Дворцы и храмы «денежных мешков»

 Банкиры всегда были склонны показывать окружающим, что дело, служение «культу Маммоны» в его общественно-приемлемом варианте есть дело государственной важности. И здания для этого нужны соответствующие. Символизирующие как истину «не подмажешь — не поедешь», так и роль денег как универсальной экономической «горюче-смазочной жидкости». Известно, что кредитованием в Древней Греции издревле занимались храмы. Особенно известными были святилища в Дельфах, Коринфе, на острове Делос. Не мне вам говорить, что храмы предки наших православных южноевропейских братьев делали на совесть. Сейчас турист даже на их развалины, и то валом валит посмотреть.

Храмово-банковский интерьер тоже был обставлен со вкусом. Основное внимание уделялось «сейфам», то есть горшкам, в которых хранились разные монеты 1136 (!) греческих городов. Тогдашнее народное хозяйство так и называлось — «экономика горшков». Причем емкости под деньги были не только из глины, но и из металла, дерева, кости, текстиля и кожи. Изображение на одной античной вазе позволяет предполагать наличие несгораемых сейфов. О престиже банковского дела в Древнем Риме хорошо сказал Гай Петроний Арбитр, живший в 1-м веке нашей эры: «Чье самое трудное занятие, после литературы? По-моему, лекаря и менялы. Меняла же сквозь серебро медь видит». Чтобы лучше видел серебро, меняле нужно было создать соответствующие условия работы. И создавали.

Чешский Уолл-стрит, или «Золотой бульвар»

Памятуя заветы античных классиков товарно-денежных отношений, прижимистые и умеющие деньги считать чехи (в отличие от многих своих братьев-славян) никогда не страдали от их острого недостатка. Особенно это их качество проявилось в эпоху развития капитализма. Который, впрочем, не замедлил напомнить чехам о вреде зазнайства. Интенсивное развитие чешской экономики, связанное с приходом сельского населения и развитием мануфактур после отмены крепостного права в 1780 году, прервала катастрофа 1811 года, когда Чехия пережила «дефолт», банкротство государства и обесценение валюты. Чехи поняли, что без сильных банков сильное народное хозяйство им не построить. И что экономить можно на всем, кроме хороших финансов. А также домов, в которых эти финансы живут.
Главные банковские центры, разумеется, возникали и развивались в Праге, а конкретнее — в самом сердце столицы королевства Чешского. Широкий бульвар, который сегодня именуют На Пршикопе, возник в конце 18-го века на месте остатков пражских фортификаций — «пршикопов», или рвов, тянувшихся от Пороховых ворот к воротам Гавелским (которые стояли на месте сегодняшней станции метро Můstek). Интересно, что это место когда-то занимало древнее поселение с очень точным названием Худобице («худый» по-чешски означает «бедный»). И в средние века ничто не предвещало, что бедный квартал станет одним из самых богатых в Праге, и банкиры будут соревноваться друг с другом за право построить здесь свой банк.

Под сенью бога Меркурия

Более, чем 110 лет пражане и гости чешской столицы с восхищением рассматривают здание сегодняшнего UniCredit Bank (бывшего Земского, а позже — Предпринимательского банков). Оно выросло на месте бывшего Музея королевства Чешского в 1896 году, в стиле чешского ренессанса по проекту архитектора Поливки. Главный фасад здания был обращен на улицу На Пршикопе. Украшали его лучшие художники: эскизы люнетов сделал сам маэстро Миколаш Алеш.  Впечатляющие мозаики, сверкающие золотом, олицетворяют источники хозяйственного благосостояния и патриотические аллегории. По обеим сторонам от главного входа — скульптуры Станислава Сухарды, изображающие Торговлю, Промышленность, Земледелие и Технологию. Лицом к  Пороховой башне обращена статуя бога торговли Меркурия. Еще более богат интерьер банка. В вестибюле, например, находятся две большие картины Макса Швабинского: «Святой Вацлав, благословляющий народ» и «Аллегория Благополучия и Труда». Центр здания — главный банковский холл со стеклянным потолком, гербом королевства Чешского и геральдическими знаками городов.

