«Бог, честь, родина» и волчьи клыки князей Кинских

 Имя Кинских возникло в результате неправильного, германизированного произношения и написания первоначальной фамилии Вхински (Wchynský). Первым известным предком нынешних дворян был, очевидно, Мартин из Медведице, живший в начале 13-го века. В 1370 году его потомки приняли имя по названию деревни и крепости Вхинице в окрестностях города Литомнержице. Но в ту пору Вхинские-Кинские были скорее богатыми "хуторянами", чем дворянами. В отличие, скажем, от тех же Лихтенштейнов, ставших полноценными дворянами уже в 12-м веке, Лобковицев или Штернбергов (13-й век), о которых "Чехия Панорама" писала в предыдущих номерах. Лишь 400 с лишним лет спустя после возникновения на северочешской авансцене Мартина из Медведице, в начале века 17-го, Кинские получили титул имперских графов, а в 18-м веке одна из ветвей удостоилась и княжеского звания.

Ловкость рук

Существует версия, что Кинские были родственниками неких Тетауров, но это – лишь гипотеза. Тетауры первоначально являлись чешскими дворянами, но потом трансформировались в шляхту лужицко-сербскую. Версия о родстве двух фамилий родилась ввиду схожести их гербов: и там, и там — три волчьих зуба. В конце 16-го века из плеяды Кинских выдвинулся Радслав-старший. Предприимчивый и удачливый "бизнесмен" существенно увеличил семейные владения и имущество. Ловкий "Радслав-сеньор“, будучи опекуном сиротевших Тетауров, воспользовался упомянутым сходством гербов и развил бурную деятельность по приобретению письменных доказательств, гарантирующих его семье членство в господском сословии. Ради этого он даже подделал необходимые документы. В начале века 17-го он достиг вожделенной цели — „панское“ звание семье Кинских было наконец-то присвоено.

Скандалисты и интриганы

Брат Радслава, Ян, скончавшийся в 1590 году, был карлштейнским бургграфом. Человек с норовом, он поссорился с императором Рудольфом, был лишен должности и обвинен во лжи императорским чиновникам. От наказания по приговору суда его спасла лишь смерть.

С императором Рудольфом часто ссорился и другой представитель рода Кинских — Вацлав (1572-1626). Из ненависти к государю он поступил на службу к его брату и противнику Матиашу. Позже Вацлав, используя не совсем честные методы, получил несколько поместий, что вызвало бурю негодования среди представителей сословий. Кинский был даже осужден к смерти, но император даровал ему милость и жизнь, а наказание изменил на пожизненное заключение в крепости Кладско,  где к осужденному дворянину присоединилась и его супруга. С помощью верной женушки Вацлаву удалось бежать в Краков. Чешские сословия объявили вознаграждение за его голову. Но, когда в революционном 1618 году беглый дворянин вернулся на родину, ему удалось убедить сословных врагов в своей лояльности. Обходительный господин даже получил от бывших непримиримых противников поместье Хлумец, приобретение которого ранее стало предметом уголовного обвинения в адрес Кинского. Прирожденный интриган Вацлав, заигрывая с сословными повстанцами, вел и тайные переговоры с императором Фердинандом. К хлумецким подданным помещик относился настолько сурово, что крестьяне взбунтовались. Крепостные осадили его замок, а королевские комиссары, явившиеся из столицы для восстановления справедливости, препроводили Кинского опять в тюрьму. Но судьба снова улыбнулась ловкачу. Поскольку под замок его на этот раз посадил государь сословных мятежников, „зимний король“ Фридрих Пфальцский, то после проигранной повстанцами битвы на Белой Горе победивший Габсбург „узника совести“ Кинского щедро вознаградил за „диссидентство и верность престолу“. Хлумец уже в третий раз возвратился в его руки.

