Гранатовый браслет Богемии

tumblr_muwsjwFjjo1rxcfmpo5_400[1]Чешский гранат есть драгоценный камень, принадлежащий к большой группе, из которой специалистам известны примерно 16 гранатов, в основном, очень редких. Чаще всего в природе встречаются две группы: глинистые и известковые гранаты. Глинистых насчитывается три: чешский гранат, или пироп, альмандин и редкий спессартин.
Пироп, окрашенный железом и хромом, бывает всегда огненно- или темно-красным, густота красок не снижается даже у самых мелких зернышек размером в 2 мм. Альмандин бывает малиново-красным, пиральмандин имеет коричневый или фиолетовый оттенок. Пироп даже путают с альмандином, их взаимное различение — до сих пор весьма сложная задача даже для специалистов.

Исторические месторождения чешского граната были с древних времен до конца 19-го века известны лишь в Чехии, больше всего – в горных массивах Чешского центрального нагорья; менее качественные гранаты добываются в окрестностях Колина-над-Эльбой и в области, примыкающей к Крконошским горам.
В течение 20-го века ювелиры начали привозить в Европу пироп из Южной Африки, главным образом, из Танзании, а также американский – из Аризоны.

С древних времен до средневековья

Пироп на территории Чехии спонтанно собирали уже кельты. Заочную торговлю пиропом и его ювелирную обработку ввели в обиход варварские племена германцев во времена великого переселения народов (вторая половина 5-го — 6 вв.). К наиболее древним реликвиям тех времен принадлежит убранство франкского короля Хилдерика I, который жил в 436-482 годах и владел современной Францией. Его могила, полная золотых монет, посуды, оружия, одежных и обувных ювелирных украшений с использованием гранатов, была вскрыта в 1653 году на территории имения ценителя искусств эрцгерцога Лепольда Вильгельма Габсбургского. Врач вельможи, Жак Чиффле, задокументировал несколько сотен предметов и издал сей список с собственными цветными иллюстрациями. Император Наполеон Бонапарт потом использовал королевские сокровища для политической пропаганды в пользу своего правительства; из всего этого богатства он выбрал гранатовую пчелу, сделав ее своей личной эмблемой. Вскоре после этих приснопамятных событий большую часть клада похитила «Красная шапочка» — так называлась знаменитая в те годы банда французских разбойников. Остатки былой роскоши невостребованно пылились в Кабинете медалей Королевской библиотеки в Париже, пока в 80-х годах века 20-го не начались активные археологические исследования погребений династии Меровингов.

На убранство из могилы Хилдерика чрезвычайно похоже украшение меча из гроба германского вельможи, похороненного в Блучине-Цезав недалеко от Брно; археологи откопали его в 1953 году. Вельможа, вооруженный по-военному, очевидно, погиб, находясь при исполнении дипломатической миссии и направляясь с визитом к гуннам. Чешские гранаты здесь (так же, как и на браслете Хилдерика) послужили в качестве глазков на изображении головы некоего животного.

Средневековье в Чехии

Чешские золотых дел мастера начали использовать чешский гранат примерно в 13-14-м веках. Среди немногочисленных материальных свидетельств этого творчества к наиболее старым сокровищам, кроме коронационного креста короля Пршемысла Отакара I, который сегодня находится в сокровищнице кафедрального собора в Регенсбурге, относится также подвеска, найденная на участке, принадлежавшем монастырю крестоносцев возле пражского Карлова моста.

Во времена правления императора Карла IV Люксембургского и его сына Вацлава IV о гранате часто упоминают как в эпической литературе, так и в научных медицинско-астрологических книгах, так называемых Лапидариях. Например, в романе об Александре Великом правитель, заступающий на престол, во время коронации ознакомлен с семью добродетелями, олицетворяемыми семью ступенями лестницы, которая ведет к королевскому трону. Первая ступень сделана из аметистов, вторая – из смарагдов, третья – из топазов, четвертая – из гранатов, пятая – из алмазов, шестая – из золота, а седьмая – из грязи. Король, становящийся на четвертую ступень, должен был преодолеть все свои отрицательные качества, так же, как гранат побеждает остальные драгоценные камни; он должен при этом «краснеть от стыдливой скромности и вести себя порядочно». Примерно так же – как символ человеческих добродетелей — фигурирует гранат и в легенде о жизни святой Екатерины. Создатель первого латинско- чешского словаря, Магистр Кларет, причисляет гранат к замечательным драгоценным камням. Он предложил для перевода латинского термина carbunculus использовать чешское наименование «зрнакоч», которое не прижилось, так же, как и название «искрик».