Бульвар На Пршикопе издавна был неравнодушен к финансовым делам. Еще австрийцы здесь построили для «младших братьев-чехов» первое здание Банковского управления.  Когда Чехия в середине 19-го века, оправившись от ударов судьбы, начала входить в неплохую экономическую форму, встал вопрос о собственных «храмах финансов». После возведения в 1841 году второго моста через Влтаву коммуникационная артерия Национальный проспект — Пршикоп с примыкающей к ней Вацлавской площадью стала центром города. Близость нового Пражского вокзала (сегодня — Масарикова) благоприятствовала строительству больших банковских домов именно в этом районе. Здесь вырастают здания банков: Чешского сберегательного (1857-63), Ипотечного чешского (1889-90), Городского пражского сберегательного (1891-94), Земского (1894-96), Предпринимательского (1898-1901) и Пражского кредитного (1899-1902).

«Тюнинг» для неоренессанса

Банк Česká spořitelna месяц назад торжественно открыл  отреставрированный филиал на улице Rytířská. Здание было построено в конце 19-го века для нужд Городского пражского сбербанка по проекту А. Виела и О. Поливки. В оформлении его участвовали Ф. Женишек, К. В. Машек, Б. Сухарда, М. Алеш — словом, знаменитая художническая гвардия рубежа позапрошлого и прошлого веков. Теперь, после 4 лет ремонтных работ клиенты вновь смогут посетить прекрасный дворец в стиле неоренессанса. Флагман сети филиалов Чешского сбербанка будет служить интересам мелких и фирменных клиентов, однако здание смогут навестить и «обыкновенные смертные», не имеющие счет в этом банке: здесь для них открыты кафе и конференц-центр, где вполне возможна аренда конференц зала. Реконструкцию провел коллектив под руководством архитектора Габриэлы Капраловой. Отремонтировали крышу, световые колодцы, каменный «кожух» из горжицкого песчаника; «омолодили» окна и слесарную начинку. Санации подверглась поврежденная при наводнении 2002 года каменная кладка в подвале.

Банк-дворцестроитель

Больше всех строил и наиболее бурно развивался, конечно же, первый акционерный чешский банк — Предпринимательский (по-чешски — «Живностенский», или просто «Живнобанк»). Выгодные сделки позволили ему в 1896 году скупить дома, на месте которых было построено новое здание банка, в которое  «Живнобанк» переехал 16 июня 1900 года из помещений, которые он до той поры арендовал в пражском квартале с несолидным названием «Базар». В 1896 году банк получил 700 тысяч золотых чистой прибыли, а дивиденды его акционеров равнялись 7%. Рядом со знаменитыми отелями «Голубая звезда»  и «У черного коня», на месте, где раньше стояли дома «У железного мужчины» и «У трех карпов», в 1898-1901 годах построили новехонькое здание «Живнобанка». Знаменитый архитектор тех времен Освальд Поливка спроектировал 4-этажный неоренессансный минидворец с мансардовой надстройкой. На аттике здания, на уровне 7-го этажа была размещена красноречивая скульптура Антонина Поппа «Гений со львом, держащим в лапе земной шар». Кто тут гений, и почему он в таких дружеских отношениях со столь влиятельным львом, всем было понятно.

Модерновая «сецессия»

Что объединяет здания бывших Земского, Пражского кредитного или Национального (бывшего Венского) банков? Стиль «сецессия». Его основала в Вене, в 90-х годах 19-го века, группа «Сецессион» (Уход). В нее входили молодые художники, решившие порвать с традициями искусства предшествующих поколений. Они были не одиноки. Во многих странах тогда, независимо друг от друга, возникают направления, единые по мысли, но со своими особенностями: немецкий «югендстиль», венско-пражская «сецессия», западноевропейский «арт нуво», русский «модерн»… Рождение чешской «сецессии» связывают с Яном Котерой, учеником Отто Вагнера, профессора Венской академии искусств. На протяжении первого десятилетия 20 века стиль стал популярным, заняв место неоренессанса. Известные зодчие (например, О. Поливка, Б. Бендельмайер и другие) и декораторы воплощали свои фантазии с неповторимо-искусной изобретательностью и на высоком художественном уровне.

Деньги есть — иди к Поливке

Подобно тому, как Предпринимательский банк выгодно выделялся на фоне остальных, так и архитектор Освальд Поливка (1859-1931) был в свое время первым среди равных, особенно по части получения выгодных заказов от богатых банков. Он учился архитектуре в Пражской технической академии, а с 1890 года начал самостоятельную практику. Ввиду чрезвычайного таланта Поливка был востребован самыми богатыми инвесторами того времени, поэтому и проектировал, в частности, эксклюзивные здания банков, сберегательных касс и страховых компаний. К чести удачливого зодчего надо сказать, что он не только хорошо зарабатывал, но и поддерживал и пропагандировал чешское изобразительное искусство.