Отважные революционеры

Идейная борьба между протестантами и католиками разделила представителей рода Кинских. Иные его члены, напротив, бескомпромиссно встали на сторону сопротивления. Олдржих Кинский (умерший в 1620 году) принадлежал к числу тех, кто в 1618 году выбрасывал из окон Пражского Града королевских местоблюстителей Вилема Славату Хлумо-Кошумберкского  и Ярослава Боржиту Мартиницкого. Выброшенный с ними одновременно (и также оставшийся в живых) писарь Фабрициус жаловался потом, что Кинский во время дефенестрации был самым активным из „хулиганствующих бунтовщиков“. К своему "счастью", Олдржих умер еще до поражения сословного восстания. Имущество дворянина было конфисковано, а табличка с именем его символически была прибита к виселице, которой бы ему никак не удалось избежать, доживи он до трагического  дня 21 июня 1621 года, когда были казнены его товарищи по борьбе – 17 мещан, 7 рыцарей и 3 дворян.

Радслав-младший Кинский (скончавшийся в 1660 году), дворянин весьма образованный и знавший много европейских языков, был в самом начале восстания избран одним из его „директоров“ (так именовали себя сословные вожди), участвовал в антиимператорском сопротивлении, а потом был осужден к смерти и конфискации имущества. Спасло его лишь бегство в Голландию. За рубежом же нашли пристанище еще несколько членов семейства Кинских. Они основали в Бельгии и ганноверских землях дополнительные ветви фамилии. Но, когда их потомки в 18-м веке попытались найти общий язык с чешскими родственниками, то были отвергнуты ввиду религиозного антагонизма.

От судьбы не уйдешь

Без материальных потерь вышел из кутерьмы, начавшейся после поражения сословного восстания, другой Кинский – Вилем (1574-1634), что было особенно поразительно ввиду того, что он также являлся одним из бунтовщицких „директоров“. Однако этот счастливчик, несмотря на протестантское вероисповедание, был не только не наказан, но даже повышен до графского звания. Сие стало возможным ввиду того, что Вилем подружился с влиятельным герцогом Альбрехтом Вальдштейном, на чье могущественное покровительство новоиспеченный граф и сделал ставку. Но от судьбы не уйдешь: когда император Фердинанд принял решение чересчур шустрого герцога ликвидировать, то горькая судьба полководца накрыла черным плащом и друга-графа. Вторично Кинскому уже не удалось улизнуть от государевых палачей: вместе с Вальдштейном он был убит в Хебе офицерами императора, а все его имущество было конфисковано короной.

"Молчи, глупая, и учи язык чешский…"

История рода Кинских в Чехии продолжилась жизнью и судьбой Яна Октавиана (умершего в 1645 году), сына политически гибкого Вацлава. Ян Октавиан управлял имением в Хлумце в тяжелые времена Тридцатилетней войны. Он занимал ряд должностей при дворе и был за верную службу награжден графским титулом. Городу Хлумец он вернул его старинные привилегии и немало сделал для экономического подъема поместий. У Яна Октавиана было двое сыновей, Франтишек Олдржих (1634-99) и Вацлав Норберт (1642-1719).

Франтишек Олдржих был успешным политиком. Он служил в разных странах Европы императорским послом. Его карьера достигла апогея в 1683 году, когда он стал верховным канцлером Чехии. Сей муж принадлежал к числу наиболее влиятельных политиков при венском дворе. Помимо того, он был одним из тех, кто поддерживал патриотически настроенного чешского иезуита Богуслава Балбина. О национальном самосознании Франтишека Олдржиха свидетельствует его запись в дневнике, датируемая 1670 годом: „У меня была бурная ссора с женой (немкой), потому что она насмехалась над моим чешским языком; несколько раз ударил ее локтем, дабы примерно наказать дерзость ее…“

Садоводы и промышленники

После смерти скорого на руку чешского патриота Франтишека Олдржиха поместья унаследовал его брат Вацлав Норберт, существенно расширивший фамильные владения. Он был известным садоводом-любителем; в Хлумце построил парники для выращивания апельсинов, лимонов и инжира; плоды с его деревьев поставлялись к прусскому королевскому двору. Вацлав Норберт тоже был верховным канцлером Чехии с 1705 года; он владел поместьями Хлумец, Хоцень, Хроустовице, Каменице, Колодейе, Новый Град, Прчице, Ратайе, Росице, Рыхмбурк и Слоуп. В двух браках обзавелся огромным количеством детей, из которых совершеннолетия достигли восемь дочерей и девять сыновей. Отец семейства основал в имении Мостов стекольные заводы. С сыновьями Яном Вацлавом (1673-1733) и Бернардом Франтишеком (1696-1737) он поссорился и лишил их прав наследования. Следующие два его отпрыска, Йозеф Максимилиан (1705-80) и Франтишек Карел (1709-34; был смертельно ранен в битве у Гасталли), умерли бездетными. Йозеф Максимилиан прославился промышленной деятельностью: в северочешских поместьях создал ряд текстильных мануфактур и красилен полотна. В поселках Веленице и Линдава он организовал производство зеркал и развил стекольное дело; ему принадлежит идея (закончившаяся, правда, фиаско) выпускать стеклянный жемчуг.