Ренессанс и маньеризм

В начале нового времени были усовершенствованы методы поиска, добычи и обработки граната. Ранее практиковавшийся сбор чешского граната прямо на полях между городами Литомнержице и Тршебенице был описан природоведом и горных дел экспертом Георгиусом Агриколой (1494-1555), по происхождению – врачом из Яхимова. Он же первым описал и глубинную добычу граната с помощью шахт, которые выкапывались, а потом оснащались деревянным креплением.

Гранатовую шахту, например, основал пражский монетных дел мастер Лазарь Эркер (1594). Впрочем, большая часть чешского граната тогда экспортировалась в виде сырья. Огранщики чешского граната и их изделия попадали в Чехию из центра развития этого ремесла – Германии, в частности, земли Баден (Фрейбург-на-Брейсгау, Вальдкирх) и Нюрнберга. Там, кроме двух десятков гранильщиков, сверлильщиков и специалистов по нанизыванию гранатовых четок, работали такие выдающиеся мастера, как Клаудиус де Круа (Кройц), который усовершенствовал гранение с помощью новых фацетов и экспериментировал с имитацией драгоценных камней при помощи цветного стекла, подобно пражскому художнику Кашпару Легману.

Лекарь императора Рудольфа II Ансельм Боэтиус де Боот в минералогическом справочнике Gemmarum et lapidum historia (1609), помимо всего прочего, точно описал все месторождения чешского граната и впервые его назвал нынешним именем — granatus bohemus. Ко двору императора с севера Италии явились огранщики и глиптики из рода Мизерони (Милан) и Каструччи (Флоренция), они создали широкий реестр граненых драгоценных камней, а также декоративных камней; прежде всего, они резали посуду из хрусталя, агата, яшмы, ляпис-лазури; они же составляли мозаичное украшение мебели, часов и музыкальных шкатулок. Итальянцы дополняли все это мелкой декорацией из чешских гранатов, чаще всего – в виде рамочек и веночков. Последний из знаменитых этих мастеров, Фердинанд Эусебио Мизерони работал в Праге вплоть до 1683 года.
Техника и сноровка резчиков и гранильщиков драгоценных камней развивались в мастерских, расположенных в Праге (Бубенеч), Брандысе-над-Эльбой или в Чешском Крумлове.

Барокко

К главным атрибутам католического богослужения и культа со времен раннего барокко принадлежали сосуды, драгоценности, обрамленные гранатами, гранатовые четки и гранаты с серебряной филигранью. Историк и чешский патриот Богуслав Балбин (1679) хорошо понимал хозяйственное значение гранатовых полей в Чехии, критиковал тягу к стихийному обогащению со стороны иноземных торговцев и недостаток предприимчивости местных жителей. Около 1700 года для Праги были типичными отделанные филигранью кубки для мессы и рамочки из чешских гранатов; чрезвычайно распространены они были были также в Хебе, среди товаров из баварских и аугсбургских земель. В комбинации с бирюзой и иными контрастными с точки зрения цвета камнями они использовались, в частности, на литургических сосудах, инструментах и медальонах.

На рубеже 17-18 веков в Праге владела монополией на огранку чешских гранатов одна гранидьная мастерская «Йиржи Виттгалер и сыновья». Здесь, к примеру, гранилось сырье из имения князей Лобковиц в Билине; наиболее значительные примеры этого творчества сохранились в сокровищнице их пражского фонда – Лореты на Градчанах. Иные гранильщики работали в местечке Ровно под Тросками и в Турнове; они также довели до совершенства стеклянные имитации чешского граната, отливаемые в формах или обрабатываемые сжатием в клещах и гранением. Со второй половины 18-го века огранка гранатов начала возвращаться в Чехию. Тому способствовали охранительные инструкции императрицы Марии Терезии и ее сына Иосифа II: запрет на экспорт гранатового сырья из страны и охрана местного предпринимательства.

