизни, по поводу которого известные археологи до сих пор пожимают плечами, говоря о непонятной загадке и ужасной тайне.

moravsky-karst-n

Груда скелетов

Чтобы добраться да неё, Ванкелю поначалу пришлось справиться с нагромождением известняковых валунов — следами обвала, случившегося две с половиной тысячи лет назад. Лишь после этого он наткнулся на обширное пожарище, покрытое толстым слоем пепла и остатками обуглившихся или обгоревших деревянных брусьев. На давно остывшем огнище почивали… останки воза, окованного бронзовыми и железными пластинами. Рядом Ванкель нашёл нечто вроде каменного алтаря, на котором лежали… отрубленные человеческие руки, то есть, разумеется, их костные останки, унизанные множеством перстней и браслетов.
Это были не единственные людские кости в пещере. Напротив, создавалось впечатление, что здесь в самом отдалённом прошлом случилось что-то кроваво-ужасное. Скелеты (целые или фрагментированные) валялись буквально повсюду: от обезглавленных трупов до черепов, некоторые из которых были превращены в чаши. Одна такая «чаша» доверху была наполнена обуглившимся зерном. Другой череп был помещён в бронзовый котелок. Среди скелетов встречались «декорированные» весьма изящно обработанными золотыми или бронзовыми украшениями, часто инкрустированными янтарём. Всего потрясённый Ванкель насчитал в пещере около 40 человеческих скелетов. В процессе дальнейших исследований он обнаружил, что останки в большинстве случаев принадлежали молодым девушкам. Но были тут и два конских скелета, а также кости иных домашних зверей.

punkevni-jeskyne-n

Вельможу — в последний путь

Встал вопрос: что за страшная драма здесь разыгралась? Доктор медицины Ванкель, пораскинув мозгами, решил, что речь шла о ритуальном захоронении стародавнего вельможи. Тут всё сходилось одно к одному: убитые молодые девушки или даже девочки (возраст некоторых не превышал 13 лет) были, очевидно, многочисленными супругами тогдашнего «олигарха», которые по традиции сопровождали любимого муженька на тот свет. Что же касается «останков» колесницы, видимо, она была погребальной и должна была благородно-сановного князя-вождя доставить в царство мёртвых. Подобное ритуальное использование колесниц известно по находкам в иных аристократических могилах древнего периода каменного века, именуемого также гальштатской эпохой (примерно 700-500-е годы до нашей эры).
Доктор Ванкель, выдвинув свою смелую и остроумную гипотезу, даже литературно «запечатлел» собственное представление о погребении вельможи. Позже эту «зарисовку с древней натуры» опубликовал его внук, также знаменитый археолог и профессор Карел Абсолон (1887-1960) в своей книге «Моравский карст»: «… Длинная и торжественная процессия неспешно тянулась по заброшенной долине. Она медленно передвигалась по непроходимому пути, пока не достигла пещеры. Процессия эта была похоронной. На деревянном возе, обитом бронзовыми пластинами и железом, запряжённом двумя лошадьми, лежал труп. Следом шли вооружённые мужчины, увлекавшие за собой множество женщин и девушек… Перед пещерой процессия остановилась. В «предбаннике», озарённом слабым, но магическим отблеском дневного света, был сложен штабель деревянных поленьев для костра, а возле него стоял каменный алтарь. Воз с телом усопшего водрузили на штабель с дровами и подожгли. Пламя с треском взлетело ввысь и озарило тёмную пещеру, представив взору присутствовавших ужасающую сцену… Женщин и мужчин затолкали вовнутрь, сгруппировали вокруг кострища и умертвили. Некоторым отрубили руки, иным рассекли надвое черепа; ужасающее избиение длилось до тех пор, пока все несчастные жертвы не скончались в мучениях… Коней, овец, коз и свиней разрубили на куски, которые разбросали по пещере. Из сосудов с жертвенными дарами соорудили небольшой «курган»; повсюду разбросали зерно. Когда погребальный пир подошёл к концу, а тело покойного вместе со всеми остальными предметами превратилось в кучу пепла, множество людей принялись заваливать трупы жертв и весь пещерный «предбанник» огромными камнями, дабы защитить священное место от вторжения богохульников и замести следы погребения…»

Полную версию статьи читайте в журнале ЧЕХИЯ-панорама №32/3/2011

Поделитесь со своими близкими!

Подпишитесь на нашу еженедельную email рассылку!

PharmMark.Ru - Фармацевтические сайты, создание, продвижение, SEO