Дуэлянты и просветители

Еще один сын Вацлава Норберта, Штепан (1679-1749), служил при дворе в Вене; он был направлен послом в Москву и Париж. Из обеих столиц дипломату пришлось удалиться после побед, которыми кончились его дуэли. За свои политические заслуги он в 1746 году был награжден княжеским титулом с правом наследования по прямой линии. Титул унаследовал его единственный сын Франтишек Йозеф (1726-52), который умер, не оставив наследника.
Княжеское звание прибрал к рукам племянник Ян Йозеф (1734-90), сын еще одного „Вацлаво-Норбертовича“ – Филипа Йозефа (1700-49). Последний парадоксально сочетал в себе качества крайне вспыльчивого человека и современно мыслящего политика; несколько лет работал австрийским посланником в Лондоне, а позже получил должность чешского канцлера, защищал права Чешского королевства, оказывал поддержку чешским историкам и ученым. Он также пытался создать в Праге Дворянскую академию, но война с Пруссией поставила крест на его проекте.
{mospagebreak}
Линия смельчаков

Существенных жизненных успехов достиг его сын, князь Франтишек Олдржих (1726-92): он участвовал в войнах с Пруссией, отличился в битвах у Колина и Ловосице и получил много боевых наград, включая самую высшую в Австрийской империи – Орден Золотого Руна.

Охота пуще курорта

Колонию Гайек, возникшую во второй половине 17-го века, в 1756 году приобрел Франтишек Олдржих Кинский, который приказал построить здесь небольшой охотничий замок. Он же основал в Гайеке курорт, а над источником, который считался лечебным, повелел построить часовню святого Панталеона в стиле позднего барокко. Кинские владели Гайеком вплоть до середины 20-го века, однако после смерти Франтишека Олдржиха в 1792 году большого интереса к этому месту не проявляли. В 60-х годах 19-го века, при Бедржихе Кинском, здание курорта было снесено, а часовню перестроили в псевдоготическом стиле. Заодно сменили и ее святого патрона — им стала Дева Мария; небольшой же замок в 1870 году переделали в охотничий дом. В 1948 году его вместе с лесами костелецкого имения национализировали; он достался в управление национальному предприятию "Восточночешские государственные леса". В 1992 году замок в рамках реституции вместе с окрестными лесами вернули Йозефу Кинскому; сегодня он служит нуждам его лесного управления.
Его внук, Фердинанд Ян Непомук (1781-1812) сражался добровольцем в наполеоновских войнах и умер в результате неудачного падения с боевого коня. Двое его сыновей основали две ветви княжеской линии. Младший, Йозеф Эрвин (1806-62), получил в наследство Костелец-над-Орлицей.

Костелецкий ампир и НИИ свиноводства

Городок Костелец-над-Орлицей был вместе с 15 деревнями продан в 1796 году Йозефу Кинскому. Тот решил построить резиденцию "посвежее". Этот план был осуществлен в 1829-33 годах по проекту венского архитектора Й. Коха в стиле ампир. Замок стал представительской резиденцией рода Кинских; он принадлежал фамилии вплоть до национализации  в 1948 году. Коммунисты передали объект НИИ свиноводства, разместившему здесь лаборатории, склады и офисы. В 1980 году здание передали под эгиду госслужбы охраны памятников истории в городе Пардубице. А в 1992 году замок по реституции вернули Йозефу Кинскому, который начал его комплексное обновление. Замок принадлежит к самым ценным чешским памятникам архитектуры в стиле ампир. Его окружает обширный (42 гектара) английский парк.