Классицизм и «бидермейер»

Вышеупомянутые декреты императрицы Марии Терезии и Иосифа II привели к установлению монополии местных добывающих компаний и гранилен в районе Литомнержице, в области, примыкающей к Крконошским горам, в местечке Светла над Сазавой, а также к распространению деревенского, то есть местного гранения. Начиная с 80-х годов 18-го века пришло время первой конъюнктуры промышленности по производству гранатов, которая проявилась в росте местного спроса и успехах заграничной торговли в Германии, Франции и Италии. В ювелирном деле доминируют гранатовые кораллы на длинных, в несколько рядов, шнурах, и браслеты на обе руки. На перстнях, в соответствии с буквой минералогической моды эпохи классицизма и «бидермейера» комбинируются гранаты с хрусталем, цитрины, агаты и ляпис-лазурь. С той поры сохранились драгоценности с самыми крупными гранатами (около 6 миллиметров в диаметре), а также первые примеры качественной огранки. Выдающиеся ювелирные произведения начинают использовать чешский гранат хотя бы в мелких деталях.

Что до сувенирных сентиментальных украшений, в это время часто употреблялись человеческие волосы. Согласно тогдашним образцам дамы могли сами сплести себе браслет или колье из волос близкого человека; ювелир потом добавлял к нему пружины для укрепления конструкции, а также золотые пряжки. Существовали специализированные мастерские, где качество волосяного творчества улучшалось конскими волосами.

Мещанские сельские и народные драгоценные украшения

Гранатовые драгоценности (рамки для монет, медалей и медальонов, цепочки, крестики, перстни), аксессуары для одежды (чепчики, пряжки, крючки, застежки, пуговицы ) и другую галантерею в период с так называемого сельского барокко по историзм 19-го века не использовали исключительно провинциалы. Многое из таких товаров покупали и бедные слои мещан.

Ювелиры из мелких мещан начиная с первой половины 19-го века имели сильную конкуренцию в лице промышленных заводов металлической галантереи; дешевые варианты современных драгоценностей предлагались на рынках. Раннее производство, кроме Праги, сосредоточилось в Северной Чехии, в тогдашнем Литомнержицком крае (простиравшемся от Билины до Дечинского района); мощными традициями славились земли вокруг Турнова, Крконоше и Броумова. В последней четверти 19-го века центр тяжести переместился на промышленную бижутерию в Либерецком и Яблонецком районах, где прежние образцы были постепенно заменены новыми, а в начале 20-го века (как правило, это связано с первой мировой войной) и вовсе исчезли.
В ожерелья монтировались старые использованные серебряные монеты, оптически увеличиваемые рамкой из серебряной филиграни, чаще всего —  юбилейные талеры и монеты в 20 грошей габсбургских государей 18-го – первой половины 19-го веков.
{mospagebreak}
Самыми популярными гранатовыми украшениями второй половины 18-го и целого 19-го веков были крестики. Их не носили лишь старые дамы или вдовы. Крестик можно найти как на шее ганацкой модели Веруны Чудовой, нарисованной Манесом, так и на декольте австрийской императрицы Елизаветы, если не считать остальных крестиков, размеров побольше, повешенных на груди священников в качестве их чиновничьего знака.

Промышленный дизайн в гранатовых драгоценностях начал утверждаться с конца 18-го века, особенно же развился он с середины века 19-го, в том числе – под влиянием рекламы на всемирных выставках, начиная с самой первой, в Лондоне, в 1851 году, где чешские производители гранатов регулярно получали премии. Конъюнктуру использовали северо-чешские производители металлической бижутерии, например, фирма Августа Мензела в Яблонце над Нисой и другие в этом краю, а также в Праге. Они изготовляли одновременно более дорогие украшения с чешскими гранатами и более дешевые – со стеклянной имитацией.

Историзм

В гранатовых драгоценностях и в галантерее с 40-х годов 19-го века можно проследить параллели трех художественных стилей: нового барокко, новой готики а после 1870 года – и нового Ренессанса. Чешские гранаты комбинируются с речными жемчужинами; иногда они имеют в центре большую жемчужину и размещенные по оси подвижные подвески. Постепенное исчерпание гранатовых месторождений ведет к тому, что величина гранатов в украшении уменьшается до 1-5 миллиметров; больше внимания уделяется декоративному монтажу.