Наследие зодчего

К главным столичным произведениям мощного чешского архитектора рубежа 19-20-го веков Освальда Поливки принадлежат: Пражский городской сбербанк (улица Рытиржска, неоренессанс, 1892-94); Земский (потом — Предпринимательский) банк в Праге (На Пршикопе, угол Неказанки, неоренессанс); Предпринимательский банк в Праге (На Пршикопе, напротив Пороховых ворот; 1898-1901, позже здание снесено); второе здание Земского банка в Праге (На Пршикопе, угол Неказанки, 1909-11); дворец Чешского банка (Вацлавская площадь, угол Водичковой улицы, неоклассицизм, 1914-16).

Наряду с Й. Зитеком, А. Виелом и Й. Шульцем, Поливка стал одним из центральных фигур чешского неоренессанса. Его совершенное знание исторической морфологии, художественная фантазия, стремление к мощному и динамическому самовыражению, а также длительное сотрудничество с выдающимися чешскими художниками, прекрасно оформлявшими его здания, вели его творчество далее, к необарокко (Городская страховая компания на Старомнестской площади), модерну (Муниципальный дом в Праге), а в последние годы — и к неоклассицистскому модерну (Чешский банк на Вацлавской площади).

«Золотой крест»

Как до, так и после первой мировой войны в столице новоиспеченной Чехословакии царило оживленное строительство. Процесс ускорился в 1922 году, когда в результате слияния с пригородами Прага стала городом с 600000 жителей. На главной площади страны, Вацлавской, а также на больших улицах, площадь пересекающих (28-го октября, На Пршикопе, Национальный проспект), вырастали самые роскошные здания, многие из которых были именно банками. Общественно-торговый центр, возникший здесь, получил название «Золотой Крест». На «Вацлаваке» разместились, например, Чешский, Земельный (Моравский), Инвестиционный и Чешский банки. Последний приступил к коммерческой деятельности в помещении так называемого «дома Стыбла» на этой же площади. Впоследствии, разбогатев, его хозяева перестроили для своих нужд здание, находящееся рядом, на углу Вацлавской площади и Водичковой улицы.

Банки «Вацлавака»

На «сакральной» площади Праги лучшие архитекторы в конце 19-го — начале 20-го веков построили несколько банковских центров. Сначала Матей Блеха возвел первое в Чехии железобетонное здание — Земельный (Моравский) банк (дом №40, угол Штепанской улицы) в стиле позднего модерна с элементами кубизма и характерной башней-«фонарем». Сегодня оно считается шедевром, а почти 100 лет назад коллеги Блехи ополчились на него, называя творение «помпезным архитектурным монстром». Потом, в 1914-16 годах  архитекторы Й. Сакарж и О. Поливка в стиле неоклассицизма создали дом №32 — для Чешского банка. Наконец, Франтишек Ройт в 1920-31 годах  построил на месте пивоваренного завода (дом №42) Инвестиционный банк.

Госзаказы — для неоклассицистов

С приходом Первой Республики усилилось влияние чешских банков, чье место ранее занимали австрийские и немецкие. Наиболее репрезентативным в этом отношении считался как раз стиль неоклассицизм, отразившийся в полной мере в постройках дворцового типа, который предпочитали заказчики из числа торгового, финансового и административного истэблишмента.

Интеллект идеологии

Неоклассицизм делал акцент на упорядоченность и дисциплину, мыслительную и выразительную логику, интеллект. Как известно, каждый новый политический строй стремится увековечить свою мощь, воплощая идеологию в материальной культуре. Основание независимой Чехословацкой Республики 28 октября 1918 года дало архитектуре новый импульс, потому что для размещения новых государственных институтов было необходимо строить новые здания или же перестраивать старые в соответствии с потребностями возникающих учреждений и организаций. Неоклассицизм стал единственным направлением межвоенной архитектуры, которое делало акцент на монументальность.
Неоклассицизм, однако, превалировал лишь в зданиях, связанных непосредственно с функционированием государственного и экономического аппарата. Неоклассицистам (особенно — той его ветви, к которой принадлежали ученики профессора Вагнера, бывшие когда-то ортодоксальными архитекторами-модернистами — Энгел, Ройт, Гипшман или словенец Йосип Плечник), удалось получить наиболее солидные государственные заказы. Пражский неоклассицизм 20-х годов 20-го века более всего отвечал стремлению слоя финансистов и высокой государственной бюрократии «консервировать» тогдашнее политическое устройство. В стиле неоклассицизма были построены многие пражские банки, страховые компании, сберкассы и многие другие официальные административные учреждения.