Это поместье находилось во владении рода вплоть до 1948 года, когда коммунисты конфисковали его у Франтишека Йозефа Кинского (1879-1975). Этот смельчак был одним из тех, кто в 1938-39 годах подписал патриотическую петицию чешских дворян против нацистской оккупации. Он и его сын Йозеф, родившийся в 1913 году, эмигрировать при коммунистах не стали, жили в Чехии и в 50-х годах подвергались жестоким репрессиям.

Патриоты, коневоды, коллаборационисты

„Примогенитурная“ ветвь рода, то есть по прямой первородной линии, продолжилась благодаря Рудольфу (1802-36), который прославился как жертвенный чешский патриот. Наряду с поддержкой отцов национального возрождения — Палацкого, Челаковского и Шафаржика, — самым славным деянием дворянина было основание "Матицы чешской" – организации, занимавшейся изучением и пропагандой чешского языка. Не случайно Йозеф Добровский посвятил Кинскому свою „Грамматику чешского языка“ (1822). Рудольф был венским правительством (якобы ввиду своей растущей популярности в Чехии) командирован от греха подальше посланником в Турин и Парму.
Его сын князь Фердинанд Бонавентура (1834-1904) большое внимание уделял коневодству. Он написал и, снабдив произведение богатым иллюстративным материалом, издал историю пардубицкой парфорсной охоты. Хотя он и был наследственным членом австрийской «палаты лордов», но общественной жизнью не интересовался и занимался лишь управлением семейным имуществом.  Именно благодаря ему Кинские начали ориентироваться и на промышленность; в их деревнях возникли сахарные, пивные и иные заводы. Умер он в 1904 году в результате неудачного же падения с коня во время охоты.

Потомки его сына Фердинанда (1866-1916) разделили эту ветвь на три „веточки“, существующие до сих пор. Средняя владела замком Моравский Крумлов, который у Кинских конфисковали после второй мировой войны. Ныне наследники этой ветви в большинстве своем живут в Австрии.

По законам "чешской приватизации"

Крепость Моравский Крумлов, основаннная в 1279 году, вплоть до начала Тридцатилетней войны принадлежала знатным господам из Липы.  Пертольд Богобуд из Липы (1590–1643) активно участвовал в восстании против императора, за что после поражения мятежников был приговорен к смертной казни, отсечению правой руки, конфискации титула верховного маршала Чехии и всего имущества. В части телесных наказаний амнистированный, Пертольд отправился в эмиграцию и умер в нищете в венгерской Скалице. Крумловское же поместье с замком император подарил Гундакару Лихтенштейну. Последними частными владельцами замка в первой половине 20-го века были Кинские (1908-45). Государство у них замок отобрало, а потом, в 1992 году, его приватизировало. По свидетельствам очевидцев, замок до сих пор ощущает на себе последствия приватизации "на чешский манер", которая завершилась крупной растратой имущества. Наиболее значительной частью интерьера, помимо часовни, является Рыцарский зал с нишами и каминами, а также чрезвычайно ценным циклом картин знаменитого чешского художника Альфонса Мухи "Славянская эпопея".

„Подветвь“ младшая до конца второй мировой войны владела замком Гораждевице; ее потомки, как правило, сегодня обитают в Германии. „Веточка“ старшая держала в руках замок Хоцень и другие поместья. Князь Олдржих (1893-1938) был во времена Первой республики известным спортсменом, принадлежал к числу самых лучших стрелков в стране, пилотировал самолеты и играл в водное поло. В конце 30-х годов он поддержал нацистский аншлюсс Австрии; вскоре после этого князь скончался. Поместья этой ветви в Чехии были конфискованы после второй мировой войны; ее потомки по большей части живут в аргентинском Буэнос-Айресе. Сейчас они пытаются (пока безуспешно) вернуть имущество во реституции.