Новоготические формы использовались прежде всего на литургической посуде; гранатовые украшения, кроме Праги, мощно «лоббировали» венские мастерские и заводы общеимперского значения, например, Йиндржих Грохман и Брикс & Андерс. Чешским фирменным продуктом, наряду с крестиками, в 60-х годах 19-го века становятся модные овальные броши с застекленным медальончиком на портретной фотографии.

Около 1870 года новый Ренессанс с точки зрения стиля обогатил гранатовое украшение античным декором. В число образцов это направление проникло также благодаря специальным школам: главный дизайнер эпохи, архитектор Йозеф Шульц, преподавал в 1874-1885 годах в Профессиональной школе для золотых дел мастеров в Праге; ювелирная школа в Турнове с 1874 года ориентировалась на получившие признание эталоны, прежде чем ее учителя создали собственную традицию.

Промышленный дизайн

Гранатовые украшения были прежде всего серийным промышленным товаром; широкое предложение образцов было условием успешной торговли. С 80-х лет 19-го века большая часть производства и дистрибьюции украшений сосредоточилась в больших фирмах, в которых работали десятки рабочих и работниц, поставляли им прессованные рамки и камни. К их числу относились семейные заводы Руммелей, Керлицких и Кершей, Ян Рейман, Вацлав Немец, Ян Экерт или Альфред Поллак в Праге, с сетью торговых представительств в чешских курортных городах, в Вене, в Германии и России. В борьбе с такими фирмами тяжело было продвинуть какое-нибудь необычное предложение; оригиналы авангардистских художников составляли лишь малую часть общего производства. Старые образцы держались в коммерческом предложении даже полвека!

Жанровые фигурки животных, атрибуты повседневной жизни или цивилизации проникали в форму гранатовых украшений в конце 19-го – начале 20-го веков. Гранатовый завод Кершей – отца Максимилиана и сына Моисея – в Праге был знаменит этими тематическими украшениями; они были типичны как сувенирные предметы для посетителей курортов. Керши имели филиалы в Карловых Варах и Вене. Их продукция отличалась высоким качеством ремесленного исполнения. Гарантией был также знак мастера KER, стоявший на каждом украшении, включая обычный металл. Деятельность фирмы трагически завершилась транспортировкой Моисея в Терезин в 1942 году.

Модерн, авангард и ретроспективный стиль

Современный стиль обработки гранатов вступил в конфликт с традиционным на Всеобщей земской юбилейной выставке в 1891 году. Павильон, названный «Ретроспективная выставка», включал в себя более тысячи исторических образцов художественного ремесла, которые должны были послужить современникам как прямые эталоны. Примерный метод взял на вооружение Ян Коула. Экспозиция «гранатчиков» бвла разделена на две части, в центральном Индустриальном дворце значительное место было отведено крупнейшим фирмам поставщиков двора Его Императорского Величества и чиновников Коммерческой и предпринимательской палаты под предводительством ее президента, золотых дел мастера Вацлава Немеца.

От помпезных представительских рамочек и монтажа посуды авангардизм отличался простотой геометрических форм драгоценностей и огранки гранатов (так называемой кабошоны), самое большее – с низкими фацетами по краям. Краеведческая выставка в 1895 году, напротив, внесла в репертуар гранатового бизнеса ретроспективно больше народных орнаментов, мотивы гранатов, роз, тюльпанов и спиралей.

Авангардистское украшение эпохи функционализма и кубизма подало о себе знать примерно в 1908 году проектами Йозефа Гочара и Рудольфа Стокара (Турновская школа). Логическим продолжением этих проектов было ювелирное творчество в 20-х годах 20-го века; все до сих пор имевшиеся эталоны повторяются взаимно заменяются вплоть до настоящего времени.

Последние два десятилетия перед возникновением самостоятельной Чехословакии в области ювелирного дела и медального производства ознаменовались, наряду с мотивами модерна, также тематикой национальных символов, чаще всего – липовыми листьями, королевской короной или лавром, обвитым триколором.
Современные тенденции в ювелирном деле достигли своего пика после первой мировой войны, с изменением стиля жизни и экономической конъюнктуры. Мировой успех чешскому гранату в последний раз принесли всемирные выставки Expo 1958 в Брюсселе и Expo 1972 в Монреале.