Строгие линии легионеров

После первой мировой войны с необычайной силой возрастает самосознание чешской нации. Народные мотивы значительно усиливаются и в деятельности архитекторов-кубистов. В 1919 году, когда возникла необходимость основать банк для того, чтобы доблестные чехословацкие легионеры могли хранить в нем свои избыточные средства, проектировку здания поручили Йозефу Гочару. Тот выполнил заказ в новом тогда стиле рондокубизма. В отличие от кубизма традиционного, острые грани, кубы и пирамиды здесь «сглаживались», приобретая закругленные формы в традиционно славянском стиле. Фасад построенного в 1921-23 годах банка Чехословацкого Легиона был поделен на три неравномерные горизонтальные пояса. На четырех вертикальных колоннах Гочар расположил фигуры «атлантов» работы скульптора Яна Штурсы, а над ними — барельеф Отто Гутфройнда с мотивами победных сражений легиона в первой мировой войне во Франции, Италии и России. Далее следует четырехэтажная «административная» часть – выполненное в красно-белых национальных цветах сочетание цилиндрических опор и дугообразных перекладин. Витражи и отделка во внутренних пространствах здания выполнены замечательным художником Франтишеком Киселой. В цокольном этаже здания был построен концертный зал с органами, который позднее был переоборудован в театральный.

Аппетит приходит во время еды

В ХХ веке продолжалось индустриальное развитие страны. Перед второй мировой войной Чехословакия была одним из самых развитых государств мира; например, в 1937 году ВВП на душу населения здесь был таким же, как во Франции. Это не могло не сказаться на благополучии банков. Богатые становились еще богаче.

Во второй половине 30-х годов «дворец Поливки», о котором было сказано выше, стал тесен для бурно растущего финансового дома «Живнобанка». Пришлось «расширяться». Для этого выбрали проект архитектора Франтишека Ройта (который к тому времени успел построить, например, здание Почтового сбербанка на Вацлавской площади). Но реализация проекта (постепенный снос старого дворца и постройка нового на его месте и на участках, где раньше были соседние отели) из-за всеобщего хозяйственного кризиса была отложена до лучших времен, которые настали в 1935 году. Новое здание «Живнобанка» сдали в эксплуатацию лишь в 1942-м. Строительство впервые связало соседнее здание Биржи сельхозпродуктов с банковскоим дворцом. В пассаже, который функционирует до сих пор, нашлось место и для магазинов с ресторанами. Неоклассицизм проявился не только на внешнем фасаде дома. Центральный колонный зал или могучая лестница доминируют во внутреннем пространстве. Иногда этот стиль именуют «международным», чтобы подчеркнуть его вневременную монументальность.

Пять миллиардов — «на ветер»?

Новая штаб-квартира «Живнобанка», построенная в 1942 году, своему инвестору служило недолго. Уже в 1950 году его «заграбастал» Госбанк Чехословакии (сегодня — Чешский национальный банк, ЧНБ), до второй мировой войны по иронии судьбы находившийся на нынешней улице Политических узников, да еще в доме, где сегодня располагается резиденция Компартии Чехии и Моравии. Переехав из столичной «периферии» на «Золотой Крест», главный банк государства продолжает обитать на «Пршикопском» бульваре и по сию пору.
В 1997-2000 годах ЧНБ провел реконструкцию комплекса своих зданий. Проект стоил 5 миллиардов крон и, поскольку финансировался из казны, большинство населения сочло сумму «деньгами, выброшенными на ветер» и «капризом госчиновников». Реконструкция под руководством архитектора Владимира Кружика сохранила элементы стиля арт деко; специалисты считают этот факт несомненным успехом проекта. Было решено сделать дубликаты всей «начинки», включая интерьер, мебель, полы и так далее, причем точно из такого же материала и с соблюдением технологий 60-летней давности. Поэтому удивляться дороговизне проета не стоит — ведь речь идет о памятнике архитектуры. Но критики не унимаются: старое здание гораздо дешевле было бы, сделав хороший ремонт, приспособить под представительский центр ЧНБ с постоянными экспозициями по истории банковского дела, конгресс-залами, банковскими клубами и так далее. Строительство же совершенно нового здания Нацбанка, пусть даже работы знаменитого современного архитектора, обошлось бы дешевле. Кстати, самым главным фактором, повлиявшим на цену реконструкции, была временная аренда помещений для нужд ЧНБ: в среднем квадратный метр стоил 7400 крон в год! Нацбанк же, словно сирота казанская, ютился в 8 разных зданиях целых 2,5 года!