Аргентинские бакенбарды

Центральной фигурой борьбы княжеской линии Кинских за богатства в Чехии является Франц Ульрих (он же — Франтишек Олдржих). Его породистое лицо с густыми седыми бакенбардами вот уже семь лет время от времени красуется на первых страницах чешских газет. Он требует, чтобы Чехия вернула ему имущество стоимостью примерно 40 миллиардов крон. Франц Ульрих имеет австрийское, аргентинское, чешское и, очевидно, немецкое гражданства. Его папа, князь Ульрих (Олдржих) Фердинанд якобы был одним деятелей печально знаменитой Судетонемецкой партии. После того, как Судеты были отданы Германии, князь Ульрих-Олдржих 20 ноября 1938 года стал гражданином немецким, но радовался недолго: уже 19 декабря того же года скончался в Вене. Его супруга Матильда по немецкому паспорту уехала 2 февраля 1940 года вместе с сыном в Аргентину. По поводу имущественных притязаний Францу Ульриху чехи ответствуют следующее: этот способ наследования был в Чехословакии отменен уже в 1924 году, а Конституционный суд ЧР в ноябре 2005 года принял решение, согласно которому нельзя требовать возврата имущества, конфискованного до 25 февраля 1948 года.

Хлумецкий генерал-гуманист

Графская линия рода была продолжена Франтишеком Фердинандом (1678-1741), который занимал ряд дипломатических и государственных должностей, последней из которых была функция верховного канцлера. В Хлумце-над-Цидлиной он велел построить новый замок в стиле барокко, который назвал Карловой Короной (Коруной) в честь коронации императора Карла VI.

Государевы обер-егери

Для строительства Карловой Короны в 1721-23 годах Франтишек Фердинанд Кинский пригласил выдающихся мастеров — итальянского архитектора Джованни Сантини Айхело и пражского зодчего Франтишека Максимилиана Каньку. Хлумец и Кинские тесно связаны со славной традицией парфорсной охоты и коневодства. Охота на диких животных была излюбленным развлечением дворянства. Немалое значение имел титул верховного егеря Чешского королевства, который часто присваивался Кинским. После 1948 года замок находился в собственности государства. Здесь, под эгидой Национальной галереи, была размещена экспозиция "Барокко". В 1992 году происходит реституция — имущество возвращается в руки Кинских. Культурная сокровищница замка была пополнена новой, интерьерной экспозицией, которая рассказывает об истории рода Кинских и коневодства в Хлумце.
{mospagebreak}
Самый младший его сын, граф Франтишек Йозеф (1739-1805) окончил Терезианскую рыцарскую академию в Вене. Во время Семилетней войны он постепенно рос в чинах, уже к 29 годам достигнув звания полковника. Он получил от императрицы Марии-Терезии задание – основать в венском Новом Городе современную военную академию. С большим успехом исполнив поручение государыни, граф был по достоинству вознагражден. Кроме того, Франтишек Йозеф занимался и научной деятельностью, был одним из основоположников Приватного ученого общества в Праге. Граф собрал обширную библиотеку, которую позже он завещал Университетской библиотеке в Праге. Он написал также насколько специальных педагогических работ, в которых развивал идеи Яна Амоса Коменского. Свое отношение к чешскому языку он сформулировал однозначно: „Признаю, что, как добрый потомок славян, унаследовал предрассудок, что родной речью француза является французский язык, а немца – немецкий, а потому для чеха родным должен быть язык чешский…“ Граф был религиозно толерантным гуманистом, филантропом и даже демократом, который мудрость и образование считал более серьезными преимуществами, чем благородное происхождение.

От крестьянского бунта до Нобелевской премии

Потомки его племянника Франтишека Фердинанда (1738-1806), при жизни которого произошло знаменитое крестьянское восстание в Хлумце-над-Цидлиной, и графскую линию также разделили на три „сублинии“. Самая младшая, потянувшаяся от Кристиана (1776-1835), жила преимущественно в Австрии и Венгрии; она прервалась в 1960 году. Средняя унаследовала поместье и крепость Слоуп в Чехии, а позже получила новые имения в Моравии, которые также были конфискованы после второй мировой войны.

Старшая графская ветвь продолжила традицию владения Хлумца-над-Цидлиной. Леопольд Йозеф (1764-1831) сражался в битве у Лейпцига, где был ранен. В Хлумце он оказывал поддержку художественно-патриотической деятельности здешнего уроженца Вацлава Климента Клицперы.
Одним из четырех сыновей графа Леопольда был Франтишек Йозеф (1779-1843), чья дочь Берта фон Зуттнер (1843-1914) была писательницей и восторженной пацифисткой. Ей удалось убедить Альфреда Нобеля учредить одну из его именных премий как раз за усилия по установлению мира во всем мире. Она же в 1905 году и получила эту премию.