Коллекции

Национальный музей в Праге располагает почти неизвестной исторической коллекцией чешского граната. Это собрание имеет более 800 художественных и этнографических произведений с украшениями из чешского и иных гранатов (особенно альмандина, пиральмандина, изредка гезонита), а также их стеклянных имитаций.
После основания музея в 1818 году коллекцию начали пополнять предметы из числа даров и завещаний отдельных лиц. Первое приобретение европейского масштаба датируется 1831 годом, речь идет о даре курортного врача из города Теплице.

На рубеже 19-го и 20-го столетий первый профессиональный куратор коллекции, архитектор Ян Коула (1855-1919) начал систематически покупать предметы из граната у пражских антикваров (Карел Хаура, Отто Моравиц, Лео Поппер, Йозеф Штайер и другие), а также продал музею несколько исторических драгоценностей из собственной коллекции. Он сам также рисовал эскизы украшений и глиптики с использованием гранатов. Труды господина Коулы продолжил археолог и историк искусства Карел Гут (1878-1943).

Далее исторические драгоценности даровали пражские золотых дел мастера-патриоты Карел Руммел, Йозеф Рудольф Керлицкий (1889), ювелиры Ченек и Винценс Шеборы (1895), председатель товарищества пражских золотых и серебряных дел мастеров Франтишек Гашек (1908), Антонин Райхельт (1909-10), Вацлав Войтех Бубеничек (до 1891) и получившая в наследство его завод Вильма Крамериова (1913). Коллекцию из 40 работ ювелира Яна Рейманна, оставшуюся после его смерти, даровала его дочь Луиза Лоренцова-Рейманнова (1918). В 1899 году была куплена коллекция древнейших перстней собирателя, адвоката и помещика Штепана Эмануэла Бергера (1844-1897), первоначально бывшего юридическим представителем Национального музея. Из упразденного Промышленного музея Войты Напрстека в Праге (1860-1892) была в Национальный музей переведена коллекция исторических и современных  драгоценностей заводского производства, помимо всего прочего – дары семей Тыршей-Фигнеров, Роттнеров, ювелира Лудвика Пихлера и модели драгоценностей Профессиональной школы для золотых дел мастеров в Праге. Музейное собрание тогда имело профиль историко-документальный, в самом широком смысле слова рассказывало об использовании гранатов в истории и в материальной культуре Чешского королевства.

Из значительной этнографической коллекции драгоценностей немецкого текстильного фабриканта Эдуарда Лангера-Шролла в Броумове (1852-1914) происходит собрание, насчитывающее 240 наименований мещанских и сельских драгоценностей с чешскими гранатами, стеклянными имитациями и монетами. Из наследия пражской коллекционерки и владелицы антикварного магазина Кристины Шаковой (+1970) происходит коллекция драгоценностей 18-го – первой половины 20-го веков. К числу наиболее ценных комплектов принадлежат выстаовчные коллекции 14 работ лучших пражских ювелиров эпохи fin-de-siecle на оригинальных подложках Земской юбилейной выставки в Праге в 1891 году.

В 1960-88 годах кураторы музея Зорослава Дробна и Дагмар Стара коллекцию расширили с помощью систематических покупок в пражских антиквариатах драгоценностей 19-го – первой половины 20-го веков. Однако предметы остались рассеяны по четырем депозитариям; большая часть коллекции не прошла через гемологический анализ и реставрацию; эти мероприятия были проведены лишь после исследования в 1998-2002 годах. Оно проходило по линии художественно-исторического анализа и пробирного дела, а также гемологии (Ярослав Гиршл). Технико-ремесленные вопросы были решены при помощи золотых дел мастеров Андрея Шумберы, Владимира Чижковского и гранильщика драгоценных камней Петра Штястного.

11 марта 2008
журнал «ЧЕХИЯ – панорама» № 2(13)/2008

Поделитесь со своими близкими!

Подпишитесь на нашу еженедельную email рассылку!

PharmMark.Ru - Фармацевтические сайты, создание, продвижение, SEO