Гимн урбанизму и экологии

Критики пишут, что большинство банков, «завещанных» Чехии полными экономической и архитектурной сумятицы 90-ми годами прошлого века, — это герметичные здания банков-крепостей, снаружи и изнутри выложенные «панцирем» из мрамора. Холодные и надменные, они словно несут в себе склонность общаться только между собой, отличаясь «эксклюзивностью высокомерной иерархии ценностей». Возможно, новый банковский центр в Праге-Радлице станет приятным исключением из этого правила.

Три года назад банку ČSOB надоело платить «безбожные» деньги за аренду старинного здания на центральном бульваре На Пршикопах. Руководство решило построить собственную резиденцию в пражском районе Радлице. В 2007 году она гостеприимно распахнула двери  для 2400 работников банка и бесчисленного количества клиентов. Первоначально кое у кого из руководства банка были мысли „построить небоскреб“, но победил здравый смысл, который проявился и во время начала стройки. Оно было положено не традиционной закладкой первого камня в фундамент, но посадкой дерева. Специалисты говорят, что новое здание работы ателье архитектора Йозефа Плескота зиждится на трех китах: экологически ориентированной концепции, гибком и комфортном офисном пространстве, а также функционально-технически высококачественном решении.

Овес нынче дорог

Строительство радлицкого комплекса ČSOB обошлось в 2 миллиарда крон; из них расходы на экологию равнялись 40 миллионам. В возведении здания преимущественно были использованы дерево, бетон, стекло. Обновление близлежащей часовни святого Яна Непомуцкого обошлось в 0,5 миллиона, а за рекультивацию парка и района перед станцией метро Radlická было заплачено 8 миллионов.
Здание очень бережно и экономно использует естественные ресурсы и отдает предпочтение тем из них, которые являются возобновляемыми. Во время строительства были минимально задействованы сложные с точки зрения сырья, энергии или экологии или же неподдающиеся рециклированию материалы и технологии.  Что касается эксплуатации, дизайн автоматических систем здания настроен на оптимализацию потребления и экономию энергии. При разумном управлении тепловым режимом котельная и зимой преимущественно отключена. Здание имеет собственную регулировку использования дождевой воды и «умную» систему управления жалюзями в зависимости от интенсивности света, положения солнца и внешней температуры.

Сертификат и еврослава

Здание нового центра ČSOB в Праге-Радлице получило золотой американский сертификат LEED (Leadership in Energy and Environmental Design, Green Building Rating Systém), подтверждающий принадлежность банка к числу высокоэффективных «зеленых» построек. В конце сентября 2008 года Чешская палата архитекторов выставила трех кандидатов на конкурс лучших вновь построенных зданий в странах ЕС. В их числе — и коллектив авторов нового центра ČSOB, крупнейшего сооружения Центральной Европы, построенного по самым высоким  экологическим нормам.

Банк имеет супермодерновую систему Archibus, которая «рулит» всем зданием (речь идет о так называемой системе facility management). Софтвэр в будущем сможет не только резервировать помещения для заседаний или служебные автомобили, но и, например, обращать внимание персонала на наличие свободных рабочих мест, вести учет мебели или заказывать недостающие элементы интерьера. С помощью Archibus’а работники смогут видеть, где находится их коллега, как найти ближайший ксерокс или же каким образом максимально быстро добраться до зарезервированного зала. Наверное, за такими экологически и интеллектуально высококлассными банковскими офисами Чехии — будущее. Так отныне, очевидно, будут выглядеть новые дворцы и храмы финансов страны, важность которых останется для государства незыблемой.

26.02.2009
журнал «ЧЕХИЯ – панорама» №18(1)/2009
Александр Датий

Поделитесь со своими близкими!

Подпишитесь на нашу еженедельную email рассылку!

PharmMark.Ru - Фармацевтические сайты, создание, продвижение, SEO