Зденко — грузинский удалец

Следующим сыном Леопольда был граф Октавиан Кинский (1813-96), который стоял у истоков основания Пардубицкого парфорсного общества и был одним из инициаторов Большого пардубицкого дерби. Граф Октавиан прославился своим искусством наездника и грубыми шутками, которыми он одновременно и забавлял, и тиранил своих друзей. Будучи уже в весьма преклонном возрасте (70 лет), он вторично женился на цирковой наезднице Марии Штубенволль (1858-1909). Поскольку оба его брака были бездетными, Хлумец-над-Цидлиной унаследовал сын его брата Яна (1815-68), который женился на грузинской дворянке Ифигении Дадиани (1821-82).
Наследником Хлумца стал их сын, чехо-грузин Зденко (1844-1932), который прославился кавалерийским искусством; его кони достигли ряда крупных побед на скачках. Зденко обладал исключительными физическими данными. Он смог вплавь добраться по Дунаю из Вены в Братиславу и подумывал о том, чтобы переплыть Ла-Манш, но болезнь помешала ему осуществить этот план. Он шокировал окружающих тем, что смог во время езды в тоннеле перескочить из одного поезда в другой. В Хлумце удалец обогатил коллекцию картин произведениями замечательного художника Франтишека Райхмана, изображающими лошадей.

Жокей голубых кровей и Красный Крест

После смерти Зденко Хлумец перешел по наследству к его сыну графу Зденеку Радславу (1896-1975), который пытался издавать чешский аналог знаменитых немецких „готхайских“ альманахов – периодических выходящих перечней живущей шляхты. Во время первой мировой войны, находясь в плену в России, он отказался вступить в чехословацкий легион. Граф хотел, чтобы было создано Чешское королевство, но потом смирился с новой республикой. В 1919 году он, уже офицер чехословацкой армии, участвовал в боях с войсками Венгерской Советской республики. Зденек Радслав также продолжал традицию предков – выращивал коней и исполнял обязанности президента Жокей-клуба. В 1938-39 годах, так же, как и ряд других членов рода Кинских, Зденек Радслав подписал обе антинацистские петиции чешских дворян, а во время войны ему несколько раз грозил арест. В 1945 году он участвовал в восстании против немцев. Его сестра Нора (1888-1923) переводила литературу с французского на чешский, а во время первой мировой, будучи делегатом Красного Креста, работала в Восточной Сибири и на Кавказе.

Из дальних странствий возвратясь

После коммунистического путча 1948 года поместья Хлумец-над-Цидлиной и позже унаследованный Кинскими Ждяр-над-Сазавой были у графов конфискованы. Граф Зденек Радслав с тремя детьми бежал за границу и жил в Западной Европе. Его старший сын, граф Вацлав Норберт (родившийся в 1924-м и умерший совсем недавно, в 2008-м) после 1989 года получил по реституции поместье Хлумец-над-Цидлиной. В эмиграции он жил в Италии и женился здесь на Анне Марии дель Борго-Нетолицки. Вместе они воспитали двух сыновей — Джованни и Пио; первый из них реституировал крепость Кост.

Кость в горле

Крепость Кост была построена в середине 14-го века. Сначала она принадлежала Вартемберкам, потом — Кунштатам и Зайицам. Микулаш Зайиц во времена гуситских войн превратил Кост в надежную опору католицизма. По легенде, крепость безуспешно осаждал Ян Жижка; перед тем, как увести войско не солоно хлебавши, гуситский гетман якобы изрек: "Кость принадлежит псу!" Потом крепостью владели Лобковицы, Вальдштейны, Чернины из Худенице и Нетолицкие. В 1879 году крепость унаследовал по матери, урожденной Вратислав-Нетолицки, итальянец Фламино дель Борго. Он выучил чешский язык и отправился осмотривать владение. Анна Мария дель Борго-Нетолицки, внучка старика Фламино, курсировала между Италией и Чехословакией, пока коммунисты в 1950 году не конфисковали Кост, создав здесь музей искусства готики и ренессанса. Но спустя 43 года крепость возвратили этому роду. В интерьерах инсталлированы портреты представителей рода Кинских; интересна и оснащенная в стиле ренессанс кухня. Часть экспозиции рассказывает об уголовном праве 16-18-го веков. Интерес Джованни Кинского дель Борго к стрелковому оружию стал поводом для создания соответствующей выставки в крепостном музее.

Младший сын Зденека Радслава, граф Радслав, известный ученый-иммунолог,  после „бархатной революции“-1989 получил в собственность поместье Ждяр-над-Сазавой — замок, 5600 га лесов, 470 га прудов и 180 га сельхозугодий. В октябре сего года, в возрасте 80 лет граф, являвшийся по материнской линии потомков короля Йиржи Подебрадского и доводившийся дядей нынешнему чешскому министру иностранных дел Карелу Шварценбергу, скончался.  

Монастырская эстафета

Исторический центр города Ждяр-над-Сазавой находится в ареале бывшего монастыря цистерцианцев и замка, который принадлежит Радславу Кинскому. В 1252 году основатели города, Бочек из Обржан и Смил из Лихтенбурка пригласили группу монахов из Непомука, которым даровали землю для постройки монастыря. Он достиг наибольшего расцвета в первой половине 18-го века, под руководством аббата Вацлава Веймлувы. В тот же период проходила перестройка здания в стиле барокко, которую проводил архитектор Сантини. После упразднения монастыря в 1784 году его ареал стал хозяйственным центром и замком. Сейчас здесь располагаются, помимо офиса графа Кинского и приходского управления, несколько интересных экспозиций и выставок. Всемирно известны, например, крупнейший в Европе музей книги, постоянная выставка "300 лет фортепиано", экспозиция из жизни архитектора Сантини и Галерея Кинских.
Хотя сегодня род Кинских уже не играет столь важную роль в жизни чешского общества, как прежде, но не стоит забывать, что долгие годы он принадлежал к числу знатнейших аристократических семей Чехии. Его члены вошли в историю страны прежде всего как покровители наук, искусств и важнейших национально-государственных институтов. Историки признают, что без  поддержки и вклада Кинских возникновение современной чешской нации было бы гораздо более трудным и продолжительным процессом.

"Магистральная" ветвь

Главной в роду Кинских из Вхинице и Тетова считается линия княжеская, которая вот уже 262 года бесперебойно генерирует титульных представителей, имеющих право украшать древний герб рода княжеским плащем. Вот они, поименно и со спутницами жизни:
Штепан Вилем I (1679-1749)
Франтишек Йозеф II (1726-52)
Франтишек Олдржих III (1726-92; супруга — Мария Сидония графиня фон Гогенцоллерн-Гехинген)
Йозеф IV (1751-98; супруга — Мария Роза графиня Гаррах)
Фердинанд Иоганн Непомук V (1781-1812; супруга — баронесса Мария Каролина фон Керпен)  
Рудольф VI (1802-36; супруга — графиня Вилемина Коллоредо-Мансфельд)
Фердинанд Бонавентура VII (1834-1904; супруга — принцесса Мария Лихтенштейн)
Карел VIII (1858-1919)  
Рудольф IX (1859-1930)
Олдржих Фердинанд X (1893-1938; супруга — Матильда фон Буше-Хадденхаузен)
Франтишек Олдржих XI (родился в 1936 году; супруги: первая — Роберта Каванаг; вторая — графиня Гелена Гуттен-Цапская)
Карел Максимилиан, граф Кинский (будущий XII-й князь Кинский; родился в 1967 году; супруга — Мария де лос Долорес Беккар Варела)
Вацлав Фердинанд граф Кинский (будущий XIII-й князь; родился в 2002 году)  

21 декабря 2008
журнал «ЧЕХИЯ – панорама» 6(17)/2008
Александр Гайдамацкий

Поделитесь со своими близкими!

Подпишитесь на нашу еженедельную email рассылку!

PharmMark.Ru - Фармацевтические сайты, создание, продвижение, SEO